Главная
Архивные документы
Исследования КСЭ Лирика
Вернуться
Письмо Львова Ковалёву
Письмо Якутина
Письмо Журавлёва Львову
Письмо Андруского Львову
Письмо Ковалёва Львову
Переписка с Ивановым
Переписка с Суворовым
Письма Кушелева
Письмо Мищенко Кулику
Письма Лермана
Письмо Журавлева Львову
Письмо Сумца
Каталог
Письмо Журавлева Львову.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Архивные документы » Фонд Львова Ю.А. » ФОНД №Р - 1991 » 124 » ПЕРЕПИСКА » Письмо Журавлева Львову

Здравствуй, Юрий!

 Мы с Воробьевым внимательно изучили твое письмо, интересное и про­никнутое заботой о судьбах КСЭ. Насчет оценки фильма "Тайна" я с тобой полностью согласен. Когда я составлял проект письма, я знал о фильме только по рассказам знакомых и составил о нем не вполне верное представление. В целом он принес больше пользы, чем вреда, но легковесность его очевидна. Недавно в Доме ученых Академгородка был организован фестиваль научно-популярных фильмов и мне задали вопрос об этом телефильме. Я выступил, дав ему оценку примерно в духе твоего письма. Если вы считаете, что письмо в "ЛГ" принесет некоторый вред, то мы согласны с тем, что большой необходимости отправлять его нет. Письмо адресовано не столько "ЛГ", сколько КСЭ. И если нужно разъяс­нять, против чего мы протестуем и за что ратуем, то это можно выразить очень кратко: против того, что Петров на страницах авторитетной газеты прозрачно намекает, что только с приходом в проблему сотрудни­ков его института /пусть бывшего/ начнется изучение проблемы "учеными с квалификацией",которые решив некоторые механические задачи, тем самым решат и всю проблему. Я не увидел в его интервью никакой оценки наших усилий, что вообще-то вполне логично с его позиций.

Ратуем за то, чтобы Петров, прежде чем писать о ТМ в газете или в "Космических исследованиях", почитал томские сборники и подумал над ними. Неплохо и сослаться на некоторые имеющиеся в них статьи.

Многое, о чем ты пишешь относительно ситуации в КСЭ, глубоко верно и я готов под этим подписаться. Да, существуют объективные причины почему история исследования ТМ сложилась так, как она выглядит сегод­ня. Есть два пути - либо приспосабливаться к этим объективным усло­виям, либо попытаться если не изменить, то хотя бы воздействовать на них в строну, нужную для решения проблемы. Ну, конечно же, это прожек­терство. Из серии таких прожектов, как организация самодеятельного изучения Тунгусского метеорита, полета на Луну, организации Кедрограда достижения на лыжах Северного полюса, или, скажем, организаций экспедиции в Контрольный район. Одни из этих прожектов осуществляют­ся, другие терпят крах. Чем и хороша линия приспособления - то, что она надежнее и безусловно осуществима.

В том то и дело, что наличие группы профессиональных исследова­телей /совершенно неважно, кого именно/ - это не моя личная позиция, а объективное требование логики проблема. Я вовсе не хочу сказать, что в этом направлении ничего не делалось. Но как сейчас видно делалось непоследовательно, нерешительно, не было убеждения, что это надо делать. Гораздо важнее казалось, провести очередную экспедицию. Отсюда всем понятный и не раз обсуждавшийся перекос от изучения проблемы к обеспечению функционирования КСЭ как организации. Нового здесь я ничего не говорю.

Масштабы проблемы требуют и соответствующих масштабов идеи. А эти масштабы требуют времени. У одного человека, конечно, не хва­тит ума на это. Нужен коллектив, который был бы опорой экспедиции, и сам, конечно, опирался на экспедицию. Никакой деструкции КСЭ это бы не вызвало, только небольшую селекцию состава, может быть. Больше бы приходило серьезных людей, для которых маршруты - вещь приятная , но все же второстепенная. Это никакая не реорганизация КСЭ, я никаких капитальных перемен я не желаю.

Личную ответственность в проблеме ТМ я понимаю несколько ина­че и считаю своим главным грехом, не то, что не помогаю организовы­вать Николаю экспедиции, а то, что не проявил в свое время, как ты говоришь, "научной страсти", дозированного фанатизма, который у меня в общем-то имеется, и не сделал в 1974 году шага, к которому был очень близок - плюнуть на свою специализацию, зарплату и здравый смысл - и любой ценой зацепиться на какой-то работе /хотя бы на ставке лаборанта или препаратора/, где можно было бы отдавать всё время нашей работе по метеориту. Отдельные товарищи, которые вступи­ли на этот путь - Бояркина, Иванова, Грязнова, Голенецкий - оказалась разобщенными, увязли в трясине текущих дел и получился удар не ку­лаком, а растопыренными пальцами. Сейчас я уже не пойду на это. Но дело же не в конкретном лице, а в объективной потребности. И может быть два-три молодых человека смогут стать катализатором научной работы, которая выведет КСЭ из тупика. Надо только, чтобы было общее мнение, что это действительно остро необходимо. А здесь-то и зарыта собака. Мнения-то у наиболее авторитетных лидеров такого нет. Привыкли, что все катится, если не само собой, то все же требует не героических усилий . Можно и так, конечно. Польза всё же есть. И социально - воспитательная и даже научная /первой все же больше/.

Но тогда как-то фальшиво начинают звучать слова, которые Николай написал вполне искренне - "что история на нас взвалила решение проблемы метеорита". Ясно, что решить мы ее не решим. Темпы не соответст­вуют. Стоит ли тогда делать вид, что мы что-то решаем?

Твое предложение о лаборатории в Ванаваре - как раз и лежит в русле дел, которые, по-моему, назрели. Никого не найдешь - подразумевается - никого не найдешь между делом. Эта идея требует, чтобы, к ней относились, как к острой потребности. Тогда найдешь. Вот видишь, ты на словах со мной споришь, а на деле - сам такой же!

До свиданья!

11.06.79

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт