(Триллер)

Я шел на остров Кобаевый
С метеоритчицей одной.
Не помню, старый или новый
Светился месяц надо мной.

Костры горели. Было дымно.
Перекликались голоса.
Отрывки деминского гимна
Кой-где взвивались в небеса.

Багульник голову дурманил,
Довольно ясную дотоль.
Он в ней такое ж место занял,
Как героин иль алкоголь.

И вдруг увидел я в сторонке,
Размытый в воздухе слегка,
На гребне Сусловской воронки
Костлявый призрак Кулика.

Он к нам тянулся, дед болотный,
Своею дряхлою рукой.
Зачем, зачем, о дух бесплотный,
Мы твой нарушили покой?

В чащобе, там, где временами
Тревожно ухала сова,
И не опознаные нами
Являлись также существа.

Сморчки, чудовищные слизни,
Какой-то выдавленный гной.
То были явно формы жизни,
Однако чуждой, не земной.

Вся эта нечисть залетела
К нам из космических глубин.
И вскидывал я то и дело
Свой вороненый карабин.

Ржавели буровые трубы
(Их натащил сюда Кулик).
И вдруг твои младые зубы
Чуть не вцепились мне в кадык.

Ты стала агрессивной сразу,
В глазах блеснул зловещий свет.
Я побежал стремглав на Базу,
Чтоб не пропасть во цвете лет.

Я убежал, хоть путь был топок,
Но еще долго слышать мог,
Как ты терзала между сопок
Мой потерявшийся сапог.

В чем смысл нехитрой этой притчи?
Не знаю сам, но так скажу:
Теперь младых метеоритчиц
На остров тот я не вожу.

Пусть месяц, старый или новый,
С небесных светит верхотур -
Опасен остров Кобаевый
Для впечатлительных натур