Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Без тенденциозности
БЫЛО ЛИ ЭТО КОМЕТОЙ?
И.СМЕТАНИН, Томск, научный центр сибирской метеоритики
А.ЗОЛОТОВ, ПО СЛЕДАМ ГОСТЯ ИЗ КОСМОСА
В.БРОНШТЭН, ГИПОТЕЗЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ СВОЕ МЕСТО
В.ФЕСЕНКОВ, МЕТЕОРИТ ИЛИ КОМЕТА?
К.ФЛОРЕНСКИЙ, «ТУНГУССКОЕ ДИВО»- ПОЙМАННАЯ КОМЕТА
И.Т.ЗОТКИН, К.П.ФЛОРЕНСКИЙ, Встреча с кометой
Н.СПИРИНА, СУРОВО НАКАЗАТЬ БАНДИТОВ
Общественность требует...
Каталог
А.ЗОЛОТОВ, ПО СЛЕДАМ ГОСТЯ ИЗ КОСМОСА
"Смена", 1962, № 17, с. 26—27; № 18, с. 20—21; № 19, с. 30—31.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 1960-1969 » 1962 » А.ЗОЛОТОВ, ПО СЛЕДАМ ГОСТЯ ИЗ КОСМОСА

Читатели нашего журнала, очевидно, помнят рассказ писателя Александра Казанцева «Пришельцы из космоса?», опубликованный в «Смене» (№№ 8, 9, 10 за прошлый год). В нем приводились некоторые данные об исследованиях советских ученых в районе падения Тунгусского метеорита, который ряд специалистов склонны рассматривать не как метеорит или комету, вторгшуюся в земную атмосферу, а как результат ядерного взрыва неведомого космического тела.
Во многих письмах в редакцию читатели просили подробнее рассказать об этих исследованиях. Сегодня мы начинаем печатать отрывки из дневника доцента А. Золотова, который за последнее время трижды побывал в районе Тунгусской катастрофы и вместе со своими товарищами сделал там любопытные наблюдения и открытия.

А. ЗОЛОТОВ
ПО СЛЕДАМ ГОСТЯ ИЗ КОСМОСА

Отрывки из дневника

20 апреля 1959 года.

До сих пор я думал, что вопрос о Тунгусском метеорите каким-то образом решен. А сегодня ночью прочитал рассказ А. Казанцева «Пришельцы из космоса?», где он пишет, что Тунгусский взрыв остается загадкой. Страшно захотелось поехать туда, в Тунгусскую тайгу, на место катастрофы, и посмотреть все своими глазами.

1 августа 1959 года.

За последние три месяца собрал и изучил почти всю литературу по Тунгусскому метеориту. Вот что я теперь знаю.

30 июня 1908 года ранним утром в атмосферу Земли влетело космическое тело и взорвалось над Тунгусской тайгой в бассейне реки Подкаменная Тунгуска, в 65 километрах от фактории Ванавара. Взрыв космического тела произвел огромные разрушения в тайге. Миллионы вековых деревьев сибирской тайги на расстоянии 20—22 километров от эпицентра взрыва были повалены, словно спички. Звук чудовищного взрыва был слышен на расстоянии до тысячи километров. На сотни километров содрогалась земля. Падали с ног люди и животные. Из окон домов вылетали стекла. Взрывная волна дважды обошла вокруг Земли и была зарегистрирована во многих обсерваториях мира.

Девятнадцать лет спустя, в 1927 году, в район взрыва первым проник советский ученый Л. А. Кулик. Он обнаружил радиальный вывал леса. Однако в центральной части вывала Кулик нашел район стоячего леса с обожженными сучьями и оборванными вершинами — он назвал его «телеграфным» лесом. Кулик отмечал также, что мох, кустарник и деревья получили ожог мгновенно и что область ожога почти совпадает с областью вывала леса. Кулик представлял, что Тунгусское космическое тело является железным метеоритом. Четыре года он искал осколки метеорита, но поиски не увенчались успехом: метеоритного вещества обнаружено не было. Гибель Л. А. Кулика во время Великой Отечественной войны прервала исследование «Тунгусской тайны».

В 1947 году К. П. Станюкович и В. В. Федынский разработали теорию кратерообразующих метеоритов. С точки зрения этой теории тело, движущееся со скоростью более 5 километров в секунду, при ударе о землю взрывается. При ударе о земную поверхность движущегося с большой скоростью космического тела вся кинетическая энергия этого тела переходит в тепловую — создается «тепловой» взрыв. При взрыве метеорита в земной поверхности образуется кратер. Поэтому такие метеориты называют кратерообразующими. Тунгусский метеорит должен был образовать кратер более километра диаметром и несколько сот метров глубиной. Авторы этой гипотезы считают, что кратер затянуло на месте предполагаемого падения метеорита в Южном болоте.

В 1958 году, 19 лет спустя после последних работ Л. А. Кулика, Комитет по метеоритам АН СССР организовал новую экспедицию в район катастрофы под руководством К. П. Флоренского. Экспедиция провела большую работу по изучению района вывала леса и поискам метеоритного вещества. Однако такого вещества не нашли. Не нашла экспедиция и никаких следов метеоритного кратера в районе Южного болота. Эти результаты поколебали представления о Тунгусском космическом теле как о «ратерообразующем метеорите. У членов экспедиции появилось предположение о возможности взрыва космического тела в воздухе, но окончательных выводов по этому очень важному вопросу не было сделано.

Я не понимал, почему все исследования района Тунгусской катастрофы проводились лишь с «метеоритной» точки зрения. Почему исключалась возможность взрыва иного характера, например, в результате термоядерной реакции?

Хорошо известно, что наиболее характерными последствиями атомного взрыва являются световой ожог и радиоактивность. К тому же при атомном взрыве радиус области ожога должен быть близок к радиусу заметных механических повреждений. По описаниям, в районе Тунгусской катастрофы радиус области ожога деревьев равнялся 15— 18 километрам, а радиус области вывала леса был, 20—22 километра. Значит... Значит, предположения требовали проверки на месте.

18 августа 1959 года

Наконец-то мечта начинает претворяться в жизнь! У меня на квартире лежит полностью приготовленное походное снаряжение для двух человек. Второй участник похода — мой сослуживец, научный сотрудник Иосиф Гецелевич Дядькин. На работе у нас отпуск. Мы отправляемся на восток, в далекую и загадочную для нас Ванавару — ближайший населенный пункт от места Тунгусской катастрофы.

В общем виде задачу экспедиции мы сформулировали следующим образом: каков характер взрыва Тунгусского космического тела — ядерный или не ядерный?

У нас сложилось мнение, что этот вопрос является в настоящее время узловым, без решения которого не может быть решена и вся проблема Тунгусского метеорита. Мы задались целью изучить наиболее характерные признаки взрыва, которые отвечали бы на вопрос «да — нет» (ядерный — не ядерный), признаки, по которым можно было бы определить скорость и размеры космического тела, энергию и температуру взрыва и т. д. К таким характерным признакам мы отнесли явление лучистого ожога деревьев и радиоактивность почвы и растительности в районе взрыва.

Исследование всей проблемы мы разделили на два основных этапа. Сначала нам надо было заняться изучением характера и силы взрыва, а уж потом выяснить природу космического тела — естественное оно или искусственное.

В первую очередь следовало собрать фактический материал и образцы для исследования лучистого ожога деревьев и радиоактивности почвы и растительности в районе катастрофы. Такой материал нам был необходим для организации в будущем экспедиции, где вместе с нами должны работать и специалисты по ядерной физике.

24 августа 1959 года.

Сейчас уже не то, что во времена Кулика: тогда до места катастрофы надо было два месяца добираться по таежным тропам. Мы потратили лишь несколько дней, и вот — Ванавара. По дороге сюда мы повстречали томскую экспедицию под руководством Геннадия Плеханова, которая изучала металлометрию и радиометрию местности, проверяя гипотезу о ядерном взрыве Тунгусского метеорита.

Прежде чем выйти в тайгу, решили провести облет участка катастрофы на самолете, чтобы получить общее представление о районе разрушений. Для облета заказали специальный рейс на маленьком самолете—«ЯК-12» Для нас это было странным и необычным: самолет-такси. Самолет был дан в наше распоряжение на полтора часа.

Под нами проплывала тайга, словно бескрайнее зеленое море. Но это была не просто тайга, это была тайга, которая видела и принимала Гостя из Космоса! Уже более полувека хранит она Его Великую Тайну!

Мы перелетели небольшой хребет, и перед нами открылась панорама Великой котловины, окаймленной цепью невысоких гор. В центре котловины раскинулось знаменитое Южное болото, где «упал» загадочный Тунгусский метеорит!

У подножия горы Стойковича показались избушки — метеоритная заимка Кулика. Сделали круг над избами и над Южным болоте и полетели на запад. Здесь поваленные деревья лежали вершинами на запад, но вывал леса был заметно слабее, чем на южном направлении. А в двадцати пяти километрах от заимки Кулика, на встречном западном вывале леса, вершины деревьев были направлены на восток.

По свидетельству эвенков, на северо-восточных отрогах Лакурских хребтов, расположенных на юго-запад от Южного болота, oни видели широкую канаву, которая кончалась большой ямой. Воды здесь не было, поэтому эвенки прозвали эту канаву «Сухой речкой». В связи с этим высказывалось мнение, что Тунгусское космическое тело под небольшим углом упало на склоне хребта Лакура, образовало глубокую борозду и, разорвавшись на части, рикошетом полетело дальше, в сторону Южного болота. Это так называемый «рикошетный» вариант падения Тунгусского метеорита, высказанный И. М. Сусловым 1927 году. С этой точки зрения поиски «Сухой речки» имеют очень большое значение для разгадки «Тунгусской тайны». Но мы не нашли канавы, напоминающей «Сухую речку».

Откуда же взялась колоссальная энергия, которая произвела разрушения в тайге? Десятки миллионов вековых деревьев на протяжении десятков километров лежали сплошным настилом. Расчеты и сравнение разрушений в тайге с разрушениями от крупных взрывов показывают, что Тунгусский взрыв равен взрыву мощностью около 10 миллионов тонн тротила. Иными словами, чтобы произвести разрушения, подобные тем, которые мы только что видели, надо взорвать сразу около 500 атомных бомб.

Раньше все было просто: считали, что в Южное болото упал гигантский, весом около миллиона тонн, обычный (железный или каменный) метеорит, раскаленные газы обожгли и повалили деревья, образовавшийся кратер со временем разрушился и затянут болотом.

Но вместе с кратером болото затянуло решение всей проблемы Тунгусской катастрофы, ее изучение оказалось в тупике, Не случайно, что за 51 год со времени падения на землю космического тела Тунгусская катастрофа так и осталась неразгаданной тайной природы.

Разглядывая из самолета грандиозный веер, образованный миллионами поваленных деревьев на пространстве в несколько десятков километров вокруг Великой котловины, подумал, что обычный метеорит так взорваться не может. Здесь произошло что-то посложнее. Тунгусская катастрофа — это новое, еще не изученное, а возможно, совсем неизвестное человеку явление природы. Чтобы разгадать Тунгусскую тайну, нужен более широкий научный подход, новая методика исследований. Если ее разработать, то при современном уровне науки и техники Тунгусская проблема может быть полностью решена в течение нескольких лет.

31 августа 1959 года

Позади трое суток пешего перехода. Вот последнее болотце, и мы входим в лес на склоне горы Стойковича. Переход завершен — мы в эпицентре Тунгусского взрыва!

Входим в избушку — здесь работал Леонид Алексеевич Кулик. На стенах висит инструмент, которым пользовался ученый, на полках стоят многочисленные колбы, пробирки и склянки. По-видимому, это была лаборатория, в которой Кулик и его соратники проводили свои исследования.

Приступаем к измерениям и обследованию местности. Идем по просеке на юг по направлению к Южному болоту. Среди молодого растущего леса резко выделяются сухие, мертвые деревья с обожженными сучьями — «телеграфный» лес. Выходим на опушку — перед нами на много километров мягким зеленым ковром раскинулось болото. Здесь, на этой стороне, на горе Стойковича, сохранился стоячий лес на корню, а на той стороне, за сопкой, распластался поваленный лес.

Какая сила и какая волна— взрывная или баллистическая — произвела все эти разрушения? Вот первый вопрос, на который надо получить ответ. Почему? Да потому, что взрывная волна образуется во время взрыва тела и имеет сферическую форму, она распространяется из единого центра и производит разрушения радиально по всем направлениям. Баллистическая волна создается при движении тела в воздухе со сверхзвуковой скоростью и имеет конусообразную форму, подобно волне на воде, возникающей во время движения парохода. Она не имеет единого центра и производит разрушения полосой симметрично по обе стороны от траектории полета тела. Но ведь здесь, в районе катастрофы, деревья лежат, положив вершины радиально, во все направления. Значит, Тунгусское космическое тело не просто ударилось о землю, а взорвалось. Но где произошел взрыв — на земле или в воздухе?

1 сентября 1959 года

Вечер уходит на размышления. После увиденного есть о чем подумать. Если бы космическое тело упало и взорвалось при ударе о землю и при этом выделилась энергия, способная повалить лес на расстоянии до 20— 22 километров, то на месте падения образовался бы кратер диаметром более километра и глубиной в несколько сотен метров. Но за многие годы исследований никакого кратера на месте катастрофы не было найдено. Наоборот, в эпицентре взрыва сохранился стоячий лес на корню. Как это могло случиться? Причина может быть только одна — взрывная волна здесь двигалась сверху вниз. Значит, космическое тело не упало на землю, оно взорвалось в воздухе!

На какой же высоте произошел взрыв?

Крупные воздушные взрывы имеют свою теорию. Та картина, которую мы увидели в тайге, переведенная на язык математических

соте не менее 5 километров — высота взрыва примерно равна радиусу области стоячего леса.

Занимаемся измерениями радиоактивности почвы и растений в эпицентре взрыва. Она здесь в 1,5—2 раза больше, чем по краям вывала леса. Чем это обусловлено — содержанием естественных или искусственных радиоактивных элементов? Чтобы прийти к определенному выводу, надо взять для исследования как можно больше образцов. А много ли унесешь в рюкзаке? Решаем сжигать чурки. Ведь интересующие нас радиоактивные элементы должны остаться в золе. «Кочегарим» на железных листах под старым навесом. Идет проливной дождь. Здесь единственное сухое место в тайге. Работа продвигается споро — от огромной охапки чурок остается маленькая щепотка золы и небольшая груда углей.

Я готовился расколоть на чурки очередной спил дерева, когда заметил, что годичные слои далеко не одинаковой толщины. Почему? Может быть, во время роста дерева вместе с соками из почвы через корневую систему поступают и растворенные радиоактивные вещества? Так я загорелся идеей исследования радиоактивности древесины по годичным слоям.

Ясно, что во время роста дерева большая часть соков, которые впитываются через корневую систему, идет на образование нового годичного слоя древесины. Во внутренние слои их попадает куда меньше. Следовательно, со времени заражения местности радиоактивными осадками (если таковое было!) радиоактивность новых слоев древесины должна резко увеличиться. Очень интересное явление! Растущее дерево не только является индикатором повышения радиоактивности, но и указывает на время заражения местности продуктами ядерного взрыва. Значит, оно может быть своеобразным радиоактивным календарем!

Я приготовил новые образцы для сжигания и пошел на опушку леса на берег Южного болота. Здесь лежала спиленная молодая лиственница. Ей оказалось всего 37 лет, а диаметр составлял 33 сантиметра! Толщина годовых колец достигала 5—6 миллиметров, в то время как у сухих лиственниц, которые росли до катастрофы в этом же месте, толщина колец не превышала 0,3—0,5 миллиметра. После катастрофы лес начал расти здесь в 10 раз быстрее! Не образовались ли в почве после взрыва вещества, стимулирующие рост растений?

3 сентября 1959 года

Вчера вечером мы закончили работу в эпицентре по программе-минимум и сегодня рано утром отправились в обратный рейс, на Ванавару.

Несмотря на то, что провиант у нас уже на исходе, рюкзаки не стали легче: место съеденных продуктов заняли образцы. Каждые пять километров делаем остановки для исследования степени ожога деревьев. Рассматриваем каждый обугленный сучок, каждое обожженное место на дереве. Сучки как будто срезаны огнем. Вот рядом толстый и тонкий, а обожжены одинаково. Вот очень тонкие, не толще спички, сучки, которые уцелели, хоть и находятся в соседстве с обожженным толстым сучком.

Существует несколько мнений о причине ожога тунгусских деревьев. Одни считают, что здесь был обычный лесной пожар. По мнению других, деревья были обожжены непосредственно раскаленными газами, сопровождавшими полет космического тела. Третьи придерживаются гипотезы об ожоге в раскаленной зоне сжатия взрывной волны. Четвертые утверждают: ожог произведен световыми лучами в момент взрыва.

Тунгусский пожар после взрыва характерен тем, что он одновременно возник на площади около 30 километров в диаметре и очень быстро — в тот же день — погас. Очевидцы отмечали, что над тайгой поднялись клубы черного дыма, но дым и «облако пепельного вида» к 2—3 часам дня совершенно исчезли.

Ясно, что обычный лесной пожар таким кратковременным на столь большой площади быть не мог, он вьется сравнительно узкой длинной полосой по направлению ветра, и для распространения пожара на 30 километров лес должен гореть несколько дней. Например, недавний лесной таежный пожар близ поселка Ванавары дал такой густой черный дым на многие сотни километров, что в районе Кежмы и Ванавары самолеты не могли летать в течение 10 дней.

Тунгусский пожар знаменит и другой особенностью. Он возник хоть и на большой площади, но отдельными очагами. В зоне ожога до сих пор чередуются участки обожженного и необожженного, стоячего и поваленного леса. В районе эпицентра среди обожженного леса-сухостоя в самом пекле взрыва сохранились целые рощи живого леса, растущего и сейчас.

Эти факты отрицают возможность ожога леса раскаленными газами или взрывной волной, так как в этом случае ожог должен быть сплошным: раскаленные газы и взрывная волна в зоне своего действия должны были выжечь все подряд без всяких перерывов. Остается последнее предположение — ожог тунгусских деревьев произошел от светового облучения взрыва. Но как же тогда объяснить чередование обожженных и необожженных участков леса? К сожалению, этого я пока еще не знаю.

К нашему старому шалашу на берегу реки Макирты, примерно в 20 километрах от эпицентра, приходим засветло. Это место очень важно для исследования, так как здесь проходит граница сплошного вывала леса, а на границах всегда находятся интересные вещи.

Иосиф стал разводить костер и готовить ужин—он был сегодня дежурным,— а я пошел обследовать местность. Мое внимание привлекло высокое сухое дерево, которое стояло у подножия горы. Я подошел « «ему и стал обходить кругом. Это была старая лиственница в возрасте около 300 лет и высотой около 25—30 метров. Имея крепкую корневую систему, она осталась стоять на корню. Почти все сучья у лиственницы были оборваны, но — странное дело! — явно неравномерно: в одном направлении оборваны, а в другом — нет, «Да это же направленный обрыв сучьев взрывной волной!» — мелькнула у меня мысль, Я поспешно вытащил карту и компас. Проверил азимут — среднее направление передних и задних необорванных сучьев точно пересекало эпицентр взрыва и точно совпадало с направлением поваленных деревьев в данном месте. Это значило, что боковые сучья были оборваны взрывной волной. Вот это здорово!

Если радиальный вывал леса означает, что сильные разрушения при катастрофе произведены в основном взрывной волной, то направленный к эпицентру обрыв сучьев говорит о том, что не только сильные, но и слабые разрушения произведены взрывной, а не баллистической волной — в данном месте баллистическая волна распространялась перпендикулярно взрывной волне и должна была оборвать передние и задние сучья лиственницы. И если в области своего наиболее сильного воздействия баллистическая волна не оборвала даже сучьев, значит, она была не просто слабее, а намного слабее взрывной волны.

Это уже фактический материал для оценки скорости космического тела. Разница в силе взрывной и баллистической волн означает, что скорость движения Тунгусского космического тела была невелика. Во всяком случае, никак не 50—60 километров в секунду, как утверждают И. С. Астапович и Е. Л. Кринов.

25 ноября 1959 г.

Сегодня, в 10 часов вечера, закончил последний опыт из первой серии предварительных лабораторных работ по исследованию тунгусских образцов. Анализ и обобщения приводят к выводу, что Тунгусский взрыв имел ядерный характер.

Почему? Да потому, что зона лучистого ожога деревьев почти равна зоне вывала леса. А ведь при обычном взрыве она была бы в 10 раз меньше зоны вывала леса! Расчеты показали, что доля световой энергии Тунгусского взрыва составляет около 30 процентов от общей энергии, что характерно только для ядерного взрыва.

При обычном химическом взрыве на световое излучение расходуется всего несколько сотых долей процента полной энергии. Эти данные дали возможность определить, что первоначальная температура в области взрыва составляла несколько десятков миллионов градусов. Колоссальная температура при взрыве свидетельствовала об огромной концентрации энергии в малом объеме. И еще: слои древесины тунгусских деревьев начиная с 1908 года оказались зараженными искусственными радиоактивными элементами.

25 декабря 1959 г.

Закончил отчет точно к назначенному сроку. В отчете приводятся следующие основные данные: высота взрыва не менее 5 километров; полная энергия взрыва — 4 1023 эрг, что эквивалентно взрыву 10 миллионов тонн тротила; световая энергия взрыва — 1,2 1023 эрг; доля световой энергии от полной энергии взрыва — около 30 процентов, то есть такая же, как и при ядерном взрыве. Первоначальная температура взрыва — 60—80 миллионов градусов.

Отчет отправлен в Академию наук СССР и в Комитет по метеоритам.

14 января 1960 г.

Я остался очень доволен: наш отчет рассматривался в Академии наук СССР. И что самое главное и важное для меня — на заседании ученых-физиков была отмечена правильность методики наших исследований. А правильная методика исследований всегда должна привести к истине, к разгадке изучаемого явления!

28 мая 1960 г.

Ознакомился с рецензиями на наш отчет, полученными из Комитета по метеоритам. В них полное отрицание научной ценности нашей работы. Самую большую рецензию написал К. П. Флоренский. Взрыв космического тела в воздухе и особенно то, что именно взрыв послужил причиной вывала леса, являются для него «вовсе не доказанными и весьма сомнительными». Ему, оказывается, еще нужно выяснить, что вызвало вывал леса: взрывная или баллистическая волна. Он не считает доказанным наличие лучистого ожога в Тунгусской тайге.

14 июня 1960 г.

Закончила свою работу IX метеоритная конференция в Киеве; семь докладов на конференции были посвящены Тунгусскому «метеориту».

Самым важным результатом конференции по тунгусскому вопросу является, на мой взгляд, признание взрыва космического тела в воздухе. Впервые высказанное в 1946 году предположение А. П. Казанцева наконец-то, 14 лет спустя, официально признано на метеоритной конференции. Автоматически и неизбежно признается световой ожог деревьев как причина пожара в районе катастрофы. Старое положение о кратерообразующем «метеорите», взорвавшемся при ударе о землю, противоречит фактам и опровергнуто.

В качестве новой гипотезы на конференции была высказана мысль о том, что Тунгусский «метеорит» представлял собой ядро ледяной кометы, которое могло взорваться в воздухе при скорости около 30—40 километров в секунду.

Однако такая большая скорость тела не является доказанным фактом. Я выступал в прениях. Говорил о малой скорости Тунгусского космического тела, о радиоактивном календаре, о стимуляторе роста растений и световом ожоге деревьев.

Однако эти соображения не были приняты во внимание. Критика нашей работы была столь уничтожающей, жестокой и необоснованной, что превратилась в свою противоположность: она породила во мне еще большую силу к сопротивлению и продолжению начатой работы.

12 июля 1960 г.

После признания взрыва Тунгусского космического тела в воздухе вместе со старой гипотезой о кратерообразующем «метеорите», взорвавшемся при ударе о землю, становится неубедительной и новая гипотеза о ледяной комете. Дело в том, что по «кометной» гипотезе космическое тело должно иметь большую скорость. А по нашим данным, это как раз не так. Поэтому центральным вопросом Тунгусской проблемы теперь стал вопрос о скорости космического тела. Если она была порядка 30—40 километров в секунду, то тело могло взорваться в воздухе из-за быстрого испарения за счет разогрева при торможении. Если же скорость была втрое меньше, то тело не могло взорваться за счет энергии своего движения. Стало быть, нужно искать другую причину взрыва. Тело могло взорваться за счет внутренней энергии самого тела — химической или ядерной.

Думаю, что нашей главной задачей должно быть выяснение вопроса о характере Тунгусского взрыва: ядерный или не ядерный? До сих пор нет ни одного факта, который бы говорил в пользу большой скорости Тунгусского космического тела.

13 августа 1960 г.

Сегодня я держал в руках не что-нибудь, а подписанное решение об организации экспедиции в район Тунгусской катастрофы 1908 года. Наконец-то мы едем и даже не едем, а летим со скоростью «метеорита» к месту его катастрофы.

1 сентября 1960 г.

Наконец закончили подготовку экспедиции для работы в тайге. Сегодня на вертолете прибыли на заимку Кулика. Вертолет — замечательный транспорт, особенно для таежных условий.

Благодаря настойчивому вторжению техники в таежный быт мы имели необычный для этих мест вид. Я вышел из вертолета в обыкновенном городском костюме, с чемоданом в руках. С чемоданом в тайгу! Расскажи я такое кому-нибудь десяток лет назад, никто бы не поверил. Сегодня это привычно и не вызывает удивления.

Так же, как и в прошлом году, мы встретили здесь другие экспедиции. Они уже закончили свою работу и выходили из тайги. Этим летом в тайге работало около 70 человек — вот это размах!

6 сентября 1960 г.

Наш первый маршрут — обработка Северного радиуса. Его длина — двадцать километров. Затем пройдем по пятнадцатикилометровому Западному, семнадцатикилометровому Восточному и двадцатипятикилометровому Южному радиусам. Затем еще семьдесят километров до Ванавары. А сколько до разгадки тайны? Сто? Тысяча?

Задача у нас на первый взгляд несложная: «понравилось» дерево —спиливай, забирай образец для исследований радиоактивности и годичных колец. Попался «сухостой» — лиственница или кедр, обожженные тем загадочным пожаром 1908 года,— еще интереснее: а вдруг это как раз то самое, заветное? Спилишь, а внутри разгадка, словно в волшебной сказке!

Нет. Здесь не так. Здесь труд, поиски, надежды...

8 сентября 1960 г.

Находки и удачи, наверное, всегда приходят неожиданно. Так было и сегодня, на четвертом километре Северного радиуса.

Молчаливые деревья, высокие и стройные, угрюмо хранили тайну, лишенные возможности рассказать о ней людям. Мы пробирались молча. Вдруг прямо перед собой я увидел белый ствол березы. Корявый и невысокий, всего метров двадцать, он носил следы давнишнего ожога. Старая живая береза! Было чему радоваться. Раньше никому из нас не приходилось слышать о березах в эпицентре, которые пережили бы взрыв и пожар. Это была первая. Но, радуясь находке, мы и не предполагали, что стоим рядом с ключом к разгадке одной из тайн взрыва!

Неторопливо, словно раздумывая вслух, Константин Дмитриевич Янковский, старый, опытный лесничий, принимавший участие еще в экспедиции Л. А. Кулика в 1929—1930 годах, а теперь работающий в нашей группе, сказал:

— Раз береза жива, значит, пожар был слабым. Листья у нее нежные, сильного жара не выносят. Береза, как правило, гибнет гораздо раньше, чем другие деревья.

Так вот оно что! По лиственницам, пережившим катастрофу, трудно определить температуру, при которой они погибают, а по березам это сделать, оказывается, легче. Я сразу перевел эти факты на язык параметров взрыва. Константин Дмитриевич подсказал такое, что нам и не снилось: возможность определения координат Тунгусского взрыва — той неизвестной и, может быть, заоблачной точки, в которой произошел заключительный акт великой катастрофы!

Действительно, зная общую энергию взрыва, эквивалентную семи — десяти миллионам тонн тротила, можно определить расстояние от точки взрыва!

Известно, что береза погибнет при 100— 120 градусах. Я тут же сделал предварительный подсчет. Температура у поверхности Земли в эпицентре атомного взрыва, произведенного на высоте 600 метров, равна 250 градусам. Атомный взрыв создаст температуру в 100—120 градусов у поверхности Земли, если заряд взорвется на высоте 1 200—1 500 метров. А эквивалентный термоядерный взрыв, равный по мощности Тунгусскому взрыву, создаст эту температуру при высоте взрыва около 6—7 километров. Стало быть, высота Тунгусского взрыва была не менее 5 километров. Если бы взрыв был ниже 5 километров, то береза погибла бы. Высота взрыва, вычисленная по этим данным, совпадает с высотой, определенной по размерам области стоячего леса.

Мы с любопытством посмотрели вверх, «отыскивая» в голубом небе таинственную точку, из которой пятьдесят два года назад в бок мирно вращавшейся Земле ударил сокрушительный заряд. Но небо было чистым и безмолвным...

Зато лес... Нет, лес не будет молчать. Он основной свидетель катастрофы. Поэтому именно он, погибший, сохранившийся и выросший вновь, поможет раскрыть загадку.

21 сентября 1960 г.

Погода замечательная: в этих северных местах давно пора быть снегу, а все еще ярко светит солнце, тепло. Теперь уже мы исследуем Западный маршрут. На первых трех километрах обнаружили интересное явление: часть деревьев, стоящих на корню, подверглась световому ожогу, другая — нет. Таких деревьев здесь много — целые рощи. Видимо, здесь было какое-то своеобразное экранирование. Что-то заслонило многие деревья от огненного луча. Надо искать причину... На четвертом километре пути нам встречается кедр. Он необычен: у сухого, погибшего 52 года назад дерева сохранились верхние ветки! Янковский утверждает, что при обычном верховом таежном пожаре у вспыхивающего, как свеча, кедра никак не могут остаться ветви.

Спиливаем дерево. Оказалось, что и обгорели ветви необычно: среди обожженных много совершенно не пострадавших от огня. Значит, тепловой луч проник «зайчиками», обжег те ветви, которые не были защищены соседними, игравшими роль местного экрана.

Что ж, друзья скептики, и это не аргумент в защиту светового ожога?

Крона кедра в три-четыре раза плотнее, чем у лиственницы. Если поставить рядом три кедра, снизу не увидишь неба. Видимо, поэтому чередование ожогов мы встречали только у кедров. А их, отмеченных этим своеобразным знаком, очень много в эпицентре взрыва, в области стоячего мертвого леса.

Было четыре часа дня, мы уже хотели поворачивать «домой», как вдруг словно что-то толкнуло в грудь, и я даже остановился: вокруг нас была старая, пережившая катастрофу и совсем не поврежденная тайга. Не отдельные экземпляры, а сплошной массив живых, хмурых и диких в своем молчании деревьев!

Быстро спилили одну лиственницу. В волнении кинулись к срезу... Так и есть: бросился в глаза аномальный прирост. Годичные слои начиная с 1908 года шире старых в два с половиной — три раза. Сам по себе факт такого прироста не нов. Еще в 1958 году была обнаружена подобная аномалия. Тогда К. П. Флоренский объяснил ее увеличением притока света и удобрением почвы после катастрофы.

Но здесь-то вывала не было, тайга не тронута! Световой режим не изменился, удобрений не прибавилось. Значит, на увеличение прироста повлиял какой-то новый, еще неизвестный науке фактор, начавший действовать после взрыва 1908 года? Что это за таинственный стимулятор роста, образовавшийся в почве, и как его найти?

22 сентября 1960 г.

Нам требовалось «взять» последнюю «точку» на пятнадцатом километре. Утром встали — тайгу не узнать: кругом бело от выпавшего снега. Идем молча, внимательно осматривая окрестности и любуясь природой. Трудно описать, как красиво в тайге, когда выпадает первый снег. Какое сочетание красок! Обычно в природе бывает сочетание красок одного или двух сезонов. А здесь вокруг нас белый ковер снега, золото пожелтевших лиственниц и вечная зелень елей, сосен, кедров.

27 сентября 1960 г.

Скоро возвращение. Закончено обследование трех главных радиусов: Северного, Западного и Восточного. Сегодня покинули заимку Кулика. Лагерь разбили на пристани у реки Хушма — это уже на пути в Ванавару.

Последний поход на Южное болото принес удачу. Раньше неоднократно высказывались предположения, что это болото образовалось в результате падения метеорита. Так ли это? И вот мы идем по болоту. Прошли примерно половину и... ступили на твердую землю. Под ногами у нас коренная земля. Остров поднимался всего на двенадцать—пятнадцать метров над окружающим пространством. Он представляет собой участок сухого сосново-лиственничного таежного бора, что подчеркивает его былую связь с материковой тайгой. Бор сбегает по склонам холма и почти без всякого перехода «ныряет» в болото.

На вершине холма — остатки старого стойбища. Здесь до катастрофы проходили эвенкийские тропы. В некоторых местах тропы «ныряют» в болото, идут по дну, выходят на другой стороне. По какой же причине произошло затопление котловины: в результате взрыва или каких-либо естественных причин? Это пока неизвестно.

Никто из нас не встречал в литературе сообщений об этом острове. Поэтому на правах первооткрывателей с общего согласия мы дали острову имя «Космический» — в знак того, что рождению его способствовали внеземные силы.

4 октября 1960 г.

За сегодняшний день прошли 35 километров. В семь часов вечера были уже в Ванаваре. Первый вопрос, которым нас встретили ванаварцы: «Что же это был за взрыв — метеорит или межзвездный корабль?» Однако отвечать на этот вопрос еще рано: нет достаточных данных.

Главная трудность Тунгусской проблемы заключается в том, что космическое тело не упало на Землю, оно взорвалось в воздухе. Взрыв произошел при очень высокой температуре, все вещество испарилось и рассеялось на большой площади. Сейчас его очень трудно найти. Но и собранный материал показывает, что метеорит или комета так взорваться не может. Здесь явление гораздо сложнее.

Мы надеемся, что наши исследования помогут разобраться в этой великой и сложной тайне Тунгусской тайги.

22 октября 1960 г.

Закончилась наша вторая экспедиция, сегодня улетаем домой. Как и в прошлом году, впечатлений очень много и еще больше вопросов. Но на этот раз мне хочется отметить не только результативную, но и методическую сторону исследования.

Метеоритная экспедиция 1958 года под руководством Флоренского обнаружила аномальный прирост деревьев после катастрофы и объяснила это явление действием света и удобрений. Вывод был прост: все ясно, изучать нечего.

Мы считаем, что в результате Тунгусского взрыва образовалось вещество, стимулирующее рост растений. Наличие стимулятора, образовавшегося во время взрыва, ставит ряд новых вопросов. Какой это стимулятор? Какова его природа? Что это: химическое действие или радиоактивное излучение? Можно ли такое вещество получить в земных условиях? Если да, то как применить его для ускорения и усиления роста растений? Какова возможная роль стимулятора в народном хозяйстве?

И вот два вывода, основанных на различных методах, дают диаметрально противоположные результаты. Один вывод останавливает дальнейшие исследования, другой дает новое направление для дальнейших исследований и порождает новую, самостоятельную задачу для биологии. Кто из нас прав?

27 апреля 1961 г.

Закончил отчет о результатах экспедиции и отправил его на обсуждение в Академию наук СССР и в Комитет по метеоритам.

Обработка и обобщение фактического материала приводят к выводу о ядерном характере Тунгусского взрыва. Все основные выводы нашей первой экспедиции подтвердились. Получены и новые данные. Мы определили траекторию космического тела: оно двигалось с юго-запада на северо-восток; его скорость была не более 5 километров в секунду. Стало ясно, что взрыв произошел не за счет кинетической энергии движущегося космического тела, как это считалось ранее, а за счет внутренней энергии тела — химической или ядерной. Данные о радиоактивности и силе светового импульса говорят в пользу ядерной энергии. Теперь уже очевидно, что вывал леса произведен не баллистической, а взрывной волной. И, наконец, ускоренный прирост растений в районе катастрофы, по нашему мнению, объясняется действием вещества-стимулятора, образовавшегося в почве в результате взрыва космического тела.

Как и в прошлом году, отчет получил две оценки: ученые-физики отнеслись к нашей работе положительно, Комитет по метеоритам — отрицательно. Да, оказывается, убедить себя и убедить других — это далеко не одно и то же. Ну что ж, нужно продолжить исследования и собирать еще более убедительные факты, чтобы познать Истину и разгадать Великую Тайну.

24 августа 1961 г.

Мы снова летим! При поддержке президиума Академии наук СССР нам разрешено провести новые опытные работы в районе Тунгусской катастрофы.

Нас семь человек: Анатолий Девятов, Аня Дивеева, Юрий Ефремов, Светлана Семенова, Шамиль Яфаров, Юрий Вавилин и я.

В семь часов утра на самолете «ЛИ-2» вылетели из Красноярска в Кежму. Енисей покрыт густым туманом. Сверху он кажется широкой снежной долиной. Утро ясное, солнечное и тихое, как в летний день 30 июня 1908 года. 7 часов 15 минут.

Здесь в эти часы 53 года назад летел загадочный пришелец из космоса.

Внизу медленно проплывает тайга. И вдруг... Под крылом самолета показались густые белые клочья. Сначала я думал, что это облака, но потом сообразил, что это туман, так как клочья висели на высоте не более 50—100 метров от земли и располагались вдоль долины узкой длинной лентой.

— Ребята, смотрите! Клочковатый туман! — закричал я, хватая фотоаппарат.

Я долго искал, что же могло быть своеобразным прерывным экраном от светового излучения взрыва. Почему некоторые небольшие участки леса, даже в эпицентре взрыва, оказались необожженными, в то время как кругом стоял обожженный лес? Облака? Но большинство очевидцев говорили, что утро в день взрыва было солнечным и безоблачным. Облако дыма? Но оно должно быть сплошным. Я искал причину в небе, а она оказалась почти на земле.

Когда дует ветер, туман быстро рассеивается. А когда ветра нет, то порой возникают условия, при которых, медленно поднимаясь, он отрывается от Земли и образует мелкие, но густые, непрозрачные хлопья размерами от нескольких десятков до нескольких сотен метров. Эти-то хлопья тумана и могли предохранить отдельные участки леса от светового ожога!

Клочковатые хлопья мчались под нами почти в каждой долине. Мы непрерывно щелкали фотоаппаратами, фиксируя различные варианты «туманных облаков». Я перестал фотографировать лишь тогда, когда кончилась пленка. На этом обрываются записи в дневнике, переданном редакции «Смены» А. В. Золотовым перед отъездом в новую экспедицию.

В июне нынешнего года в Ленинграде состоялась X Всесоюзная метеоритная конференция, созванная Комитетом по метеоритам Ака­демии наук СССР. На конференции снова развернулась горячая дискуссия вокруг Тунгусской проблемы.

В связи с этим мы обратились к участнику конференции известному советскому астроному Ф. Ю. Зигелю с просьбой ответить на ряд вопросов.

— Что сейчас достоверно и бесспорно в проблеме Тунгусской катастрофы!

— Общепризнаны и не вызывают сомнений следующие факты. Тунгусская катастрофа была вызвана вторжением и взрывом космического тела, а не какой-нибудь «земной» причиной. Тунгусское тело не было метеоритом в обычном понимании этого слова, то есть телом железным или каменным. Не было оно и железно-каменным куском космического вещества. Взрыв Тунгусского тела произошел на высоте 5—6 километров над земной поверхностью. Общая энергия взрыва составлял. 1023 эрг, что эквивалентно взрыву нескольких крупных водородных бомб. Вывал леса в районе катастрофы носит строго радиальный («центральный») характер и вызван только взрывной волной. Тунгусское тело двигалось в земной атмосфере по очень пологой траектории, составлявшей с горизонтом угол не больше 8 градусов. Что касается скорости, массы, орбиты, физической природы космического тела, то они пока остаются спорными Именно вокруг них и ведутся научные дискуссии. Разумеется, выяснению истины в первую очередь помогут дальнейшее изучение фактического материала и открытие новы фактов, относящихся к катастрофе.

— Какие новые аргументы высказали сторонники «кометной» природы Тунгусского тела?

— В основном докладе, посвященном Тунгусской катастрофе, К. П. Флоренский повторил уже изложенные им в печати утверждения, что найденные их экспедицией магнезитовые и силикатные шарики есть якобы остатки кометы. В докладе К. П. Станюковича рассматривалась грубо упрощенная схема испарения метеорита, вызвавшая критические замечания академика Б. П. Константинова, который указал, что эта схема сможет стать убедительной лишь при учете ряда дополнительных фактов.

К сожалению, автор «кометной» гипотезы в ее современной редакции академик В. Г. Фесенков в докладах и в прениях ни единым словом не высказал своего отношения к Тунгусской проблеме.

— Придерживаетесь ли вы «ядерной» гипотезы в этой проблеме?

— Да, «ядерная» гипотеза представляется мне наиболее убедительной. Основные ее тезисы, подтверждаемые исследованиями А. В. Золотова, о чем он пишет, в частности, в своем дневнике, таковы: взрыв Тунгусского тела произошел в воздухе, без удара о землю; тело это не было метеоритом; взрыв его произошел главным образом за счет выделения внутренней энергии; этой внутренней энергией является ядерная энергия.

После шестнадцатилетней полемики и новых исследований обстоятельств Тунгусской катастрофы в последние годы первые два положения, ранее казавшиеся многим абсурдными и даже «антинаучными», ныне общепризнаны. В последних своих работах В. Г. Фесенков, Б. Ю. Левин, К. П. Станюкович и другие сторонники «кометной» гипотезы были вынуждены под натиском фактов признать, что роль внутренней энергии Тунгусского тела при его взрыве была существенной. Правда, они полагают, что источником внутренней энергии являлись интенсивные химические реакции веществ, составлявших ядро кометы (метана, аммиака и других), с кислородом воздуха. Однако почти мгновенный «химический» взрыв возможен лишь при очень высокой дисперсности («раздробленности») космического вещества. Между тем Тунгусское тело пролетело в плотных слоях атмосферы около тысячи километров, а значит, оно было не роем частиц, а очень плотным монолитом, способным выдержать огромное сопротивление атмосферы вплоть до высоты 5—6 километров. Но такой сверхпрочный монолит не мог сразу распасться на облако мельчайшей пыли!

Во всяком случае, третий пункт ядерной гипотезы, хотя бы и с оговорками, также не вызывает сейчас сомнений. Осталось доказать, что внутренней энергией Тунгусского тела была не химическая, а ядерная. Аргументы в защиту этого тезиса уже приведены в работах А. В. Золотова, но признания у наших оппонентов пока не получили. Что ж, постараемся усилить доказательства и убедить наших «противников» в правильности четвертого тезиса, как это уже было сделано в отношений трех остальных.

Если будет безусловно доказано, что взрыв был ядерным, предположение об искусственной природе Тунгусского тела, высказанное А. П. Казанцевым, получит солидное научное обоснование.

— Какие новые аргументы выдвинули на конференции сторонники «ядерной» гипотезы?

— Прежде всего весьма интересно открытое А. В. Золотовым явление «магнитной памяти» гор. Под этим несколько романтическим термином понимается остаточный магнетизм от Тунгусского взрыва, обнаруженный А. В. Золотовым в образцах некоторых горных пород вокруг эпицентра катастрофы.

Как показали работы молодого ученого К. Г. Иванова, взрыв Тунгусского тела вызвал резкое изменение или, точнее, возмущение магнитного поля Земли — так называемый геомагнитный эффект. Тунгусский взрыв «намагнитил», как выяснил А. В. Золотов, и осколки некоторых пород, из которых сложены сопки, окружающие Южное болото. Дальнейшие исследования этого интересного явления могут пролить свет и на характер и на природу Тунгусского взрыва.

Выступая на конференции, я обратил внимание на одно обстоятельство, немаловажное для выяснения природы Тунгусского тела. Сторонники «кометной» гипотезы считают, что конечная скорость космического пришельца была не меньше 30 километров в секунду (при меньшей скорости кинетической энергии недостаточно для взрыва). Но, как показывают расчеты, при такой скорости давление воздуха на каждый квадратный сантиметр поверхности тела на высоте 5—6 километров составит примерно 10 тонн! Между тем даже наиболее прочные сорта стали могут выдержать статическую нагрузку, не превышающую 6—7 тонн на квадратный сантиметр. При переенной же динамической нагрузке (как это и было при полете Тунгусского тела) сопротивляемость разрушению падает в 2—3 раза. Значит, если Тунгусское тело достигло высоты 5—6 километров при скорости 30 километров в секунду, оно было прочнее любого известного на земле материала. Следовательно, тело не могло быть ни ледяным, ни тем более снегообразным ядром кометы. Ледяное поле разрушилось бы в 210, а снегообразное — в 770 километрах от эпицентра.

Если подсчитать, при какой конечной скорости могло бы сохраниться ледяное и снегообразное ядро, то получится весьма интересный результат: для льда конечная скорость оказалась меньше 3 километров в секунду, а для снегообразного рыхлого ядра — меньше 100 метров в секунду! Обе эти скорости совершенно недостаточны для объяснения энергии взрыва.

Таким образом, в любом варианте «кометная» гипотеза неспособна объяснить тот несомненный факт, что космическое тело пролетело в атмосфере, не разрушившись, около тысячи километров и взорвалось лишь на высоте 5—6 километров.

— Будут ли проведены в этом году новые экспедиции в район Тунгусской катастрофы?

— Да, исследование Тунгусского дива продолжается. Летом 1962 года в Тунгусской тайге, как и в прошлом году, работали две экспедиции. Одна из них, под руководством К. М. Флоренского, была послана Комитетом по метеоритам АН СССР. Вторая, возглавляемая А. В. Золотовым, вела исследования в соответствии с программой, утвержденной Физико-техническим институтом АН СССР.

Скоро мы услышим о результатах этих интересных работ. Надо думать, что в течение ближайших двух-трех лет Тунгусская проблема будет полностью решена.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт