Начиная с 1930 г. различные исследователи выдвигали и развивали гипотезу о том, что Тунгусский метеорит был осколком или ядром небольшой кометы. При этом каждый из них под термином "комета" понимал далеко не одно и то же. Примерно до 1950 г. в астрономии не было четкого единого представления о природе и строении кометных ядер. Поэтому изложению истории кометной гипотезы мы сочли целесообразным предпослать краткий очерк развития взглядов на строение ядер комет.

Развитие взглядов на ядра комет

Хотя еще классики астрономии - Лаплас и Бессель - развивали представления о кометных ядрах как о единых телах ледяного состава [258], в начале XX в. среди астрономов утвердился совсем иной взгляд на ядра комет. Об этом красноречиво говорят приведенные ниже выдержки из учебников общей астрономии 20-х - 40-х годов.

"Обычная точка зрения на природу комет ... состоит в том, что они являются свободным роем отдельных частиц". (Г.Н. Рессел, Р.С. Дэган, Дж.К. Стюарт. Астрономия. Т. 1. М.: ОНТИ, 1935, с. 357; оригинальное издание - 1927 г.).

"... в ядре имеются, несомненно, и небольшие твердые тела ... эти тела разделены друг от друга большими по сравнению с их размерами расстояниями..." (А.А. Иванов. Астрономия. Л.; М.: Главсевморпуть, 1940, с. 262).

"Очевидно, ядра комет не сплошные тела, а состоят из твердых телец или более массивных твердых глыб, составляющих многочисленный рой, находящийся в гравитационном равновесии" (П.И. Попов, К.Л. Баев и др. Астрономия. М: Учпедгиз, 1940, с. 322).

Ядро кометы не есть сплошное тело, вроде хотя бы малой планеты; это рой небольших тел, размерами ... от большой скалы до песчинки" (С.П. Блажко. Курс общей астрономии. М.: Гостехиздат, 1947, с. 353).

Положение в астрономии р отношении природы ядер комет в этот период хорошо охарактеризовал в 1967 г. О.В. Добровольский [112]: "Долгое время в советской науке сосуществовали как равноправные две модели: ядро как более или менее компактный рой метеорных частиц (А.Д. Дубяго, 1950 г. [118]; В.Г. Фесенков, 1964 г. [368]) и ядро как одна или несколько монолитных глыб (С.В. Орлов, 1935 г. [285], Б.А. Воронцов-Вельяминов, 1945 г.)".

В 1943 г. Б.Ю. Левин [254] разработал модель ядра, состоящего из нескольких каменистых глыб с сорбированными в них газами. В 1948 г. С.К. Всехсвятский [93] предложил модель ядра, так­же из скопления нескольких глыб, содержащих значительные массы замороженных газов. Наконец в 1950 г. Фред Уиппл [512] разработал ледяную модель ядра, вскоре ставшую общепринятой и лишь подвергавшуюся уточнениям. Лед кометных ядер не чистый, а содержит большое число тугоплавких включений. Основную массу составляет лед Н2О, в меньшей степени присутствует лед СО2, в еще меньшем количестве СН4 и NH3. Подробнее о строении кометных ядер см. [51, 111, 392].

В 1950 г. А.Д. Дубяго нанес смертельный удар концепции роя тел, показав, что такой рой будет динамически неустойчив и в результате неупругих столкновений частиц скоро спадется в единое тело [118]. Так что О.В. Добровольский напрасно считал Дубяго сторонником гипотезы роя.

Тем не менее, как мы видели выше, В.Г. Фесенков в 1964 г. считал ядра комет состоящими из роя тел [368]. Эту точку зрения он продолжал отстаивать и в 1969 г. [370], опираясь на известные факты распада комет. Примеры его высказываний будут приве­дены ниже.

Такая же ситуация была и в зарубежной научной литературе. Ледяной модели Уиппла противопоставлялась модель ядра-роя (по терминологии Л.М. Шульмана [392]) или "мешка с песком" (sand-bank, P. Литтльтон [470]).

В 30-е годы эту точку зрения разделял также И.С. Астапович [13]. О его взглядах 50-х годов нам судить трудно, так как ни в статье [17], ни в книге [18] о природе ядер комет ничего не говорится.

О приоритете в выдвижении кометной гипотезы

Кто из ученых первым предложил кометную гипотезу? Иначе говоря, кто первым заявил, что Тунгусский метеорит был небольшой кометой?

Вот как пишет об этом Е.Л. Кринов в своей монографии [225]:

"...И.С. Астапович считает, что метеорит был каменным, и придерживается той гипотезы, что он представлял собой голову небольшой кометки, хвост которой вызвал аномальные светлые ночи. Эта мысль была высказана им еще до опубликования аналогичной гипотезы Уипплом" [225, с. 184].

В той же книге, на с. 91, говорится:

"Уиппл высказал гипотезу, что Тунгусский метеорит представлял собой ядро маленькой кометки с пылевым хвостом [510, 511]"1. Иначе говоря, Е.Л. Кринов полагал, что Фрэнсис Уиппл высказал кометную гипотезу еще в своей работе 1930 г. [510].

В книге В.К. Журавлева и Ф.Ю. Зигеля [129, с. 181] говорится: "В 1930 году английский ученый Фрэнсис Уиппл высказал предположение, что Тунгусский метеорит представлял собой ядро маленькой кометы с пылевым хвостом... Гипотеза Уиппла была поддержана И.С. Астаповичем".

В статье 1960 г. Е.Л. Кринов [232] писал: "... мы можем снова принять гипотезу, впервые высказанную еще в 30-х годах советским ученым И.С. Астаповичем и английским исследователем Ф. Уипплом, что Тунгусский метеорит представлял собой маленькую комету". И далее он приводит, следуя Б.Ю. Левину [256], схему модели загрязненного ледяного ядра.

Все приведенные выше высказывания либо полностью ошибочны, либо содержат отдельные ошибки.

Кометная гипотеза действительно впервые была высказана в 1930 г., но не Астаповичем и не Уипплом, а известным американским астрофизиком Харлоу Шепли (1885-1972), в то время директором Гарвардской обсерватории и профессором Гарвардского университета. В своей книге "Полеты из Хаоса. Обзор материальных систем от атомов до галактик", изданной в Нью-Йорке в 1930 г. [494] и в 1934 г. в Москве в русском переводе под названием "От атомов до млечных путей" [390], Шепли, приводя соображения Л.А. Кулика о возможной связи Тунгусского метеорита с кометой Понса-Виннеке, писал: "Если бы Тунгусская масса наблюдалась бы за пределами земной атмосферы, она вероятно рассматривалась бы как очень маленькая комета, и математическая обработка ее движения позволила бы получить орбиту, подобную орбите кометы Понса-Виннеке".

Книга Шепли была написана на основе его лекций, прочитанных в Нью-Йоркском колледже в ноябре-декабре 1929 г. Вызывает крайнее удивление, что ни Фрэнсис Уиппл, ни И.С. Астапович, ни еще кто-либо из американских, английских или советских ученых не обратили внимание на книгу Шепли и предложенную им гипотезу. На приоритет Шепли указал лишь в 1970 г. Р.Л. Хотинок [378]2.

Фрэнсис Уиппл предложил свою гипотезу совершенно независимо и притом в работе 1934 г. [511], а не в 1930 г. На самом деле, в работе 1930 г. [510] Уиппл ни словом не упоминает о возможной кометной природе Тунгусского метеорита. Он это сделал только в 1934 г. Основным аргументом Уиппла послужила невозможность переноса пыли от места взрыва до стран Европы. Отсюда следовал вывод, что пыль влетела в земную атмосферу одновременно с Тунгусским телом, образуя его хвост. Следовательно, заключил Уиппл, это была небольшая комета.

Что касается И.С. Астаповича, то вопрос о его приоритете гораздо сложнее. В своем выступлении на Девятой метеоритной конференции (Киев, июнь 1960 г.) Астапович прямо заявлял, что высказал идею о кометной природе Тунгусского метеорита в 1930 г., но опубликовал ее первый Фрэнсис Уиппл (запись автора, не опубликовано). То же утверждает в своей книге [225, с. 184] Е.Л. Кринов. Первая публикация И.С. Астаповича по данному вопросу относится к 1935 г. [13]. Там он писал:

"Уиппл выдвигает остроумную гипотезу, состоящую в том, что сибирский метеорит, по его мнению, был маленькой кометой с пылевым хвостом. Когда утром 30 июня 1908 г. голова кометы (состоящая из роя метеоритов) упала в Сибири, ее хвост, направленный от Солнца, должен был простираться на северо-запад, к Европе, т.е. почти перпендикулярно к направлению движения самого метеорита. Пылевой хвост кометы, таким образом, оказался над Европой, задержавшись в самых верхних слоях атмосферы, что должно указывать на высокую степень его распыленности; последнее независимо подтверждается также действием на него радиации Солнца. Другим подтверждением гипотезы Уиппла может являться тот факт, что, по-видимому, тогда же выпал в Кагарлыке, близ Киева, небольшой каменный метеорит..."

Таким образом, в статье 1935 г. И.С. Астапович лишь пропагандирует и поддерживает гипотезу Уиппла, никак не заявляя о своем приоритете. В статьях 1939-1940 гг. он пишет примерно то же самое [14, 15]: "Так например, тунгусский метеорит..., по предположению английского геофизика Уиппла (F.J. Whipple, Kew Observatory), представлял собой ядро небольшой кометки, пылевой хвост которой в момент падения, будучи направлен от Солнца, протянулся над Западной Сибирью и Европой, где и дал знаменитые серебристые облака на высоте 80 км, превратившие ночи Средней Азии, Крыма, Кавказа и Южной Европы в белые (30 VI - 2 VII)" [14]. Как видим, и в этих статьях И.С. Астапович не претендует на приоритет в выдвижении кометной гипотезы, отдавая эту честь Фрэнсису Уипплу.

Еще яснее это выражено в статьях И.С. Астаповича 1965-1966 гг. [19, 20]. В [19] он пишет: "Впервые эта мысль (о кометной природе Тунгусского метеорита. — В.Б.) выдвинута геофизиком Уипплом (F.J. Whipple) [511] в 1934 г. и автором в 1939 г. [14]3. В 1939 г. автор уже писал, что этот метеорит "является небольшой кометкой" [14], исходя из обратного движения в орбите, ее значительного эксцентриситета, значительной массы (свыше 104 т) необычной для метеорита, и оптической аномалии (белые ночи), вызванной пылинками таких же размеров, как у пылинок кометных хвостов".

В статье [20] И.С. Астапович пишет примерно то же самое: "В 1934 г. метеоролог Уиппл [511] выдвинул поддержанную мною в 1939 г. [14] точку зрения на Тунгусский метеорит как на небольшую комету. Я исходил из обратного движения этой кометы, ее вытянутой орбиты и оптической аномалии, вызванной пылинками с размерами, такими, как у пылинок хвостов комет. При полете ядра кометы над Центральной Сибирью ее хвост простирался на запад до Атлантики и вызвал белые ночи в Западной Сибири, Средней Азии и Европе. В 1939 г. я писал, что Тунгусский метеорит "являлся небольшой кометкой" [14]".

Почему же на конференции в 1960 г. И.С. Астапович заявлял о своем приоритете на кометную гипотезу с 1930 г., а в публикациях 1965—1966 гг. скромно ушел в тень, сославшись лишь на статью 1939 г. [14] и отдав пальму первенства Фрэнсису Уипплу? Очевидно, заявить о кометной гипотезе И.С. Астапович мог на собрании Русского общества любителей мироведения (РОЛМ), и притом не ранее мая 1930 г., когда в Ленинград вернулся из третьей экспедиции Кулика Е.Л. Кринов, по-видимому, присутствовавший при этом сообщении Астаповича. Но весной 1930 г. деятельность РОЛМ была прекращена административными органами, а ряд его активных членов подверглись репрессиям [54]. Установить, состоялось ли в 1930 г. собрание РОЛМ с докладом Астаповича, в настоящее время не представляется возможным. В публикациях РОЛМ это никак не отражено. Вызывает удивление также то, что Астапович в статьях 1965-1966 гг. ни словом не упоминает свою статью 1935 г. [13], отсылая читателей к более поздней публикации 1939 г. [14], в которой о кометной гипотезе сказано одной фразой.

Как видим, основным аргументом Фр. Уиппла в обосновании кометной гипотезы было широкое распространение аномального свечения неба, объясняемое влетом в земную атмосферу пылевого хвоста, который могла иметь только комета. И.С. Астапович добавил к аргументации Уиппла свое предположение об обратном Движении Тунгусского тела, которое было в 60-х годах поддержано В.Г. Фесенковым и все-таки не подтвердилось (см. гл. XI).

1. Номера ссылок даются по списку литературы в этой книге.
2. Газета "Вечерняя Москва" от 11 февраля 1928 г. в заметке "В Московском обществе любителей астрономии" сообщает, что на собрании этого общества 10 февраля того же года докладчик A.M. Рыбаков высказал мысль, что Тунгусский метеорит был кометой [174а].
3. Номера ссылок в статьях Астаповича заменены на номера по нашему списку литературы.