Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Тайна „тунгусского дива"
Ю.Когинов, Тайна „тунгусского дива"
В.КРИКЛИВЫЙ, ТАЙНА ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ
Ф.ЗИГЕЛЬ, НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА
А.ВАСИЛЬЕВ, Метеорит или звездолет?
Б.ВРОНСКИЙ, ЗАГАДКА ОСТАЕТСЯ ЗАГАДКОЙ
К.П.ФЛОРЕНСКИЙ, ТУНГУССКОЕ ДИВО
И. ШОРНИКОВА, Двенадцать идут за разгадкой тайны
Каталог
Ф.ЗИГЕЛЬ, НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА
"Знание сила", 1959, № 6, с. 40—42.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 1950-1959 » 1959 » Ф.ЗИГЕЛЬ, НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА

Еще в 1950 году наш журнал напечатал статью Б. Ляпунова о загадке тунгусского метеорита. В ней излагался дин из вариантов гипотезы, в то время полностью фантастической, о том, что катастрофа в сибирской тайге была ничем иным как атомным взрывом при аварии космического корабля, прилетевшего на Землю с другой планеты. Это смелое предположение было с интересом встречено широкими кругами читателей. Повсюду развернулись дискуссии, в которые были вовлечены даже профессиональные ученые, правда, астрономы и исследователи метеоритов в ту пору неодобрительно отнеслись к идее фантастов, выступив с опровержением ее. Минуло семь лет. Изучение «Тунгусского дива» продвинулось далеко вперед. В конце 1957 года наш журнал сообщил о том, что ученым удалось найти крупинки железа, принадлежавшего Тунгусскому метеориту. В 1958 году к месту давней катастрофы направилась экспедиция Академии наук СССР. И в четвертом номере журнала за этот год о ее итогах рассказал начальник экспедиции — К. П. Флоренский.
Однако после новых поисков тайна уникального природного явления осталась неразгаданной. Теперь, по горячим следам экспедиции, не только высказаны новые гипотезы о причинах катастрофы, но и опять обсуждается идея атомного взрыва.
В этом номере мы предлагаем вниманию читателей статью доцента Ф. Ю. Зигеля, посвященную нынешним попыткам объяснения природы Тунгусского метеорита.

НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА
Ф. ЗИГЕЛЬ, доцент, кандидат педагогических наук

Катастрофа в Тунгусской тайге, разразившаяся утром 30 июня 1908 года, несомненно, принадлежит к числу исключительных, уникальных явлений природы. Хотя обстоятельства ее до конца еще не выяснены, можно, однако, считать бесспорным два факта:
1) катастрофа была вызвана космическим телом, полет которого в атмосфере засвидетельствован показаниями многочисленных очевидцев;
2) вторжение этого космического тела закончилось взрывом, по мощности равноценным взрыву нескольких десятков атомных бомб. Т

аким образом, всякие объяснения Тунгусской катастрофы чисто «земными» причинами (например ураганом) несостоятельны, так как противоречат показаниям очевидцев и не могут объяснить даже в общих чертах всю совокупность явлений, вызванных катастрофой.

До 1946 года считалось очевидным, что в тот день с Землей столкнулся крупный метеорит, масса которого оценивалась в пределах от нескольких тысяч тонн (по исследованиям проф. И. С. Астаповича) до многих миллионов тонн (по исследованиям акад. В. Г. Фесенкова). Неудачи в поисках метеоритного кратера (или хотя бы его следов) нисколько не обескураживали сторонников «метеоритной» гипотезы. Наоборот, их взгляды получили подтверждения в работе А. А. Явнеля, который в 1957 году в пробах почв, взятых еще Л. А. Куликом, обнаружил металлические осколки типичного для метеоритов химического состава. Казалось, что причина Тунгусской катастрофы окончательно выяснена и новая Тунгусская экспедиция 1958 года, организованная Академией наук СССР, должна была сделать то, чего не смогли выполнить предшествующие экспедиции — найти остатки Тунгусского метеоритного кратера.

Этого, к сожалению, не произошло. Новая экспедиция, укомплектованная из ученых различных специальностей и руководимая геохимиком К. П. Флоренским, убедительно доказала, что загадки Тунгусской катастрофы еще далеки от разрешения.

В итоге пятидесятилетних исследований Тунгусской катастрофы можно пока, как мне представляется, прийти к следующим выводам:

1. Центром, «сердцевиной» катастрофы является Южное Болото и его ближайшие окрестности. Если сомнения на этот счет и были до последней экспедиции, то теперь они рассеяны. Участники новой экспедиции тщательно обследовали местность вокруг Южного Болота и установили, что со всех сторон вывал леса носит радиальный характер и деревья своими корнями указывают (в целом) на район Южного Болота.

2. Как заявил участник новой экспедиции астроном И. Т. Зоткин в своем докладе на собрании в одном из отделов Московского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества в конце 1958 года, все члены экспедиции единодушно пришли к выводу, что Южное Болото не является метеоритным кратером и никаких следов удара метеорита о землю в нем не существует. Ничего похожего на остатки метеоритного кратера не было найдено и в окрестностях Южного Болота. Таким образом, новая экспедиция подтвердила выводы всех предшествующих экспедиций. Но из этого можно сделать только то заключение, что взрыв вторгшегося в атмосферу космического тела произошел не в результате удара о землю, а над землей, в воздухе.

В этом, по-видимому, твердо установленном факте, заключается главная трудность «Тунгусской проблемы». Если бы в атмосферу влетел обычный «кратерообразующий» метеорит, то его удар о землю вызвал бы не только грандиозный взрыв, но и кратер, хорошо объясняющий всю картину катастрофы. Но метеоритного кратера нет, он по оценкам проф. И. С. Астаповича должен иметь в диаметре сотни метров и глубину в десятки метров. Если же принять оценку массы метеорита, данную академиком В. Г. Фесенковым, то размеры Тунгусского кратера должны быть во много раз большими (километры в диаметре и сотни метров в глубину).

Бесследно исчезнуть такой кратер, конечно, не мог. Кстати сказать, рельеф Южного Болота и его окрестностей обладает большим постоянством. Новая экспедиция 1958 года не заметила каких-нибудь существенных изменений в рельефе по сравнению с тем, что описал Л. А. Кулик в 1927—1939 годах. Значит, и за предшествующие 19 лет (1908—1927) вряд ли могли быть такие изменения в рельефе, которые полностью стерли все следы огромного кратера.

С точки зрения современной теории метеоритных явлений взрыв метеорита в воздухе без удара о Землю труднообъясним. Многие метеориты, уступая сопротивлению атмосферы, распадаются, разваливаются в воздухе на части (что произошло, например, с Сихотэ-Алиньским метеоритом). Но этот распад не имеет ничего общего со взрывом и, конечно, не сопровождается выделением сколь-либо значительного количества энергии.

Картину Тунгусской катастрофы нельзя объяснить действием только баллистической волны. По направлению полета космического тела вывал леса может быть объяснен взаимодействием баллистической волны (дающей конусообразный вывал) и взрывной волны (дающей радиальный вывал).

Нельзя считать, что Тунгусский метеорит, подобно метеорным телам, полностью распылился в атмосфере. Для этого масса его слишком велика, и кроме того, факты говорят о том, что частичный распад космического тела завершился взрывом.

Таким образом, современная теория метеорных явлений пока не может объяснить, чем же именно вызван необычайно мощный взрыв метеорита в воздухе.

С этой точки зрения мне представляется заслуживающей внимания гипотеза А. П. Казанцева, выдвинутая им еще в 1946 году. Необычная идея об атомном взрыве над тайгой космического корабля была расценена сначала всеми (включая, кажется, и ее автора) как оригинальная и увлекательная фабула для научно-фантастического рассказа. Но по мере выяснения всех обстоятельств Тунгусской катастрофы и главным образом благодаря оживленной дискуссии, которая ведется уже 13-й год, весомость главных аргументов А. П. Казанцева возрастала, несмотря на отдельные неточности, ошибки и произвольные утверждения в его выступлениях.

К таковым, например, относятся явно неверное утверждение о ядерном взрыве, якобы обнаруженном профессором А. А. Михайловым на Марсе в 1956 году, или ссылка на давно объясненные наукой «световые сигналы марсиан», или утверждения, что новая экспедиция обнаружила в районе катастрофы повышенную радиоактивность. Автор гипотезы, претендующей на научность, должен с большей строгостью и добросовестностью относиться к своим аргументам.

И все же в настоящее время (хочется этого кому-нибудь или не хочется) гипотеза А. П. Казанцева является единственной правдоподобной, объясняющей отсутствие метеоритного кратера и взрыв космического тела в воздухе. К ней стали относиться настолько серьезно, что новая экспедиция 1958 года поставила предварительные исследования радиоактивности почвы Тунгусской тайги, а Комитет по метеоритам Академии наук СССР предполагает продолжить исследования радиоактивности почвы наиболее чувствительными из современных методов.

Гипотеза А. П. Казанцева с принципиальной стороны не может вызвать возражений. Межпланетные перелеты ныне уже не фантазия, а реальность. Но если земное человечество перешло к эре межпланетных полетов и в будущем предполагает создать фотонные ракеты для преодоления межзвездных пространств, то логично ли считать эти успехи науки и техники исключительной привилегией обитателей Земли? Наоборот, вполне естественно думать, что и многие из других «человечеств» доросли до уровня космических полетов и прилет их представителей на Землю не менее возможен и естественен, чем полет людей на другие небесные тела.

Поэтому идея А. П. Казанцева в основе своей может считаться вполне научной гипотезой. Это очевидно для всех тех, кто уверен в существовании внеземных «человечеств» и считает космические полеты явлением научным и техническим.

Заметим, что история науки заставляет нас с большой осторожностью высказывать категорические суждения о «научности» или «ненаучности» различных гипотез. До начала прошлого века гипотеза о космическом происхождении метеоритов считалась антинаучным вымыслом. Такие выдающиеся ученые, как Лавуазье и Бертолле, презрительно отвергали эту гипотезу. Работы основателя метеоритики Э. Ф. Хладного объявлялись глупостью, не заслуживающей даже опровержения.

С другой стороны, общеизвестно, что иногда (и нередко) новые и весьма ценные для науки идеи высказывались не учеными, а писателями-фантастами (например Жюлем Верном или А. Беляевым). Поэтому взгляды писателя и инженера А. П. Казанцева, которые он защищает как научную гипотезу, следует терпеливо и объективно рассмотреть по существу.

Мне лично кажется, что, несмотря на смелое и оригинальное объяснение почти всех обстоятельств Тунгусской катастрофы, гипотеза А. П. Кузнецова имеет две слабые стороны:

1. Она находится в явном противоречии с работой А. А. Явнеля, из которой следует, что взорвался в воздухе не космический корабль, а обычный (хотя бы в смысле химического состава) метеорит. Считать осколки, найденные А. А. Явнелем, остатками металлической оболочки космического корабля, это значит думать, что погибшие «космонавты» изготовили зачем-то корпус корабля из весьма ковкого и непрочного метеоритного железа. Такое объяснение нельзя считать правдоподобным.

2. Нет никаких безусловно достоверных данных о наличии разумных существ на Марсе или Венере, откуда, по мнению А. П. Казанцева, мог прилететь космический корабль. Считать же погибших космонавтов межзвездными скитальцами — это значит выдвигать гипотезу, обладающую очень малой вероятностью. Ведь по подсчетам В. Г. Фесенкова одна обитаемая планетная система приходится в среднем на миллион звезд. Еще меньше должен быть процент тех планетных систем, где органическая жизнь достигла уровня космических полетов. Поэтому прилет межзвездного космического корабля на Землю хотя и принципиально возможен, но весьма маловероятен.

В апрельском номере журнала «Знание— сила» опубликована статья начальника Тунгусской экспедиции 1958 года К. П. Флоренского, представляющая большой интерес. В ней обстоятельно изложены предварительные результаты экспедиции, огромная научная ценность которой очевидна. Вместе с тем некоторые утверждения К. П. Флоренского вызывают возражения.

Трудно понять, по каким мотивам подвергается сомнению работа А. А. Явнеля. Ведь найденные им металлические осколки содержат такое количество никеля (от 7 до 10 процентов), которое характерно только для метеоритов.

Нельзя согласиться с К. П. Флоренским и в том, что картину вывала леса можно объяснить действием только баллистической волны. Последняя дала бы конусообразный вывал леса, тогда как существующий вывал леса есть результат действия и баллистической и взрывной волн. Факт взрыва не вызывает никаких сомнений.

Не выдерживает критики и предположение К. П. Флоренского о том, что куски метеорита «с небольшой скоростью» упали где-то вне района Южного Болота. Произошел ли наземный взрыв или взрыв метеорита в воздухе, энергия взрыва (1022—1023 эрг по оценке И. С. Астаповича) вполне достаточна Для обращения в газ почти всей массы метеорита, причем оставшиеся осколки должны были попасть в почву только в районе взрыва, т. е. где-то в Южном Болоте или его ближайших окрестностях.

Кроме того, если бы метеорит под действием сопротивления атмосферы распался в воздухе на части, то упавшие осколки расположились бы на площади, имеющей эллиптическую форму («эллипс рассеяния»), причем самые крупные из них должны были сконцентрироваться около крайней (по направлению движения) вершины эллипса, т. е. где-то к северо-западу от Южного Болота. На самом деле этого нет. Следовательно, эллиптический вывал леса, о котором пишет К. П. Флоренский, не есть выражение «эллипса рассеяния», а результат взаимодействия баллистической и взрывной волн.

В статье К. П. Флоренского высказывается интересная идея о том, что взрыв метеорита в воздухе мог произойти «в результате разогрева и смешения его вещества с кислородом», в особенности если Тунгусский метеорит был ядром небольшой кометы.

В этом направлении, несомненно, следует провести исследования, которые подтвердили бы (или опровергли) пока что ничем не обоснованную гипотезу К. П. Флоренского.

Трудности в ее обосновании весьма серьезны. До сих пор ни один из известных нам метеоритов при соединении с кислородом воздуха не взрывался, а «сгорал», постепенно выделяя сравнительно небольшое количество энергии. Взрыв мог бы, пожалуй, произойти в том случае, если бы метеорит имел ячеистую структуру и выделяющиеся от нагревания в этих многочисленных внутренних ячейках газы разорвали бы метеорит. Однако неясно, существуют ли такие «ячеистые» метеориты и могло ли при таком взрыве выделиться то колоссальное количество энергии, о котором свидетельствует картина Тунгусской катастрофы. Ведь известно, что метеориты прогреваются только с поверхности, а их внутренние части остаются холодными. Нагрев же тонких поверхностных слоев метеорита при любой его структуре, очевидно, никогда не приведет к взрыву.

В журнале «Юный техник» № 3 за этот год опубликованы статьи лауреата Сталинской премии Б. Вронского и кандидата технических наук В. Соляника, посвященные интересующей нас проблеме. Оба ученых стремятся с разных точек зрения объяснить загадку Тунгусской катастрофы.

По мнению Б. Вронского, 30 июня 1908 года в земную атмосферу влетел огромный каменный метеорит с небольшой примесью никелистого железа. Под действием сопротивления атмосферы метеорит распался на множество осколков, которые упали на поверхность Земли и затерялись в лесистой, заболоченной местности. Так как осколки по массе были сравнительно небольшими, они и не смогли образовать один огромный кратер, тогда как мелкие воронки просто пока еще не найдены.

Хотя в начале своей статьи Б. Вронский упрекает Л. А. Кулика в упрямстве и предубежденности, его объяснение по существу ничем не отличается от гипотезы Л. А. Кулика. И он, как в свое время Кулик, полагает, что Тунгусский метеорит выпал на Землю не единым телом, а метеоритным дождем. К сожалению, с таким объяснением вряд ли можно согласиться.

Замечено, что чем меньше осколков, тем на большую площадь они выпадают. И наоборот, метеорит, распавшийся на множество осколков, дает весьма небольшой «эллипс рассеяния», то есть падает, так сказать, сконцентрированно.

Размеры эллипсов рассеяния различны. Для Сихотэ-Алиньского метеоритного дождя 1947 года наибольший диаметр (большая ось) эллипса рассеяния имел в длину всего 3 километра, тогда как для осколков каменного метеорита Саратов (1918 год) он достигал в длину 130 километров.

У наиболее обильных по количеству осколков метеоритных дождей большая ось эллипса рассеяния не превышает 5 километров.

Если Тунгусский метеорит распался на множество осколков, то они должны были упасть на Землю в районе Южного Болота, наибольший поперечник которого близок к 15 километрам. При этом, однако, сверхмощного взрыва, который наблюдался, произойти не могло. Только когда в землю с космической скоростью врезается единая монолитная масса весом в десятки или сотни тысяч тонн, происходит сильнейший взрыв. Та же масса, распыленная на множество осколков, такого эффекта не даст. Сопротивление воздуха сильно затормозит мелкие осколки, тогда как исполинские метеориты пробивают атмосферу, почти не теряя первоначальной скорости.

Таким образом, гипотеза Б. Вронского не объясняет, почему же произошел мощнейший взрыв, не уступающий атомному, и почему в районе Южного Болота не найдено ни одного осколка Тунгусского метеорита.

Если же допустить, что число осколков Тунгусского метеорита было невелико, тогда они действительно могли рассеяться на значительной площади. Но в этом случае непонятно, почему же крупные осколки весом в тысячи и даже десятки тысяч тонн при ударе о Землю не образовали весьма заметные кратеры в районе Южного Болота, где произошел взрыв, или в другом месте. Кстати сказать, все очевидцы катастрофы описывают не несколько взрывов, а один взрыв, причем все они единодушно указывают, что этот взрыв произошел именно в районе Южного Болота. Приведенные доводы заставляют признать гипотезу Б. Вронского противоречащей фактам.

Возражая А. П. Казанцеву, Б. Вронский сам допускает некоторые неточности и ошибки. Огромные клубы черного дыма, которые были отмечены многими наблюдателями, это не выдумки А. П. Казанцева, а факт, с которым приходится считаться.

Приводя слова английских физиков Дж. Бернала и Дж. Хемфри об образовании кратера при взрыве термоядерной бомбы, Б. Вронский забывает, что энергия взрыва в Тунгусской тайге была в сотни раз меньшей, чем энергия взрыва термоядерной (а не атомной) бомбы. Поэтому при взрыве над землей кратер мог и не образоваться.

Любопытно в связи с этим отметить, что ряд очевидцев описывает летящее по небу космическое тело как «трубу» или «бревно». Такая странная, не совсем обычная для метеоритов форма должна также найти объяснение.

Весьма оригинальна гипотеза, выдвинутая В. Соляником. По его мнению, Тунгусский метеорит при полете в атмосфере приобрел мощный электрический заряд и, подлетев близко к земной поверхности, разрядился над Южным Болотом.

Действительно, при полете метеоритов в атмосфере нередко наблюдаются разнообразные электрические явления (тихие разряды, вызывающие шипение, потрескивание и др.). Не исключено, что и Тунгусский метеорит приобрел перед взрывом некоторый, даже весьма большой электрический заряд (по В. Солянику — около 100 тысяч кулонов). Однако «электрическая» гипотеза не во всех отношениях может считаться достаточно убедительной.

Если бы напряженность электрического поля, как считает в. Соляник, достигла к моменту катастрофы 250 миллионов вольт на сантиметр и метеорит, заряженный до 1 000 000 кулонов, находился на высоте 20 километров, энергия электрического разряда, как нетрудно подсчитать, составила бы примерно 1026 эргов, что даже превышает ту энергию, которая требуется масштабами катастрофы. Неясно, однако, могло ли возникнуть электрическое поле столь большой напряженности. И если оно возникло, то почему же ни один наблюдатель не отметил никаких электрических явлений, хотя истечение электричества (огни Эльма и т. п.) начинается уже при напряженности поля, в сотни тысяч раз меньшей.

Картина, нарисованная В. Соляником, выглядит в некоторых деталях совершенно фантастичной. Пыль, камешки и даже деревья, увлекаемые в воздух электрическими силами на пути полета метеорита,— это фантазия, ничего общего не имеющая с фактами. Даже по соседству с катастрофой, в Вановаре, никто ничего похожего не видел. Что же касается взлета вверх чума Акулины и других подобных явлений, то они произошли не до взрыва, а после него и объясняются действием взрывной воздушной волны. Очевидно, что после разряда («взрыва») метеорита все эти явления не могли иметь места.

Как полагает В. Соляник, «... разрядившись, метеорит (или его части) продолжал лететь дальше по инерции, возможно даже отклонившись слегка вверх, и упал далеко от места предполагаемого взрыва». Если даже согласиться с этим малоправдоподобным объяснением, то остается совершенно непонятным, куда же девалась заведомо огромная масса Тунгусского метеорита. Почему при ударе Землю, где-то далеко от Южного Болота, она не вызвала второй сильнейший взрыв, который, как известно, никем не наблюдался.

Наконец, обе гипотезы — и Б. Вронскогс В. Соляника — совершенно неспособны объяснить, почему в атмосферу было выброшено колоссальное количество мельчайшей пыли, которая не могла быть поднята туда ни электрическим разрядом, ни мелкими осколками распавшегося в воздухе метеорита.

Таким образом, приходится признать, что Тунгусская катастрофа поныне остается загадочной.

Мне лично думается, что есть еще один путь для решения этой интереснейшей научной проблемы.

Как известно, между метеоритами и acтероидами (малыми планетами) нет принципиального различия. В настоящее время большинство астрономов считает, что кольцо астероидов образовалось в результате разрыва (или взрыва) первичной планеты, для которой даже придумано имя — Фаэтон. Причины взрыва Фаэтона достоверно неизвестны. Возможно, что взрывы повторялись неоднократно, и в конце концов они породили такое количество астероидов, при котором их дальнейшее раздробление и измельчение можно объяснить взаимными столкновениями.

Может быть, причины, приведшие к взрыву Фаэтона, имеют нечто общее со взрывом Тунгусского метеорита? Выделение ядерной энергии возможно (с принципиальной стороны) не только из тяжелых, но и из других химических элементов. То, что еще не умеет делать человек, может быть, при некоторых обстоятельствах осуществляется в природе. Тогда Тунгусскую катастрофу удалось бы, возможно, объяснить атомным взрывом в воздухе не космического корабля, а обычного метеорита. Поиски решения в этом иаправлении смогли бы, вероятно, сделать более ясным и вопрос о происхождении кольца астероидов.

А пока нужна терпеливая научная работа и, конечно, спокойные, деловые творческие дискуссии, где иногда случайно брошенная мысль неожиданно становится ключом к решению загадки.

Большая и очень нужная работа, проводимая Комитетом по метеоритам Академии наук СССР, и тот ценный вклад в науку, который внесла Тунгусская экспедиция 1958 года, приближают с каждым днем решение проблемы, волнующей ныне тысячи людей. Усилия советских специалистов в области метеоритики, среди которых широко известны такие выдающиеся ученые, как академик В. Г. Фесенков, Е. Л. Кринов, К. П. Станюкович, В. В. Федынский, И. С. Астапович и другие должны быть всемерно поддержаны не только научными кругами, но и широкой общественностью.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт