Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Андрей Лубенский Астероид-убийца уже летит к Земле?
Олег БЫКОВ, Разорванная сеть
Ю.ЕФРЕМЕНКО, О влиянии космоса на общество
Т.Власенко, Священная территория
В.ВОРОНОВ, Тунгусская комета
Н.ДЕДЮХИН, Тайна сия великая есть...
В отчаянии есть свой смысл
Владимир КАРТАШОВ, Космическая загадка
В.ВОРОНОВ, ТУНГУССКАЯ КОМЕТА
В.ФЕФЕЛОВ, УРОКИ ТУНГУССКОГО ДИВА
Н.ДЕДЮХИН, Навстречу "Огненной буре"
М.Кутузова, 0 чем молчат посланники космоса
Олег КОРОТЦЕВ, Легендарный мученик Тунгуски
С.ДЕМКИН, Кометная война против России
В.ГАТАШ, Что за тело прилетело?
На Маму упал метеорит
След небесного пришельца
Д.ПИСАРЕНКО, АТИПИЧНАЯ ПНЕВМОНИЯ МОГЛА БЫТЬ ВЫЗВАНА ПАДЕНИЕМ КОМЕТЫ В ТАИГЕ ПОД ИРКУТСКОМ
В.Юшковский, Огненный сноп, пролетевший по небу
Валентин ВЛАДИМИРОВ, АСТРОНАВТЫ ИДУТ НА КОНТАКТ "ТАЙНАЯ ВЛАСТЬ", №14, 2003г.
А.Белкин, С.Кузнецов, Тунгусский метеорит имеет... земное происхождение
Ася Чеканова, Экспедиция в Сибирь: что нового?
"Тунгусский метеорит-2003": чешская экспедиция уже в Сибири
Small Stony Asteroids Will Explode and Not Hit Earth
Каталог
Н.ДЕДЮХИН, Навстречу "Огненной буре"
"Эвенкийская жизнь", 12 июня 2003
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 2000-2009 » 2003 » Н.ДЕДЮХИН, Навстречу "Огненной буре"

Памяти Виктора Григорьевича Коненкина - учителя Ванавар­ской средней школы, опросившего многих очевидцев полета Тун­гусского феномена в верховьях Нижней Тунгуски, внесшего свой вклад в определение траектории движения Тунгусского метео­рита, участника водного похода к месту таинственного взрыва с проводником-эвенком, очевидцем трагедии летом 1908 года.

Спутники старого шамана -загорелые парни-геологи Виктор и Михаил, были веселы и разго­ворчивы, часто произносили сло­ва «моторист», «пейзаж», «взрыв», «метеорит». Вслушивался старик в звучание их, но с удовольстви­ем переключал внимание на ок­ружающую родную природу, ее он понимал, чувствовал. И огорчал­ся: как же это он согласился быть проводником к месту, где его со­всем молодым застала «огненная буря»? Ни за что он бы не сделал этого раньше.

Накануне лежал старик в боль­нице, где его лечили от возраст­ных хворей. И когда он указал на виновника кражи в раздевалке, к нему стали присматриваться вни­мательнее. «Ты бывший могучий шаман, может, узнаешь, кто это сделал?» - спросили его. «Завт­ра», - ответил старик и повернул­ся лицом к стене. А утром пригла­сил к себе врача и назвал вориш­ку. Того прижали - он сознался. Старика зауважали. И вот он, сморщенный временем, словно высушенный гриб, сидел в лодке и жадно всматривался в голубые дали, в убегающую гладь каприз­ной таежной речушки.

«Все равно помирать - в боль­нице или в тайге от злых духов, - лениво под шум лодочного мотора думал он. - А так хоть перед смер­тью посмотрю родные места, где захоронены два родных брата».

Речушка с прозрачными, как воздух, студеными ключевыми во­дами, капризно петляла, кусты че­ремух, отягощенные гроздьями черных ягод, нависали над водой. Иногда над рекой пролетали утки и резко взмывали, всполошенные выстрелом.

Парни долго упрашивали ста­рика показать место, где его зас­тала «огненная буря». «Найдешь ли?» - спрашивали его. «Однако найду», - отвечал старик. И вот уже несколько дней они в пути.

Стариковская память забыва­ла вчерашнее, но надежно храни­ла давнее. И сейчас он мыслен­но унесся к тем временам, когда был молодым и сильным, как сохатый. Летним вечером, сидя у костра, отец сказал ему: «Сходи за мясом, видел я следы у дальнего ручья». Свалив метким выстрелом из шомполки молодого сохатого, ловко начал его разделывать. И тут заметил странный свет, не по­хожий на обычный, утренний. «Что такое?» - успел удивиться моло­дой охотник. В этот миг он уви­дел ослепительную вспышку све­та и услышал страшный грохот. Почувствовал, что его приподня­ло, и потерял сознание.

Очнулся от боли в ноге, при­поднялся, огляделся - ни ружья, ни собаки, ни туши сохатого - все смело колдовским вихрем. Его спас обрывистый берег ручья. «Злой дух тайги все забрал», -другого объяснения не было. Выр­ванные с корнем деревья дыми­лись - тайга горела. С трудом встал, хромая, пошел к стойбищу. Чумов на месте не было, не услы­шал он обычного лая собак, звона оленьих боталов. «Ушли, наверное, я долго охотился», - решил он, рас рас­сматривая опустевшее стойбище, поваленные стволы могучих со­сен. Растерянный подошел к реч­ке под горкой и не узнал ее - скала, еще вчера висевшая над во­дой, рухнула, образовав порог, но­вое русло. «Скорее отсюда, здесь тоже был злой дух!» - он напра­вился на юг, где должны быть свои. Моторка уткнулась в пологий песчаный берег, прервав воспоминания старика. «Пора обедать», -сказал Григорий. Он сноровисто запалил костер, рыжие языки пла­мени заплясали, обнимая смоли­стые сучья.

Старик сидел у костра, думая о своем, давнем.

После «огненной бури» много лет аргишил он по берегам Ка­танги, Чамбы. Много было у него оленей, с ним считались. Бывало, кежемский купец Калмыков при встрече с ним говорил: «Что тебе надо - все дам по дешевке: муки, сукна, боеприпасов, спирта». И тише добавлял: «А ты по-прежне­му морочь голову своим тунгусам, чтобы обращались за помощью ко мне, да не верили приезжим вра­чам, учителям». И, ухмыляясь в рыжие усы, поощрительно похло­пывал по плечу довольного ша­мана. Но с годами эвенки все больше верили не ему - шаману, а бородатому доктору Александ­ру, который вылечил несколько женщин, мужиков-охотников пос­ле того, как им не помогли могу­чие шаманские духи. И видя, что народ от него начал отворачи­ваться, шаман стал бояться и не­навидеть врача с синими, как небо, глазами. Неприятны были ему и учителя, которые стали учить эвенков непонятным для него знакам, буквам. «Зачем это нам в тайге, нам надо уметь чи­тать таежную книгу, уметь охотить­ся, рыбачить, быть сильными, здо­ровыми. Книги мешают эвенкам жить в тайге», - так думал он.

Тогда он услышал слова «Мос­ква», «караван», «самолет», «маши­на», «Советы», показавшиеся ему непонятными и вредными. С се­мьей, оленями он ушел от всего непонятного, пугающего, подальше на берега далекой речки Таймура. Но к родному стойбищу всех тянет. А молодость, что грозовой дождь - быстро проходит. Годы сбирают человека, как линька пти­цу. Состарился шаман Аксенов.

И когда пришел к сыну-олене­воду, к месту бывшего стойбища - не узнал его. На берегу реки поселок, на столбах вспыхивали вечером маленькие звезды-солн­ца. В ботале на столбе что-то за­говорило. Испугался старик, ушел, но долго смотрел из прибрежной чащи на поселок.

«Кто это сделал?» - спраши­вал он потом у сына. «Это маленький, но яркий костер в стек­лянной банке, называют его лампочкой Ильича». Понял старик, что самый сильный шаман - Ленин, который живет в далекой Моск­ве. Это он отделил от солнца кро­хотные частички, ими осветил темную эвенкийскую тайгу. Как далеко живет от нас, а достал сво­им волшебством эвенков. Навер­ное, он большой, с горячим блес­ком черных глаз, в собольей шап­ке, в белой парке, на крылатом белом учуге. Потому его так ува­жают эвенки, возвращающиеся с промысла не в чум, а в теплый дом. Пушнину сдают не купцу за спирт, бисер, табак, а за настоя­щие деньги, на которые можно купить, что хочешь. Однако такой люча - настоящий друг.

Чем ближе приближались гео­логи к месту гибели его братьев, тем более мрачнел старик, погру­женный в свои думы, не отвечая на вопросы парней: где? сколько еще добираться? И вдруг он заговорил. «Ищи, бэе, сам то озеро. Злой дух тайги меня сразу убьет, если скажу, была буря, огонь, взрыв. Маленько еще хочу пожить, - тихо ска­зал шаман. - Послушай, что ска­жу. Через год после «бури» со­брались эвенки на берегу Чамбы, много нас было на суглане, все поклялись никому, никогда не по­казывать того проклятого места, чтобы не навлечь гнев духов тай­ги. Ищи сам, но смотри: собака траву ест - завтра будет дождь и надолго».

«Ничего, старик, сами найдем», - глянув в глаза шамана, сказал геолог.

Еще светило солнце, но темные тучи заволакивали горизонт - там глухо рокотал гром, когда показал­ся вертолет, вызванный по радио­связи. Он снизился, выискивая на берегу место для посадки. Старик втягивал голову, пытаясь укрыть­ся от оглушительного рева, с ту­пым равнодушием думал: «Пусть ищут, духи тайги им не навредят. Они молодые, все могут. Им жить по своим законам».

Сидя на берегу, он проводил взглядом железную птицу, забрав­шую с собой парней-геологов. Они летели туда, где прошла его молодость, где лежали в земле два его брата, покинувших этот мир после «бури» в тайге. Он еще на­деялся, что навестит родные мес­та, когда пробьет его час прощать­ся с жизнью, в которой самым страшным событием была кара небесного духа Агды.

Николай ДЕДЮХИН

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт