Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Андрей Лубенский Астероид-убийца уже летит к Земле?
Олег БЫКОВ, Разорванная сеть
Ю.ЕФРЕМЕНКО, О влиянии космоса на общество
Т.Власенко, Священная территория
В.ВОРОНОВ, Тунгусская комета
Н.ДЕДЮХИН, Тайна сия великая есть...
В отчаянии есть свой смысл
Владимир КАРТАШОВ, Космическая загадка
В.ВОРОНОВ, ТУНГУССКАЯ КОМЕТА
В.ФЕФЕЛОВ, УРОКИ ТУНГУССКОГО ДИВА
Н.ДЕДЮХИН, Навстречу "Огненной буре"
М.Кутузова, 0 чем молчат посланники космоса
Олег КОРОТЦЕВ, Легендарный мученик Тунгуски
С.ДЕМКИН, Кометная война против России
В.ГАТАШ, Что за тело прилетело?
На Маму упал метеорит
След небесного пришельца
Д.ПИСАРЕНКО, АТИПИЧНАЯ ПНЕВМОНИЯ МОГЛА БЫТЬ ВЫЗВАНА ПАДЕНИЕМ КОМЕТЫ В ТАИГЕ ПОД ИРКУТСКОМ
В.Юшковский, Огненный сноп, пролетевший по небу
Валентин ВЛАДИМИРОВ, АСТРОНАВТЫ ИДУТ НА КОНТАКТ "ТАЙНАЯ ВЛАСТЬ", №14, 2003г.
А.Белкин, С.Кузнецов, Тунгусский метеорит имеет... земное происхождение
Ася Чеканова, Экспедиция в Сибирь: что нового?
"Тунгусский метеорит-2003": чешская экспедиция уже в Сибири
Small Stony Asteroids Will Explode and Not Hit Earth
Каталог
Олег КОРОТЦЕВ, Легендарный мученик Тунгуски
"Тайны XX века", июль 2003
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 2000-2009 » 2003 » Олег КОРОТЦЕВ, Легендарный мученик Тунгуски

Одним из самых загадочных явлений на памяти человечества была (и остается по сей день!) знаменитая Тунгусская катастрофа 1908 года. Не случайно неутомимый исследователь этого явления Леонид Алексеевич Кулик (1883-1942) обрел в свое время поистине всемирную извест­ность. Но вот после Великой Отече­ственной войны его имя в отече­ственных средствах массовой инфор­мации практически перестало появ­ляться. Что случилось? В чем здесь дело? Попробуем разобраться...

СТАНОВЛЕНИЕ УЧЕНОГО

В 1913 году в Минералогическом музее Академии наук в Петербурге появился новый сотрудник, уже не­молодой студент университета 30-летний Леонид Алексеевич Кулик. Ранее он был в ссылке и работал по­мощником лесничего на Урале, где встретился с академиком В. И. Вернадским. По ходатайству академика, Кулик и получил разрешение жить и учиться в Петербурге.

Здесь, в Минералогическом му­зее, студент-переросток обрел свое призвание в только что зарождав­шейся науке — метеоритике. Кулик был удивительным человеком, об­ладавшим громадной нравственной и физической силой — последнее сыграло немаловажную роль в его изнурительных таежных скитаниях. Благодаря неукротимой энергии и убежденности, ему удавалось доби­ваться невозможного. Так, в 1921 году, в тяжелейший период для мо­лодой Советской республики, Лео­нид Алексеевич сумел организовать первую метеоритную экспедицию и заручился поддержкой наркома просвещения А. В. Луначарского. Наркомпрос выделил Кулику не- сколько миллионов рублей, закре­пил за экспедицией специальный вагон и снабдил ее продовольстви­ем и снаряжением.

Перед отъездом Леониду Алексее­вичу попался на глаза листок отрыв­ного календаря за 1910 год, на кото­ром был текст о падении 17(30) июня 1908 года гигантского метеорита око­ло города Канска. Кулика очень за­интересовало это сообщение, хотя он, конечно, не думал, что поиски Тунгусского тела станут главным де­лом его жизни.

Кулик в тот раз объехал почти пол­страны, преодолев более 20 тысяч километров. Экспедиция вернулась в мае 1922 года с важными результа­тами: кроме 77 килограммов метео­ритов, она привезла убедительные свидетельства о гигантском косми­ческом теле, упавшем в 1908 году предположительно в бассейне Под­каменной Тунгуски. Правда, нашлись люди, считавшие такое событие не­вероятным. Но несколько позже Ку­лик получил подтверждение этого от бывшего директора иркутской обсер­ватории А. В. Вознесенского, геолога — будущего академика С. В. Обруче­ва и председателя Красноярского ко­митета содействия народам Севера И. М. Суслова.

И все же только в конце 1926 года, после возвращения из-за границы В. И. Вернадского, Кулику удалось организовать новую экспедицию, те­перь уже с прицелом на Подкаменную Тунгуску. Точнее говоря, это была не эк­спедиция, а рекогносцировочная ко­мандировка двух человек — самого Кулика и его помощника Гюлиха. В феврале 1927 года путешественники отбыли поездом в Тайшет, дальше, до поселка Кежмы на Ангаре, 400 кило­метров ехали по большаку на лошадях.

От Кежмы ехали еще 200 километ­ров по узкой таежной тропе. Наконец, достигли долгожданной Ванавары с факторией Госторга, снабжавшей эвенков продовольствием и предме­тами быта в обмен на пушнину. У ме­стных узнали, что «проклятое» место находится в 80 километрах к северу по оленьей тропе. На лошадях не удалось двинуться дальше из-за глубокого снега. Еле уговорили одного эвенка с оленями сопровождать путешествен­ников. Но тот взял с собой чум, жену, дочь, племянника и даже грудного младенца. Эвенки восседали на оле­ньих нартах, а Кулику и его спутнику пришлось идти на лыжах. Проводни­ки не торопились и часто останавли­вались: «Олешка шибко устал, даль- тропа кончилась, пришлось прору­бать дорогу в зарослях. Эвенки стона­ли, охали, жаловались на усталость и требовали «лекарства», то есть спир­та. Взбешенный Кулик смирял свой темперамент и, скрепя сердце, выпол­нял их требования - лишь бы доб­раться до заветного места.

НА МЕСТЕ ВЗРЫВА

Наконец, пришли. Кулик поднялся на ближайшую сопку и, взглянув вокруг, испытал потрясение от открывшейся ему картины: «Я не мог реально пред­ставить себе грандиозные масштабы того исключительного падения. Отсю­да, с нашего наблюдательного пункта, не видно и признаков леса. Все пова­лено, сожжено, а вокруг на эту мерт­вую зону надвинулась молодая, 20-летняя поросль... И жутко становится, когда видишь десяти-двадцативершковых великанов, переломанных попо­лам, как тростник».

Эвенки захотели домой. Пришлось возвращаться в Ванавару. Там Кулик купил коня, нанял двух ангарцев-про-водников и снова двинулся к заветно­му месту, правда, теперь по реке. Ше­стнадцать суток поднимались путешественники вверх по мелково­дью, помогая лошади тащить тяжелый плот против течения! Это был титани­ческий труд. Ангарцы приуныли, но не­утомимый Кулик подбодрял своих спутников и побуждал их все дальше и дальше тянуть плот. Наконец, остано­вились лагерем около устья небольшо­го ручья. Леонид Алексеевич один по­шел вверх по долине и скоро увидел большую заболоченную котловину, ок-руженную небольшими сопками. Обойдя их по вершинам, ученый сде­лал ошеломляющее открытие: пова­ленные деревья лежали в котловине радиально, как стрелки часов, верши­нами наружу, а корнями — к центру! Сомнений не было — именно здесь, подумал Кулик, в центре котловины, упал гигантский метеорит, повалив­ший огромное множество деревьев! Мало того, было достаточно много мертвых, оголенных деревьев, стояв­ших на корню. И все они - лежащие и стоящие - имели явственные следы сильного и мгновенного ожога. Десят­ки свежих воронок вокруг окончатель­но убедили Кулика в правильности своей догадки: только здесь можно найти метеорит или его обломки!

Подробный доклад Кулика в Ленин­граде поразил всех. Не могли пове­рить в реальность того фантастичес­кого события. Ученый с горечью писал в своем дневнике: «Интереснейшее открытие вызвало яростное сопротивление инертной научной мысли, новооткрытые факты упирались в брони­рованные стены «теоретического упорства».

РАЗОЧАРОВАНИЕ

Как говорил сподвижник Кулика по следующим поездкам геолог Борис Иванович Вронский, «кровью своего сердца завоевывал Леонид Алексее­вич право на вторую экспедицию в район падения Тунгусского метеори­та». Она началась в апреле 1928 года с участием охотоведа В. А. Сытина. Как и в первый раз, поход сопровождался тяжелыми испытаниями. Однажды Кулик перевернулся в лодке, экспеди­цию преследовали болезни, а главное — уходило время, а следов метеорита обнаружить не удавалось! Полуболь­ной, измученный морально и физи­чески, Кулик не хотел возвращаться без вещественных доказательств сво­ей правоты. Остался в тайге один, а Сытина отправил в Москву за допол­нительными ассигнованиями.

Сытин уехал 2 августа, а вернулся 20 октября. С ним приехали корреспон­денты газет, представители обще­ственности. Такое внимание тронуло Леонида Алексеевича и вселило в него новые надежды. И действительно, после возвращения в Ленинград он увидел какой-то всеобщий энтузиазм вокруг проблемы Тунгусского метео­рита. По представлению академика А. Е. Ферсмана, Академия наук при­няла решение о третьей экспедиции. Она готовилась с большой тщательностью и обещала достижение цели. До­статочно сказать, что для пере­возки экспедиционного снаряжения и продовольствия в Тайшете наняли около полу­сотни подвод!

Воодушевленный Кулик, приехав на место, решил взять «быка за рога» - осушить одну из воронок, метеоритное происхождение которой у него не вызывало никаких сомнений. Воронка была на возвышенно­сти и предполагалось, пройдя траншею, слить воду из нее. Копали вручную кирками, ло­патами, топорами. Страшнотяжелый труд! За полтора меся­ца прошли 38 метров при глубине 4 метра. С последним ударом лопаты вода хлынула из воронки. Вот оголилось дно, и все ри­нулись вниз очищать его. Но случилось неве­роятное: почти в самом центре воронки появил­ся... пень лиственницы с хорошо развитой кор­невой системой! Это был крах идеи. Воронка, как и другие «свежие» воронки, по-видимому, не имели никакого отношения к Тунгус­скому метеориту...

Кулик категорически запретил фо­тографировать пень и приказал про­должать работу. Но рабочие, недав­ние энтузиасты, были удручены длительным и бесплодным физичес­ким напряжением. Деспотизм Кулика «добил» остатки их энтузиазма и трое покинули экспедицию. Но работы в воронке продолжались. Теперь Лео­нид Алексеевич решил искать метео­рит на глубине. Начали бурить сква­жины. Бурили вручную. Первую скважину с огромным трудом довели до глубины 30 метров. Ничего! Зало­жили вторую и затем третью скважи­ну - и опять никаких следов метеори­та. Где же искать его? Да и был ли он вообще?

Не приходится удивляться, что пос­ле третьей экспедиции исследования Подкаменной Тунгуски приостанови­лись надолго. Кулик продолжал убеж­дать ученых и добиваться организа­ции новых экспедиций. Но не удалось «выбить» средств даже на обработку собранных материалов. Лишь в 1937-1938 годах при содействии академи­ка Отто Юльевича Шмидта была сде­лана аэрофотосъемка части территории с радиальным вывалом леса. Кулик попал в Ванавару еще раз в июле 1939 года. Ему не давало по­коя так называемое Южное болото. Измерения глубин показали заметные неровности на дне. На следующий год хотели приехать с магнитометрами — поискать с их помощью куски метео­ритного железа в болоте. Что-то не по­лучилось, и экспедицию отложили на 1941 год. Но - началась война.

ЕФРЕЙТОР КУЛИК

В начале июля враг рвался к Моск­ве. В те дни в столице формировались полки народного ополчения. В опол­чение шли люди, которые по возрасту или по состоянию здоровья освобож­дались от военной службы. В здание Горного института на Большой Ка­лужской улице, где формировалась ополченская дивизия, пришел пожи­лой худощавый человек.

Вскоре дивизия, в которую вступил Кулик, получивший звание ефрейто­ра, вышла из Москвы. Через несколь­ко дней ополченцы подошли к Угре и неподалеку от реки стали рыть окопы и противотанковые рвы. Высокий, ху­дой ефрейтор, хотя и был стар, но рыл как настоящий землекоп.

А ночью, лежа в окопах, бойцы слушали рассказы Кулика о Тунгус­ском взрыве, о планетах и звездах. Скоро каждый боец в дивизии знал, что ефрейтор в очках - знаменитый ученый.

По настоянию Академии наук, пришел приказ демобилизовать ефрейтора Кулика. Его вызвал к себе ко­мандир Попов. «Никто не смеет лишать меня права защищать Родину», — возразил Кулик. И он остался в дивизии.

Ополченцы попали в окружение. Однажды из-за тучи вынырнул не­мецкий самолет и стал разбрасывать листовки. «Красноармейцы! - про­читал Кулик, поймавший одну из бу­мажек. - Свяжите командира и коммунистов и доставьте их в село Бородино. За это каждый из вас по­лучит по 2 рубля 64 копейки деньга­ми, головку сыра, буханку белого хлеба и бутылку шнапса». «Читали, товарищи? — спросил Попов. — Вот вам мои руки, вяжите!» Никто не шелохнулся, только раздался голос: «Веди нас, командир».

Из окружения вышли около трех тысяч человек. Остальные погибли или пропали без вести. В числе пропавших оказался и Кулик.

14 апреля 1942 года в оккупирован­ном фашистами маленьком городке Спас-Деменске Калужской области в бараке для раненых умирал от тифа Л. А. Кулик. Перед смертью он метал­ся в бреду, проклинал врагов. Часто в его бессвязной речи звучали назва­ния небесных камней-метеоритов.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАМЯТИ О ГЕРОЕ

Плен! Вот в чем причина замалчи­вания имени Кулика после войны, но времена, слава Богу, изменились, изменилось и отношение к бывшим военнопленным. Их имена возвращаются памяти народной. Дошла очередь и до Леонида Алексеевича Кулика. Его именем назван кратер диаметром 57 километров на обратной стороне Луны. Позже, заботами астроно­ма Николая Степановича Черных, имя Кулика было присвоено открытой им малой планете за номером 2794...

Кстати, в этом году ис­полняется 120 лет со дня рождения «легендарного мученика Тунгуски» и 95 лет со дня знаменитого взрыва.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт