2 апреля 1996 года не стало Сократа Павловича Голенецкого - действительного члена Тунгусского сообщества, апологета Проблемы, благодаря усилиям которого завеса над Тайной Века существенно приоткрылась. Он был не только теоретиком, но и практиком тунгусских исследований. Пожалуй, единственным из нас, сумевшим «приземлить» космический объект, доказать, что гипотетическое кометное вещество может реально влиять на жизнедеятельность человека. Сегодня жизненный путь Сократа Павловича можно обозревать в его целостности и завершенности. Место Голенецкого в истории Проблемы уникально. Как уникальна и вся та работа, которой он свою жизнь посвятил, которая продолжается его товарищами и соратниками, придавая особый, непреходящий, Смысл личной завершенности.

Многолетняя исследовательская деятельность Сократа Павловича Голенецкого тесно связана как с поиском радиоактивных следов Тунгусского взрыва, так и с выделением космохимической аномалии в районе Тунгусской катастрофы. Эти темы еще ждут своего биографа-исследователя. Мы здесь сосредоточим внимание на одной, малоизвестной стороне его деятельности, сопутствовавшей обнаружению аномалии легколетучих химически активных элементов.

Трудности в подтверждении первоначального яркого результата заставили Сократа Павловича обратиться к «эффекту пятнистости»: рядом с богатой пробой могла оказаться пустая (это характерно для разных эффектов, относимых к последствиям Тунгусского Феномена).

Далее мы процитируем обширный отрывок из пока еще редкой книги В.К. Журавлева и Ф.Ю. Зигеля «Тунгусское диво» (С. 327-328).

«Стараясь найти дополнительные доводы в пользу своего результата, Голенецкий вспомнил о том, что Кулик, обрабатывая аэрофотоснимки, пришел к выводу о наличии трех центров вывала. Хотя карты Фаста показали ошибочность этого вывода, Голенецкий попытался поспорить с результатами компьютеров и математиков.

В двух экспедициях он тщательно обследовал центральную часть района лесоповала, составляя подробные схемы поваленных деревьев. В середине 70-х годов полусгнившие стволы еще можно было уверенно обнаружить даже в заболоченных низинных местах. В экспедиции 1977 года был сформирован специальный отряд в составе Фаста, Голенецкого и Журавлева, который должен был окончательно разобраться с вопросом о «нескольких центрах». Пользуясь схемой вывала, составленной Куликом, «смешанная комиссия» решила вопрос в пользу единого центра. Хотя картина вывала не давала каких-либо аргументов в пользу нескольких взрывов, в статье, опубликованной в 1980 году, С. Голенецкий и В. Степанок пытались снова обосновать эту идею, ссылаясь на показания очевидцев. Действительно, сообщения эвенков, записанные Сусловым, часть которых приведена в начале этой книги, давали некоторые основания для утверждения о нескольких вспышках, продолжительности и множественности звуковых явлений. Согласно Голенецкому, «Тунгусская катастрофа завершилась серией взрывов, среди которых могли быть и сравнительно низкие, приведшие к загрязнению отдельных участков земной поверхности веществом Тунгусского космического тела или продуктами взрыва».

Теперь можно с уверенностью сказать, что интуиция Голенецкого тогда, в 1976-77 годах, вывела его на принципиально существенные особенности События – сложную структуру Взрыва и полицентрическую картину вывала, как следствия такой структуры. Развитие и конкретизация этой темы сейчас представлены в серии работ Д.В. Демина, два фрагмента которых публикуются во втором и настоящем выпусках «Вестника». Эта преемственность и принципиальная коллегиальность мысли - лучшая память о нашем товарище Сократе Павловиче Голенецком.