Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Андрей Лубенский Астероид-убийца уже летит к Земле?
Олег БЫКОВ, Разорванная сеть
Ю.ЕФРЕМЕНКО, О влиянии космоса на общество
Т.Власенко, Священная территория
В.ВОРОНОВ, Тунгусская комета
Н.ДЕДЮХИН, Тайна сия великая есть...
В отчаянии есть свой смысл
Владимир КАРТАШОВ, Космическая загадка
В.ВОРОНОВ, ТУНГУССКАЯ КОМЕТА
В.ФЕФЕЛОВ, УРОКИ ТУНГУССКОГО ДИВА
Н.ДЕДЮХИН, Навстречу "Огненной буре"
М.Кутузова, 0 чем молчат посланники космоса
Олег КОРОТЦЕВ, Легендарный мученик Тунгуски
С.ДЕМКИН, Кометная война против России
В.ГАТАШ, Что за тело прилетело?
На Маму упал метеорит
След небесного пришельца
Д.ПИСАРЕНКО, АТИПИЧНАЯ ПНЕВМОНИЯ МОГЛА БЫТЬ ВЫЗВАНА ПАДЕНИЕМ КОМЕТЫ В ТАИГЕ ПОД ИРКУТСКОМ
В.Юшковский, Огненный сноп, пролетевший по небу
Валентин ВЛАДИМИРОВ, АСТРОНАВТЫ ИДУТ НА КОНТАКТ "ТАЙНАЯ ВЛАСТЬ", №14, 2003г.
А.Белкин, С.Кузнецов, Тунгусский метеорит имеет... земное происхождение
Ася Чеканова, Экспедиция в Сибирь: что нового?
"Тунгусский метеорит-2003": чешская экспедиция уже в Сибири
Small Stony Asteroids Will Explode and Not Hit Earth
Каталог
В.ВОРОНОВ, Тунгусская комета
"Эвенкийская жизнь", 26 мая 2003 г.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 2000-2009 » 2003 » В.ВОРОНОВ, Тунгусская комета

Падение метеорита или пролет болида 1908 года над тунгусской тайгой наблюдали порядка тысячи человек (количество опрошенных). Гром, дымный след, свечение, тяжелые взрывы, землетрясение, ура­ганный горячий ветер, потемнение горизонта, сотрясение атмосфе­ры, паника животных и птиц - вот еще не полный набор сведений очевидцев, наблюдавших грандиозное явление. Но, оказалось, не так-то просто найти такую «иголку» в глубинах сибирской тайги, хотя «иголка» 30 июня 1908 года возмутила атмосферу Земли.

Благодаря краеведу И.М. Суслову, возглавлявшему в г. Красноярске отдел Севера по инородцам-кочевникам, ме­сто падения метеорита было прибли­зительно установлено. Катастрофа про­изошла где-то в междуречье рек Чуни и Подкаменной Тунгуски в семидесяти километрах от фактории Анавар. В то время на фактории, кроме тунгусов, на­ходилось несколько русских ангарцев. Они уже бодрствовали, когда прибли­зительно в семь утра с ясного неба гря­нул гром. В северной стороне над тай­гой что-то блеснуло, а потом пронесся горячий ветер. Под ногами содрогну­лась земля - люди падали. Женщины, ушедшие за водой к родниковому ру­чейку, побросав ведра, в ужасе бежали к домику (к великому моему сожалению этот небольшой домик в два крылечка в начале пятидесятых был разобран).

Первый исследователь Тунгусского метеорита Л.А. Кулик, прибыл на Подка­менную Тунгуску только через девятнад­цать лет. Свой поход ученый совершил оленным караваном с проводником эвенком по имени Охчен. Тунгусы, коче­вавшие на притоках речки Чамбэ, и сами не имели ни малейшего представления об эпицентре «взрыва». «Однако, где-то там, тайга», - сказал бы тунгус, плохо го­воривший по-русски. Самого Охчена я уже не застал в живых, я только видел холмик его могилы в устье р. Чамбэ. В поход с Куликом проводник отправил­ся в полном составе своего многочис­ленного семейства, чем немало возму­тил ученого. Кто не кочевал по тайге, тот не знает, насколько трудны нюльга - пе­реходы по глубоким апрельским снегам, покрытым коркой наста - даркина. Оле­ни выбиваются из сил, пробивая копы­тами ледяной панцирь сугробов, в кровь ранят ноги. Экспедиция долго добира­лась до Лакурского хребта, хотя было по­крыто расстояние всего лишь в семьде­сят километров. С вершин невысоких со­пок была видна долина речки Хушмо, и на противоположном ее берегу белели крутые безлесые склоны. Глубокие снега, блестевшие под весенним солнцем, со­здавали видимость снежной безлесой страны.

Дальше, на речку Хушмо, проводник отказался идти... Следующий поход ученого к месту падения метеорита был потрясающе примитивен: добравшись кочевыми тропами от фактории Анавар до речки Чамбэ и соорудив плоты, уча­стники экспедиции потянули их против течения по мелководной, со стреми­тельным течением речке Хушмо. К ус­тью ручья Чургим (что в переводе с эвенкийского означает «сочащийся сквозь камни»), склоны которого про­сматривались с Лакурского хребта во время оленного похода, прибыли на ше­стнадцатый(!) день, преодолев рассто­яние в девяносто километров. Впослед­ствии от перетаскивания плотов отка­зались. На лодках - шитиках, длинных смоленых сибирских пирогах, расстоя­ние в девяносто километров можно было покрывать без особого труда за два-три дня.

Остановились в устье ручья Чургим. Место окрестили Пристанью. И по сей день стоит там небольшой домик в па­мять о первых экспедициях Л. Кулика. Так получилось, что строителями изб были мои родственники Воронов Наум и Степан Панов. В восьмидесятых го­дах мне пришлось организовать рестав­рацию Пристани: перебрать стены, сме­нить крышу, отреставрировать баню и заново выстроить лабаз...

Нетрудно представить волнение первопроходца. Всем участникам экс­педиции хотелось поскорее увидеть «небесный камень». Но первые марш­руты по тайге не дали никаких резуль­татов, каменной скалы - так представ­лял себе Л.Кулик рухнувший в тайгу астероид - не было обнаружено. Бо­лее того, деревья были повалены толь­ко частично. В основном тайга стояла на корню. Однако веер вывала отдель­ных деревьев был направлен навстре­чу траектории полета метеорита и в стороны, что наводило на мысль о взры­ве. Примечательна еще одна деталь: на фотографиях, показывающих вывал тай­ги тех лет, фигурирует одна и та же го­рушка, сложенная из прочных осадоч­ных измененных вулканической дея­тельностью пород. Корневая система произрастающих на ней деревьев очень слаба, и деревья падают вниз по круто­му склону даже от небольшого ветра. Поднимаясь вверх по ручью Чургим, эк­спедиция вышла на обширные заболо­ченные торфяники. Вокруг, по горизон­ту, виднелись вершины сопок. Позднее вулканологи усмотрели в заболоченной равнине жерло палеовулкана. Всем сопкам и даже небольшим возвышен­ностям для удобства даны были имена видных ученых. Самая высокая была названа в честь американского геоло­га Фарринтон, а невысокая горушка, выступавшая в торфяники, горой Стой­кович. Благодаря многочисленным нео­бычным названиям, придуманным Л.Куликом, получилась своего рода страна космического пришельца, где впоследствии буйно пустили свои побеги многочисленные гипотезы.

На месте катастрофы на склоне горы Стойкович, была выстроена Заимка Кулика: три избы, лабаз и ледник для хранения продуктов.Единственным ярким объектом, привлекшим внимание ученого, была небольшая, метров тридцать-сорок в диаметре, воронка на торфянике (в честь И.М.Суслова она была названа Сусловской). Здесь и были сосредоточены поисковые работы. Под торфом, как в термосе, на полуметровой глубине сохранялась вечная мерзлота. Было решено через мерзлотный вал кратера пробить траншею и спустить воду в соседнее болото. Труд был изнуритель­ным. Подогревали себя надеждой уви­деть на дне кратера - воронки камень...

И вот наступили тревожные минуты - вода стремительно неслась по тран­шее, в кратере начинало обнажаться дно. Наконец показался какой-то облеплен­ный мхом и илом бесформенный пред­мет. Все участники экспедиции в разо­чаровании стояли над неожиданной на­ходкой - перед ними во всей своей кра­се, плотно влипнув в ил, лежал подоб­ный железу лиственничный пень с корневищами. Шок миновал. Ясно, при падении каменной глыбы от пня не ос­талось бы и пыли. К величайшему со­жалению ученого, аналогичных кратеров на торфяниках больше не оказалось. Но было решено, что злополучный пень мог­ло забросить в кратер воздушной вол­ной после падения астероида. Кулику ка­залось, что только стоит совсем немно­го пробурить дно воронки, как бур на­ткнется на «небесную твердь».

И снова экспедиция, и снова обоз с буровым снаряжением. Путь от Москвы до Заимки Кулика через Красноярск, Богучаны, Кежму, Анавар и Пристань, требовал порой большого терпения и усилий. На дорогу уходила масса времени. На Сусловской воронке выстроили буровую избу. Бурили вручную. Наконец, когда стало ясно, что никаких останков метеорита в вынутой на по­верхность породе нет, бурение прекра­тили. «Где же ты, наш Тунгусский ме­теорит?» - писал в дневнике Л.А. Ку­лик. Надо отдать должное упорству уче­ного. Требовалась аэрофотосъемка района падения метеорита. Для выпол­нения такой работы у Кулика была до­говоренность с авиаторами, что они сделают полет от села Кежма до Тун­гусского метеорита и проведут аэро­фотосъемку. На Заимку прибыл ходок из Кежмы (пройдя около 300 км!) и со­общил Кулику о времени прибытия в Кежму самолета. Кулик, пешком преодо­лев по таежным тропам этот путь, с ме­сяц ждал обещанный рейс (горючее по Ангаре для заправки самолета везли на лодках). Наконец гидросамолет прибыл, но при посадке на воду о камни про­бил поплавок. Полет на Тунгусский ме­теорит был отменен.

Кулик вернулся на свою Заимку. Но и тут не обошлось без ЧП. При посадке самолета на Подкаменную Тунгуску воз­ле фактории Анавар самолет клюнул носом, хлебнул воды и Леонид Алексе­евич, покинув от удара борт, оказался в речке. Отделались испугом, но ученый потерял очки. Местные ребятишки-во­долазы сумели отыскать их на камени­стом дне Подкаменной. Кулик торже­ственно поблагодарил ребят и в конце речи, надев спасенные очки, сказал: «Вернув мне очки, вы спасли отече­ственную науку!»

После неудачи с Сусловской во­ронкой среди участников экспедиции произошел раскол - предлагали пере­нести поиск метеорита в район Южного болота. Перенесли. Но небольшие озерца, мерзлотные окна и торфяные холмы также не принесли ничего ново­го. Метеорит как сквозь землю прова­лился. Исчез.

Год 1939, последняя экспедиция ученого. В Красноярске возникли зат­руднения с самолетом до Кежмы. При­шлось убеждать чиновников в том, что в тайге лежат миллионы тонн косми­ческого железа, которое необходимо также и для промышленности. Подей­ствовало. Борт выделили. Однако двух­моторный гидроплан был неисправен, и начался ремонт. Во время испыта­тельного полета над Енисеем у само­лета, на глазах у готовых к вылету пас­сажиров, отвалился винт одного из мо­торов. Заменив немаловажную деталь в машине на новую, до Кежмы долете­ли благополучно (груза было шестьде­сят мест). Дальше лошадьми, вьючным караваном направились на факторию Анавар.

В экспедиции 1939 года принимал участие начинающий, но талантливый художник Николай Иванович Федоров. Позднее он создал десятки красочных полотен-картин, отобразив на них «ка­тастрофу. Летом 1988 года, во время конференции, посвященной Тунгусско­му метеориту, его работы были выставлены в Красноярске, где пользовались большим успехом.

Мир тесен: в Москве с Н.И. Федо­ровым нам довелось жить рядом, бла­годаря чему мы часто встречались. Нас объединял один интерес: Тунгусский метеорит.

...«Переход был тяжелым,- расска­зывал Николай Иванович, - особенно страдали от таежного гнуса. Лошадей мазали дегтем, мазались и сами - дру­гого спасения не было. На стоянках жгли дымокуры. На речке Макикте при­шлось даже вернуться на несколько ки­лометров обратно от встречного лес­ного пожара. Остановились в долине речки, место открытое, наблюдали пе­реход всякого зверья: первыми бежа­ли стадами и в одиночку олени, затем пошли лоси, и когда лоси прошли - по­явились медведи. Звери не охотились друг на друга - отступали от пожара. Вот уж, действительно, огненное пере­мирие! Беда общая, и закон тайги, как закон джунглей, - не смей нарушать!»

Мы просматривали рисунки, сде­ланные Федоровым в Кежме, в Анава-ре, я узнавал некоторые лица охотни­ков-тунгусов, в стойбищах которых мне приходилось жить. Не обошлось и без забавного сюрприза: на одном из ри­сунков села Кежма я узнал наш дом, в котором я появился на свет через три года после зарисовок Н.И. Федорова...

Как я уже говорил, в тайге работа­ло несколько экспедиций. Одним из организаторов таких исследований был геолог Кирилл Павлович Флоренский, в то время занимающийся изучением планеты Марс. Эта экспедиция выпол­няла задание Комитета по метеоритам АН СССР. Другая, комплексная самоде­ятельная экспедиция, сокращенно име­новалась КСЭ. Каждое лето десятки, а то и многие десятки, в основном сту­дентов - участников КСЭ, брели по тро­пе Кулика. Работ было проведено мно­го: промывали породы лотками и ре­шетами в надежде найти обломки ме­теорита, считали в пробах шарики -продукт сгорания вещества в атмосфе­ре, на золу сжигали определенные кус­тарники, кропотливо отыскивая что-ни­будь в сфагнах мхов слоя 1908 года, искали ожоги на деревьях, замеряли силу ураганного ветра и, в конце-кон-цов, точно оконтурили вывал тайги, ус­ловно назвав его «бабочкой». Такая «ба­бочка» рождается опять же от взрыва...

В 1988 году, пролетая на самолете АН-2 от фактории Муторай, что на реке Чуне, на факторию Оскоба на Подкамен­ной Тунгуске, я увидел в иллюминатор нечто похожее на кратер. Был сильный встречный ветер, и самолет, что назы­вается, полз среди низко несущихся облаков. Чтобы рассмотреть кольцеоб­разный вал, поросший сосновым бором, времени было достаточно. Высота бор­тов внутри кратера - метров десять, на дне углубления диаметром метров пятьдесят сквозь снег были видны кус­тарники - воды, как в озере, не было. Внешние склоны пологие. Был апрель, и тайга была в черно-белом изображе­нии. Летом, когда деревья распустились, во время полета этим же курсом, я не смог рассмотреть это подозрительное углубление. Для меня оно так и оста­лось под вопросом. Но в этом же 1988 году, пролетая от Муторая на Анавар через Куликовский вывал, не долетая «эпицентра» километров пятнадцать - двадцать, в долине ручья Хаталак мы обнаружили два грязевых кратера-кар­ста и один кратер в самом верховье ручья. Расстояние между кратерами-карстами приблизительно от трех до пяти километров. Их размеры совпада­ли с размерами Сусловской воронки на «эпицентре».

Хочется отметить еще одну суще­ственную деталь: западнее «Куликовс­кого вывала» - к Мутораю особенно -изобилие карстов, небольших углубле­ний, куда уходит, как правило, по каким-то трещинам вода. Восточнее этого района и далее западнее они почти от­сутствуют. В 1974 году я с моим дру­гом охотником-тунгусом вышел на реч­ку Пайгу, в устье ручья под названием Кучаки. К нашему немалому удивлению мы увидали небольшое круглое и очень мелкое озерцо. А удивились мы потому, что озерцо расположилось как-то ни к месту - не бывает в таких местах озер. Но оно было.

Друга моего Венки уже давно нет, но я всегда вспоминаю его - веселого, быстроногого, жизнерадостного, когда мои воспоминания возвращаются к это­му затерянному в тайге микроскопичес­кому озерку-воронке. Но самое удиви­тельное это то, что когда я совершенно случайно, работая с картой и проверяя расстояние между какими-то тропами, наложил линейку и соединил с «выва­лом» тайги на речке Хуги и кратерами на Хаталаке, то озеро на Кучаки и Сус-ловская воронка на «эпицентре» оказа­лись на линии, проведенной по карте ка­рандашом. Может это чистое совпаде­ние, а может и не совпадение - все эти точки, в общем-то, лежат точно на тра­ектории полета Тунгусского метеори­та. Утверждать, что на землю сыпались обломки крошившейся от удара об ат­мосферу кометы не могу, остановлен­ный одним жестким словом - сомне­вайся.

Виталий ВОРОНОВ

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт