Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Тунгусская загадка – символ их молодости
В.Головачев, ПЕРВЫМ ДОГАДАЛСЯ АРТУР КЛАРК
ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ: ТАЙНА РАСКРЫТА, ЗАГАДКИ ОСТАЮТСЯ
Тайная экспедиция в район тунгусского взрыва
Тунгусский метеорит
ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ТУНГУССКОМУ МЕТЕОРИТУ
Г.ИВАНОВ, НАД АТЛАНТИКОЙ И ДО ТУНГУСКИ
Загадка Патомского кратера (часть первая)
Загадка Патомского кратера (часть вторая)
Загадка Патомского кратера (часть третья)
Загадка Патомского кратера (часть четвертая)
Загадка Патомского кратера (часть пятая)
Surendra Verma, The Tunguska Fireball
Тунгуский метеорит, Как это было...
В.К. ЖУРАВЛЕВ (Новосибирск) Близится столетие Тунгусского метеорита
В.А.Ромейко. СОБЫТИЯ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ИССЛЕДОВАНИЮ ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЫ
Каталог
Т.ТОМРАЧЕВА, Тунгусская загадка – символ их молодости
"КРАСНОЕ ЗНАМЯ", 5 МАРТА 2005 Г.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 2000-2009 » 2005 » Тунгусская загадка – символ их молодости

17 (30) июня 1908 года солнечным ут­ром над Восточной Сибирью про­летел огненный объект. Между ре­ками Подкаменная Тунгуска и Чуня в 6-10 километрах над поверхностью Земли прогремел взрыв. Звук полета и разрушения очевидцы слышали на расстоянии свыше ты­сячи километров. Воздушная волна обогнула земной шар. Район разрушенной тайги охва­тил территорию более двух тысяч квадратных километров.

Нам не пристало относиться к загадке тун­гусского явления только как к сенсации. Преж­де всего потому, что Томск стал центральным пунктом в его исследовании. Кто только ни занимался этим явлением, но все группы уче­ных вливались в русло работы томской КСЭ-комплексной самодеятельной экспедиции.

А интерес к этому у томичей начался в 1908 году с анекдотичного случая. После появле­ния в газетах сенсационного сообщения том­ский профессор В. Обручев обратился к ени­сейскому генерал-губернатору с просьбой проинформировать о том, что же все-таки в тайге случилось. Генерал-губернатор поручил разобраться полицейскому инспектору, кото­рый исправно отрапортовал, что в его районе "никаких метеоритов и прочих политических демонстраций не наблюдалось".

...Первая экспедиция в тунгусскую тайгу состоялась спустя двадцать лет. Занимался этим под руководством академика В. Вернад­ского ленинградец Л. Кулик. Именно ему по­счастливилось не только дойти, но и первому запечатлеть и описать картину катастрофы: "Не видно и признаков леса - все повалено и со­жжено... И жутко становится, когда видишь десяти-, двадцативершковых великанов, переломанных пополам, как тростник". Ленинград­ский профессор искал гигантский железный метеорит и раскапывал воронки, которые, как оказалось впоследствии, были природными образованиями. Последняя его экспедиция состоялась в 1939 году. Во время войны Л. Кулик вступил в московское ополчение и погиб.

Следующим этапом, породившим новый всплеск интереса к катастрофе, стал рассказ фантаста А. Казанцева "Взрыв", где проблема объяснялась очень просто: это был ядерный взрыв из-за неудачной посадки марсианского корабля. Разумеется, академическая наука вер­сию с марсианами не приняла. Для нее было ясно другое: это все-таки метеорит, на месте падения которого образовалось болото. И за­дача ученых - прийти и достать этот камень.

В 1957 году в пробах Л. Кулика, хранив­шихся в комитете по метеоритам Академии наук СССР, обнаружили магнетитовые шарики и... маленькую металлическую частицу явно метеоритного происхождения - железо с боль­шим содержанием никеля. Сообщение о на­ходке было опубликовано в прессе: "Тунгус­ский метеорит найден!" И в 1958 году АН СССР снаряжает экспедицию под руководством К. Флоренского. Однако ни в пробах Кулика, хранившихся на его заимке, ни в почве ника­ких магнетитовых шариков и металлических частиц больше не нашли. Вероятнее всего, пре­жняя находка оказалась стружкой Сихотэ-алинского метеорита, привезенного для изучения в лабораторию комитета еще 10 лет назад. За это время образцы так часто распиливали, что могли засорить в лаборатории все пробы. Отрицательный результат экспедиции К. Флоренского разочаровал московских уче­ных, но только не томичей. Самые любозна­тельные студенты и молодые научные сотруд­ники создали организацию - комплексную са­модеятельную экспедицию - и отправилась в тунгусскую тайгу. Возглавлял ее врач-инженер бетатронной лаборатории ТМИ, а сейчас профессор, доктор биологических наук ТГУ Г. Плеханов.

- У нас сложился весьма своеобразный коллектив, - рассказывает Геннадий Федорович. -Нигде не зарегистрированная группа, без ус­тава, без членства. Мы ездили в тайгу за свой счет, шли пешком десятки километров. Тер­пели все неудобства, которые можно было встретить в диком лесу. Это было такое испы­тание нравственных качеств, что прошедших через "сито" экспедиции можно с полным пра­вом назвать тунгусским братством.

Главный итог первой экспедиции - обна­ружение повышенной радиоактивности раза в полтора-два по сравнению с фоном. Это было серьезной заявкой в пользу версии ядерного взрыва вследствие катастрофы космического корабля. Зимой 1960 года Геннадий Плеха­нов доложил о результатах в ряде московских НИИ, включая Курчатовский институт. И летом этого же года к месту катастрофы отправляет­ся мощная, хорошо профинансированная экс­педиция. Отряд (более полусотни человек) сна­рядили всем необходимым, даже вертолетом. В группе находились специалисты по изуче­нию выпадения радиоактивных осадков. Они-то всех и разочаровали: "Эта радиоактивность - результаты наших испытаний 1958 года. Пос­ле взрывов атомных бомб"продукты распада разносятся по всему миру. Таких радиоактивных "пятен" в СССР - тысячи".

Тем не менее оставалось много непонятного: как мог кусок железа взорваться и не оставить никаких следов? В 1961 году совместно с сотрудниками НИИ СО РАН молодые ученые отправились снова. Они настойчиво отбирали пробы торфа, находили слой-свидетель катастрофы (торф - прекрасный консервант) и изучали частицы тут же с помощью привезенной аппаратуры.

Со следующего года экспедицию возглавил Н. Васильев, академик АМН РФ, доктор медицинских наук, участник комиссии по метеоритам и космической пыли СО РАН. Это был человек, который, в противовес mockobским ученым, махнувшим на "метеорит" рукой, упорно ставил вопросы происхождения явления. В одной из своих статей он писал: "Что касается вызванного тунгусским "взрывом" пожара, то он резко отличается от обычных лесных пожаров двумя моментами. Во-первых, воспламенение произошло одновременно на большой площади. Во-вторых, пожар не был ни низовым, ни верховым, являясь единственным случаем, когда сразу после воспламенения лес был повален взрывной волной, в результате чего горел уже не лес, а лесоповал". Васильев был не только исследователем тунгусской загадки. Он обозначил принципы грамотного отношения к этому факту. Любая гипотеза о Тунгусском метеорите должна учитывать сложность этого явления, стремясь к объяснению его в целом, а не замыкаясь на отдельных чертах. Эта узость, по мнению ученого, как раз и рождает надуманные подчас версии. Их сегодня насчитывается уже более ста. В их числе и ледяное ядро кометы, и НЛО, и гигантская шаровая молния.

Тем временем, считал Николай Владимирович, главная "интрига проблемы" состоит в том, что благодаря "метеорит" человечество получило уникальную возможность научиться грамотно исследовать "последствия катастрофического столкновения Земли с достаточно крупным космическим объектом и многое другое. Он даже настоял на создании государственного природного заповедника "Тунгусский", оградив это место от внедрения ци­вилизации. Именно приобретение колоссаль­ного опыта исследовательской работы можно с полным правом считать главной ценностью комплексной самодеятельной экспедиции, представители которой 44 (!) раза побывали в районе катастрофы. Ролью КСЭ в исследова­нии тунгусской тайны стал сбор всего факти­ческого материала, его систематизация и ана­лиз.

Откуда образовалась такая мощная воздуш­но-ударная волна? Нет ответа, как не найден ни один миллиграмм вещества, позволяющий достоверно отнести его к метеоритному про­исхождению. Участниками экспедиции напи­сано больше десятка книг, монографий, не­сколько сотен статей, самых разнообразных по научной направленности. Ведь здесь работа­ли математики, физики, биологи, врачи и даже филологи. В процессе исследований были найдены и апробированы десятки разных ме­тодик, которые получили широкое примене­ние и при изучении охраны окружающей сре­ды, и в работах, связанных с ботаникой, зооло­гией, геологией. КСЭ стала отличной жизнен­ной и научной школой. Сейчас среди ее чле­нов больше десятка докторов, около ста кан­дидатов наук. Для сравнения: в первой экс­педиции было два молодых специалиста, два аспиранта и восемь студентов. Теперь тот же состав насчитывал бы двух академиков, двух профессоров, семь кандидатов наук. Из вто­рого состава, помимо полутора десятка докто­ров наук, "вырос" летчик-космонавт Г. Гречко.

В девяностых годах тунгусский вывал леса стал центром исследований для иностранцев. Американцы, шведы, англичане, югославы, бол­гары - всех не перечесть. Гости привозили с собой современную аппаратуру, но больше того, что выяснили томские ученые, предло­жить миру не смогли. Проводниками и уже наблюдателями их работы были томичи. Наи­более интересная методика, на взгляд Г. Пле­ханова, была у итальянцев. Сын бывшего сек­ретаря компартии Италии Дж. Лонге искал космические частицы в смолах деревьев. А вот с самой авантюрной версией в 1989 году при­ехали японцы. Это была первая иностранная делегация, а добро на ее приезд дал сам ген­сек М. Горбачев. Ее участники ничего не ис­кали. Они приезжали поклониться... духу предков, которые возвращались домой после тысячелетнего космического путешествия, но так и не смогли ступить на родную планету.

...Признаюсь, когда Геннадий Федорович закончил свой рассказ, у меня было досадное чувство, как от прерванной в детстве сказки. Так не хотелось уходить из его дома в надеж­де, что собеседник припрятал самое интерес­ное и вот-вот извлечет его, словно фокусник. Но на землю меня вернула хозяйка, Людмила Григорьевна Плеханова: "Мы не разгадали эту тайну. Возможно, это удастся сделать вашему поколению?" Нет, мы уже другие. Слишком далеко нам до научной самодеятельности, до желания сначала ехать, потом идти двое суток по тайге, отмахиваясь от назойливого гнуса. Тунгусский "метеорит" был и останется пре­рогативой отчаянного студенчества 50-60-х годов, а потому никогда не потеряет кавычки в силу своей великой тайны.

Татьяна ТОМРАЧЕВА
© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт