Ушедшим друзьям —
искателям Тунгусского метеорита

Душа засветится, когда
Напьюсь с ладони.
Какая чистая вода
В Укагитконе.
Она прозрачна, как стекло.
В краю далеком,
Пожалуй, Хушме повезло
С таким притоком.

Мы целый день брели тайгой
И стали на ночь.
Нас в этот край привел с собой
Борис Иваныч —
Первопроходец Колымы,
Таежный мамонт,
Тогда еще не знали мы,
Кем станет нам он.

А вслед за ним шел Леша-йог,
Силен и резов.
Он быть вождем вполне бы мог
У иорокезов.
Был рассудителен в делах
И разговорах,
И даже спирт не пил он (ах!)
На общих сборах.

А третьим был у нас Авдей —
Авдеев Вова,
Я не встречал таких людей,
Даю вам слово!
Он был красив и полон сил —
Небес творенье,
Ему Карпунин посвятил
Стихотворенье.

Ну а за ним, почти что вскачь,
Бежал четвертый,
Он был румянен, как калач.
Почти не тертый.
Он падал ниц под рюкзаком,
Вставал  поспешно,
Он вам, наверное, знаком —
То я, аз грешный.

Был остров посреди реки,
Покрытый лесом,
Там мы сложили рюкзаки
С нелегким весом,
Разбили лагерь, а потом
Пошла работа,
Срубили мы аэродром
Для вертолета.

Пять дней бродили мы без троп
В тайге дремучей
И накопали всяких проб
Большие кучи.
Сто килограмм сухой земли —
Весьма не просто —
Мы из маршрутов принесли
К себе на остров.

Еще скажу такую весть,
От вас не скрою,
Что первый хариус был здесь
Отловлен мною.
И мне казалось, что он был
Такой огромный!
Борис Иваныч оценил
Мой подвиг скромный.

Мы ели рыбу, как могли,
С утра до ночи,
Варили, жарили, пекли —
Все вкусно очень!
Среди великих рыбаков
Я находился,
И хоть был, в общем, бестолков,
Но я учился!

Два дня мы ждали вертолет
Как с неба манны,
А он не прилетел, и вот
Поутру рано
Мы уложили в рюкзаки
Пуды сокровищ
И повернули от реки
К горе  Стойкович.

2

За перегоном перегон —
Умчались годы.
Как много вод. Укагиткон,
Ты Хушме отдал.
И к ней спеша, как верный друг
Святое дело —
Ты пробиваешься на юг
С водораздела.

Полсотни верст глухой тайгой
Тебе струиться,
Чтоб встретить Хушму под горой
И с нею слиться.
Ей принесешь в подарок ты
Из дебрей мрачных
Прохладу вечной мерзлоты
И вод прозрачность.

А я живу который год —
Судьба такая —
Там, где людской водоворот
Не умолкает,
Средь пустоты и суеты
А ночь без звезд и без теней —
Иной природы
Лишь были 6 помыслы чисты,
Как эти воды.

И много ли осталось мне
Еще кружиться?
Но снова, снова по весне
Душа томится.
Зовет туда, где нет дорог
В просторах дальних...
Рюкзак, топор и котелок,
Палатка, спальник —

Все приготовлено давно,
Готово к бою,
И ветер ласковый в окно
Зовет с собою:
Летим! Пора зажечь огонь
В июньский вечер,
Там, где течет Укагиткон
Судьбе навстречу.

Господь продлил мои деньки,
И вот я ныне
Стою на берегу реки —
Туман в долине.
И тихо, тихо над рекой —
Земная благость,
А на душе моей покой
И грусть, и радость.

Костер горит невдалеке,
Цветы на склоне.
Я снова наклонюсь к реке,
Напьюсь с ладони.
А ночь без звезд и без теней -
Увидеть надо,
Да только нет былых друзей
Со мною рядом.

За годом год, в дожди и зной —
И нет ответа —
Мы за пропавшею звездой
Брели по свету,
Теряя на пути друзей
В ночи и мраке —
И вот теперь, как Одиссей,
Я на Итаке.

Со мной другие мужики
В красе и силе,
Но мы поболе рюкзаки
Тогда носили.
И я для них ни сват, ни брат —
А так, без толку,
Как бы музейный экспонат —
Пора на полку.

И мы теперь в другой поре
Живем на свете,
Другое на календаре
Тысячелетье,
Иные люди и среда,
Иные вехи,
А мы остались навсегда
В ХХ-м веке.

Там, в недалеком далеке,
В туманной дымке,
Играет хариус в реке,
Шумит Заимка.
Там все преграды на пути
Нам не помеха,
И решена уже почти
И что еще осталось мне,

Огонь пылает до утра
У косогора,
Там наши песни у костра
И наши споры.
Еще друзей полным-полно —
Не разминуться,
Но только памяти дано
Туда вернуться.

Уходит друг, уходит друг,
До слез, до боли,
И за столом теснее круг,
А мест все боле.
Мы песней позовем ребят,
Но кто услышит?
Хоть струны все еще звенят,
Да хор все тише.

Но отчего же слышу я
Сквозь эти песни:
Пока вы помните, друзья,
Мы с вами вместе.
Еще у нас одни дела,
Одни свершенья,
Пока не опустилась мглa
Пора забвенья.

3

В тот год, когда, как от ножа,
Душой отчаясь,
Упал я подле рубежа,
Да встал, шатаясь.
И я узнал в своей судьбе
Цену страданья.
Спасибо, Господи, Тебе
За испытанье,

И что еще осталось мне,
И много ль надо?
Чтоб на таежной стороне
С друзьями рядом
Идти Тропою Кулика,
Пока есть сроки,
Да принимала бы река
Свои притоки.

Июль 2002-9 июня 2003 г
Кордон «Укагиткон» — Новосибирск