Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Загадка кометы Энке
Загадочные кратеры
Экспедиция В.Шишкова
Загадка озера на Чамбе
Сухая речка
Загадка горы Идолов
Необычные камни
Каталог
Загадочная экспедиция геодезиста В.Шишкова
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.Ромейко, Эхо далекой Тунгуски » II . Загадки Тунгусского метеорита » Экспедиция В.Шишкова

Принято считать, что разрушение Тунгусского болида произошло в районе исследованным Куликом. К середине 60х годов информация о возможных местах повреждения тайги в районе катастрофы и прилегающему к нему пространству, в основном была собрана. Почти полторы сотни исследователей ежегодно буквально прочесывали тайгу в поисках нового материала для формирования общей картины вывала. Именно тогда отряды под руководством томского математика Вильгельма Фаста оконтурили известную "бабочку". Отряд Николая Васильева нашел и описал "западный вывал". А группы Владимира Кошелева и Геннадия Плеханова осуществили аэровизуальный поиск "восточного вывала".

В 1975 году разведывательный отряд КСЭ под руководством Алены Бояркиной совершил пеший маршрут от Ванавары по Юктинской дороге до реки Южная Чуня. Крупных массивов поваленного леса, относящихся к началу нашего столетия, отрядом Бояркиной обнаружено не было. В нескольких местах отряд натыкался на старые, примерно шестидесятилетней давности полосовые повалы деревьев, ориентированные на северо-восток. Предположительно это следы старых ветровалов. Этой информации можно доверять, так как Алена Бояркина один из опытнейших исследователей КСЭ проработавших несколько полевых сезонов.

"Восточный" или как его еще называют "шишковский" вывал стал причиной значительных споров среди современных исследователей. Вызвано это тем, что обнаружение второго района разрушений принципиально меняет известную модель взрыва и ставит массу дополнительных вопросов. Но основное, создает серьезные предпосылки усомниться в кометной природе Тунгусского тела. Очевидно, что подобный аргумент в решении Тунгусской проблемы вряд ли мог остаться незамеченным.

Упоминание о падении осколков метеорита и разрушениях в ином месте кроме "куликовского вывала", можно встретить у нескольких исследователей довоенного периода. Одним из них был И.М. Суслов - председатель Красноярского комитета содействия народам севера, этнограф, действительный член географического общества. В марте 1926 года он присутствовал на эвенкийском суглане-съезде всех родов, где и получил сведения от эвенков проживавших в 1908 году в непосредственной близости от места катастрофы. На основе этих показаний Суслов составил первую карту района падения Тунгусского метеорита. Его вывод: метеорит, летел весьма полого, ударился о вершину хребта Лакура и раскололся на три части, одна из которых упала здесь же, другая пролетела значительно дальше на северо-восток, упав в междуречье рек Хушмо и Кимчу, и третья, пролетев на восток-северо-восток, упала в верховьях реки Южной Чуни.

Первоначально, Л.А.Кулик, на основании опросов местного населения, считал, что район падения и массового повала деревьев находиться в направлении истоков реки Ванаварки, то есть в направлении на северо-восток.

Так уж вышло, что среди людей причастных к Тунгусскому метеориту оказался сотрудник Омского управления дорог, инженер Вячеслав Яковлевич Шишков, впоследствии известный писатель, автор романа "Угрюм-река" и целого ряда рассказов, описывающих природу Сибири. Собственно, Нижняя Тунгуска и есть та самая Угрюм-река. Шишков и не подозревал, что станет участником тунгусской интриги, и его именем назовут  загадочный участок тайги с поваленными деревьями.

Летом 1911 года он возглавил отряд, проводивший гидрологические изыскания на реке Нижняя Тунгуска. В задачу этой небольшой экспедиции входил поиск возможной трассы соединяющей две водные артерии Нижнюю Тунгуску с левым притоком Лены. По окончании работ, отряд начал выход из тайги. К сожалению, Шишков выбрал не самый удачный маршрут для этого времени года. Он решил самосплавом на небольшой лодке отправиться от села Ербогачен до Туруханска расположенного в устье Нижней Тунгуски. А это не менее 30-50 дней пути. Надо заметить, что ледостав в этих местах часто наступает в конце сентября, а иногда и раньше. Так что, не пройдя и половины пути, лодка с экипажем вмерзла в лед, немного не достигнув левого притока - реки Илимпеи (сейчас там расположен поселок Усть-Илимпея). Положение экспедиции было критическим. Наступала зима, продовольствия и теплого жилья не было. Маленький отряд практически был обречен на гибель. Но к счастью ее спасли два обстоятельства. Можно предполагать, что Шишков их как-то предвидел и полагался на них, как на аварийные. Первое - в этом районе находилась торговая резиденция промышленника К.И. Суздалева с постройками и запасами продовольствия. Второе - к этому времени туда прибыл продовольственный караван.  Он был случайно обнаружен участниками похода. За небольшое вознаграждение удалось уговорить проводников-эвенков выйти на маршрут в сторону Ангары. 8 сентября в тяжелых условиях приближающейся, ранней зимы, караван состоящий из отряда Шишкова, проводников и 100 оленей начал 700 километровый переход на юг, до Подкаменной Тунгуски и далее к селу Кежма. 35 дней продолжался поход по безлюдной, заснеженной тайге, по 15-20 верст ежедневно. К началу октября караван в полусотню вьючных оленей достиг торговой фактории Аннавар (старинное название поселка Ванавара).

По впечатлениям участников этого похода, на пройденном участке пришлось преодолеть громадный повал деревьев, доставивший всей экспедиции немало хлопот и значительно замедливший ее продвижение. По словам проводников-эвенков, повал леса объяснялся падением "огненного змея" произошедшим за несколько лет до 1911 года. Очевидно, Шишков как путешественник и писатель, вел путевые записи, из которых можно было бы узнать что-то интересное об этом районе, но архив писателя сгорел в блокадном Ленинграде. Из всех документов экспедиции сохранился лишь альбом фотографий. Вероятно два рассказа "Помолились" и "Холодный край", написанные писателем позже, имеют какое-то отношение к событиям того времени. Относиться ли вывал леса, пройденный его отрядом к катастрофе 1908 года, остается пока неясным.

По другим, менее достоверным сведениям, упоминавшимся в журнале "Техника молодежи", в 1911 году Омское управление шоссейных и водных дорог специально направило на поиски Тунгусского метеорита экспедицию под руководством В.Я. Шишкова. Экспедиция прошла далеко от эпицентра взрыва, но наткнулась на огромный вывал леса в районе Нижней Тунгуски. Но это сообщение выглядит малоубедительным, поскольку вряд ли в управлении дорог в то время кто-либо располагал сведениями о районе падения метеорита. Во всяком случае, документальные подтверждения этому факту отсутствуют.

Анализ существующего материала дает все основания предположить два возможных варианта маршрута: первый - "западный" пролегавший через «куликовский вывал», второй - "восточный" по так называемой Юктинской (Илимпийской) дороге, через мощный ветровал в районе верховий реки Тэтэрэ.

Большая часть местного населения опрошенного в 1964 году, проживающего в междуречье Верхней и Нижней Тунгуски утверждала, что путь от Усть-Илимпеи на Ванавару в начале века проходил через район, где в дальнейшем образовался "куликовский вывал". Ванаварские эвенки-охотники Л.В. Джонкоуль и В.Н. Дмитриев, уточняют, что путь от Усть-Илимпеи на Ванавару в те годы, проходил по "западному" маршруту через верховья реки Ярду на Стрелку-Чуню, далее через реку Хушму, то есть через район, где взорвался Тунгусский метеорит. Тоже показывает проводник экспедиции Шишкова - Иван Иванович Аксенов. По его словам с самого начала маршрут был задуман так, чтобы по мере продвижения можно было менять уставших олений на свежих. Для этого шли не по обычным тропам, а от одного стойбища к другому. Из Усть-Илимпеи в район реки Элитки, левого притока Нижней Тунгуски, а откуда на хребет Юрчаны. На этом этапе караван вел сам Аксенов и проводник Кочени. Пересекли Таймуру, и пошли на Стрелку-Чуню, откуда караван вели эвенки Каплин, Куркогир, Нагинчин и некоторые другие. По словам Аксенова отряд Шишкова состоял из 12-13 человек. На этом можно было бы поставить точку, если бы не показания еще одного участника той далекой экспедиции.

В начале 40-х годов, в городе Ашхабаде астрономом И.С. Астаповичем было получено сообщение о "необычном вывале" от заместителя Шишкова - геодезиста Н.П.Липая. Из его рассказа следовало, что караван пересек обширный район поваленного леса, происхождение которого проводники объяснили падением "огненного змея" за несколько лет до 1911 года. Интересно, что в рассказе Липая почему-то сообщается двух зонах бурелома, отличающиеся степенью массовости вывала. Кроме того, вывал имел, по-видимому, довольно четкую границу. К сожалению, географическое положение этого места было указано с большой неопределенностью. По описанию, вывал отличался своей массовостью, направленностью повала стволов и сплошным ожогом. Самым удивительным для Астаповича в то время было узнать, что вывал находится примерно в 200 километрах к востоку-юго-востоку от хорошо известного района открытого и исследованного Л.А.Куликом. Приблизительно между истоками реки Южная Чуня и долиной реки Тэтэрэ. А если это действительно так, то следы Тунгусского метеорита надо искать в указанном районе.

Вместе с тем, ряд исследователей считает, что этот вывал не имеет ни чего общего с катастрофой 1908 года. Наиболее вероятно, что он образовался в результате ветровала в начале века, а последующий пожар, возникший из-за скопления сухих деревьев, придал ему вид катастрофного. Этот спор может быть решен только одним путем: необходимо было найти и осмотреть вывал в районе Тэтэрэ специалистам. Но этого никто до сих пор так и не сделал.

В 1960 году был предпринят ряд облетов предполагаемого района восточного вывала на самолете и вертолете. Большинство обнаруженных повалов деревьев существенно отличаются от известного Куликовского вывала тем, что обладали четкой направленностью. Наиболее вероятно это вызвано полосовым ветровалом. Наблюдения с вертолета выполненные В Кошелевым и Г Плехановым в верховьях реки Хуги и между Кулиндой и Сегочамбой помогли обнаружить беспорядочный вывал внешне напоминавший "шишковский". Но наземной проверки указанного места тогда осуществить не удалось. Хотя есть все основания думать, что и вывал на Джелиндуконе может быть бурелом, на который наткнулся в 1911 году отряд Шишкова.

Со временем появились сведенья о ряде «подозрительных» мест расположенных на значительном расстоянии от места Тунгусского взрыва. В частности, в сборнике "Метеоритика" N 4 за 1948 года была напечатана статья П.Л. Драверта "Бурелом и ожог леса в бассейне реки Кети", в которой на основании данных экспедиции М.А. Сергеева 1932 года высказывалась предположение о падении двух глыб Тунгусского метеорита в сотнях километров к западу, на правобережье Кети между селами Белояровка и Максимин Яр и Лукьяново Орлюково. Помимо этого случая, И.С. Астапович приводит данные о возможном падении крупных частей метеорита летом 1908 года в Енисейской тайге в бассейне реки Кадры (500 км к ЗЮЗ от изб Кулика).

Летом 1960 года томский экспедиционный отряд, состоящий из четырех человек, совершил маршрут с целю осмотра возможного места падения метеорита по указанным сообщениям. Было опрошено около 80 старожилов. При этом удалось установить следующее: в районе между населенными пунктами Белояровка и Максимкин Яр на правом берегу Кети имеется вывал леса уходящий на северо-восток. Длина его превышает 40 километров, ширина местами равна 4 километрам. Аналогичный повал леса имеет место и на левом берегу Кети близ Миташкинских юрт. Вывал леса носит не радиальный, а полосовой характер разрушения и ничем не отличается от обычных разрушений, производимых в таежных местах ураганами. По рассказам старожилов, вывал связан с двумя ураганами, первый из которых был между 1906 и 1912 годам, а второй - между 1921 и 1930 годами.

К концу 80-х годов, после уточнения нескольких вариантов траекторий полета болида полученных различными авторами, стало ясно, что сектор возможных поисков сжат до 8 градусов. Это существенно облегчило поиск возможных мест падения останков метеорита и поиск "шишковского" вывала. На востоке в места поисков попадали районы среднего течения реки Чамбы, верховья притоков реки Тэтэрэ - Пайга, Джелиндукон, Сегочамба и Хуги. На западе Кимчукан, Муторай, среднее течения Чуни в районе порогов Паимбинский и Чунский Замок.

Осуществить наземный осмотр подозрительных мест мог лишь человек хорошо знающий географию района. Это кто-либо из местных охотников, либо геологов. Судьба распорядилась наиболее удачно. Виталий Иннокентиевич Воронов был охотником из Ванавары, имеющим опыт работы в геологических партиях. Серьезно увлекшись историей изучения Тунгусского метеорита, он создал единственный мемориальный музей в Эвенкии. Во всех отношениях это был человек опытный. Поисками загадочного вывала он смог занялся вплотную в 1990 году. Для наземного обследования Воронов выбрал восточный вариант маршрута. Свое предположение он строил на том, что экспедиция Шишкова проходила по старой эвенкийской тропе идущей от Илимпеи через верховья Южной и Северной Чуни к Ванаваре. В верховьях рек Хуги и Кулинды, что километрах в 150 к юго-востоку от места катастрофы, он осмотрел повал леса на старой гари имеющий определенное сходство с тем который описывал Лиепая. Останки деревьев датировались началом века. Хаотический повал внешне походил на тот, что наблюдается в эпицентре взрыва. Появилось сообщение в прессе о находке «шишковского вывала». Но так ли это?  В 1964 году, житель Стрелки-Чуни эвенк М.С. Кайначенок утверждал, что пожар в этом месте произошел в 1928 году. Во время пожара погибли его родственники. К этому можно добавить мнение авторитетного исследователя Тунгусской проблемы Д.Ф. Анфиногенова, утверждающего, что образование «шишковского вывала» должно было сопровождаться мощным взрывом. А на иркутской сейсмограмме следов этого взрыва нет. Как видите проблема "восточного вывала" более чем запутана.

Подводя итог исследованиям "восточного вывала" можно заключить следующее; Большая часть фактов говорит за то, что экспедиция В.Шишкова прошла через "куликовский вывал", так как по утверждению местных жителей он считался наиболее удобным в то время. Вместе с тем остается ни кем не опровергнутый маршрут Липая. До сих пор ни кем кроме Воронова не обследован повал деревьев в верховьях Хуги. Вне всякого сомнения, необходима их точная датировка и промер азимутов. Не следует игнорировать карту Суслова, составленную на основе опроса эвенков. И самое важное, на что следовало бы обратить внимание - предполагаемое место "восточного вывала" находиться под возможной траекторией пролета Тунгусского болида. Поставить точку в этом вопросе помогут дальнейшие исследования.

А пока что, "открытие" Вороновым нового вывала вызвало значительный энтузиазм у целого ряда "домашних исследователей". В 1991 году в газете "Комсомольская правда" была напечатана статья Г. Иванова и В. Нелюбина "Летел айсберг над Тунгусской". В ней рассказывается, как "некто Шишков - сотрудник Омского управления дорог - наткнулся на обширную зону направленного (?) вывала...". Далее: "Но сомнения скептиков развеяли результаты съемки этого района Эвенкии из космоса. Достоверно установлено, что зона действия Тунгусского метеорита на тайгу значительно превышает известные ученым границы...". На спутниковых снимках из космоса авторы рассмотрели "шишковский" вывал, хотя как мы уже говорили, даже наземной съемки вывала никто не производил. Справедливости ради, надо заметить, что на спектрозональных космических снимках действительно наблюдается некая зона, условно называемая "красным пятном" вблизи эпицентра, но связать ее с какими-либо повреждениями в районе катастрофы пока не удалось. По всей видимости, окраска связана с растительным покровом или геологическими особенностями района.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт