Кометный ледоход над Евразией


В 2008 году исполняется 100 лет космически — земной катастрофы, которая произошла в эвенкийской тайге. Перед тем как произошел грандиозный вывал леса, тысячи людей на просторах Западной и Восточной Сибири, наблюдали прекрасное, и вместе с тем страшное, явление пролета высоко в небе огромного светящегося и меняющего форму тела, издававшего громовые раскаты на всем пути. Наблюдая за столь необычным явлением, потрясенные люди говорили о пришедшем конце света. Конца света не произошло, но каждый, кто видел этот небесный полет, сохранил его в своей памяти до конца своих дней. Позже, когда нашли место разрушений, это явление получило название – Тунгусский метеорит.

Нет, ребята, всё не так!
Всё не так, ребята!

Вл. Высоцкий.

К 100-летию Тунгусского метеорита.
Г.А. Иванов

В 2008 году исполняется 100 лет космически — земной катастрофы, которая произошла в эвенкийской тайге. Перед тем как произошел грандиозный вывал леса, тысячи людей на просторах Западной и Восточной Сибири, наблюдали прекрасное, и вместе с тем страшное, явление пролета высоко в небе огромного светящегося и меняющего форму тела, издававшего громовые раскаты на всем пути. Наблюдая за столь необычным явлением, потрясенные люди говорили о пришедшем конце света. Конца света не произошло, но каждый, кто видел этот небесный полет, сохранил его в своей памяти до конца своих дней. Позже, когда нашли место разрушений, это явление получило название – Тунгусский метеорит.

Прошло 100 лет, и мы знаем об этом природном явлении почти столь же, что и те люди, что наблюдали за небом в тот день.

Природа этого события так и остается непознанной, хотя на месте падения побывало очень много научных экспедиций, выпущено много книг, научных статей, докладов, документальных и художественных фильмов. Об этом событии слышал всякий житель нашей страны, да и зарубежная наука не осталась в стороне.

И как считает заместитель директора по науке заповедника «Тунгусский» академик РАМН, профессор Николай Владимирович Васильев «…во всем мире нет никого, кто мог бы уверенно, обоснованно и ответственно сказать: я знаю, что это было».

Да, он знает, о чем говорит, ни одно лето провел он в тунгусской тайге, возглавляя много лет подряд Томскую самодеятельную экспедицию КСЭ.

Красноярские ученые не принимали столь активного участия в изучении этой проблемы специально, но, проводя другие работы, исследуя этот регион, накопили огромные материалы, осмысление которых еще предстоит.

В 1998 году в Красноярске прошла международная юбилейная научная конференция, посвященная 90-летию Тунгусского феномена. Были подведены итоги сделанного и намечены реальные пути раскрытия тайны века.

С февраля 1994 года по сентябрь 2002 года, американские разведывательные спутники, находящиеся на геостационарных орбитах и охватывающие своим наблюдением почти всю поверхность Земли, зарегистрировали 300 случаев вторжения в земную атмосферу небольших астероидов. Астероиды, поперечником 50 – 100 метров, врезались в атмосферу, со скоростью в несколько десятков километров в секунду. Новые данные заставили астрономов пересмотреть оценки частоты столкновения таких небесных странников с Землёй. Получается, что в атмосферу раз в год врывается небесное тело, способное выделить энергию, соответствующую 5 килотоннам тротила, а такие случаи, как Тунгусский метеорит (взрыв силой 10 мегатонн) могут происходить примерно один раз в тысячу лет. До сих пор специалисты считали, что метеориты типа Тунгусского могут выпадать раз в 200 – 300 лет.

К счастью для людей, такие события происходят очень редко, а подобное – первое на памяти человечества.

В 1 час 50 минут 25 сентября 2002 года небо на северо-востоке Иркутской области озарилось странным светом. В течении нескольких секунд яркий белый свет превратился в синий, а затем в красный. Потом донёсся страшный грохот, как во время сильной грозы. А ещё спустя минуты две в домах задребезжали стёкла, зазвенела посуда, закачались люстры. Сработала охранная сигнализация. Американцы сообщили, что 25 сентября их спутник зарегистрировал объект, взорвавшийся над Иркутской областью на высоте 30 километров. По оценкам в небе взорвался болид достаточно большого размера. Тротиловый эквивалент взрыва – 200 тонн. Это событие несколько напоминает Тунгусский метеорит.

Почему Тунгусский метеорит остаётся столь долгой загадкой для науки?

На мой взгляд, есть три причины: Первая – событие произошло вдали от крупных поселений людей, произойди оно позднее на четыре часа, то это событие носило название Ладожское, его воздействие испытали бы финны.

Второе – это не значительный экономический и экологический урон для Сибири, да и России.

Третье – это масштабность этого события.

Автор боле четверти века занимается этой проблемой, бывал на месте катастрофы, знаком со многими исследователями и имеет отличную от всех концепцию о природе Тунгусской катастрофы.

Вместо исторической справки

Мне приятно представить своего давнего таежного друга Виталия Иннокентиевича Воронова в совершенно неожиданном качестве. Недавно он принес рукопись со словами: «Это все, что я знаю о Тунгусском метеорите на сегодняшний день, если интересно — прочти». Те, кто знают Воронова, прочтут ее сразу, ну а для тех, кто с ним не знаком, замечу лишь, что он из редкой породы молчаливых, но очень наблюдательных людей. Собственно в этих наблюдениях и есть ценность данной работы.

Профессиональный охотник, каюр, зверовод. В совершенстве знает животный и растительный мир тайги. Много лет работал в геологических экспедициях. Знаком с геофизическими методами разведки, палеонтологией, петрографией. В 1986 году судьба коренным образом изменила его жизнь, и он создал в Ванаваре первый в мире музей, посвященный Тунгусскому метеориту.

Документальный очерк, напечатанный в газете «Красноярский рабочий», «Тунгусская комета», является неким рассказом автора читателю своего виденья Тунгусской проблемы. Как всякий таежный путешественник, Виталий Иннокентиевич, стремится, в ярких красках изложить свой взгляд на события, факты, а порой и переживания, вызванные Тунгусским метеоритом. Как впрочем, каждый из тех, кто побывал на месте катастрофы, вряд ли остался равнодушным к величайшей тайне ХХ столетия.

Посоветовавшись с Виталием Иннокентьевичем, я решил его размышления включить в данную книгу.

Тунгусская комета

В. И. Воронов

Падение метеорита или пролет болида 1908 года над тунгусской тайгой наблюдало порядка тысячи человек (количество опрошенных). Гром, дымный след, свечение, тяжелые взрывы, землетрясение, ураганный горячий ветер, потемнение горизонта, сотрясание атмосферы, паника животных и птиц — вот еще не полный набор сведений очевидцев, наблюдавших грандиозное явление. Но, оказалось, не так-то просто найти такую «иголку» в глубинах сибирской тайги, хотя «иголка» 30 июня 1908 года возмутила атмосферу Земли.

Благодаря краеведу И.М. Суслову, возглавлявшему в г. Красноярске отдел Севера по инородцам-кочевникам, место падения метеорита было приблизительно установлено. «Катастрофа» произошла где-то в междуречье рек Чуни и Подкаменной Тунгуски в семидесяти километрах от фактории Анавар. В то время на фактории кроме тунгусов находилось несколько человек русских ангарцев (пришедших с р. Ангары. Ред.). Они уже бодрствовали, когда, приблизительно в семь утра, с ясного неба грянул гром. В северной стороне над тайгой что-то блеснуло, а потом пронесся горячий ветер. Под ногами содрогнулась земля — люди падали. Женщины, ушедшие за водой к родниковому ручейку, побросав ведра, в ужасе бежали к домику. (К великому моему сожалению этот небольшой домик в два крылечка в начале пятидесятых был разобран).

Первый исследователь Тунгусского Метеорита Л.А. Кулик, прибыл на Подкаменную Тунгуску только через девятнадцать лет. Свой поход ученый совершил оленным караваном с проводником эвенком по имени Охчен. Тунгусы, кочевавшие на притоках речки Чамбэ, и сами не имели ни малейшего представления об «эпицентре взрыва». «Однако, где-то там, тайга» — сказал бы тунгус, плохо говоривший по-русски. Самого Охчена я уже не застал в живых, я только видел холмик его могилы на устье р. Чамбэ. В поход с Куликом проводник отправился в полном составе своего многочисленного семейства, чем немало возмутил ученого. Кто не кочевал по тайге, тот не знает, насколько трудны нюльга — переходы по глубоким апрельским снегам, покрытым коркой наста — даркина. Олени выбиваются из сил, пробивая копытами, ледяной панцирь сугробов, в кровь ранят ноги. Экспедиция долго добиралась до Лакурского хребта, хотя было покрыто расстояние всего лишь в семьдесят километров. С вершин невысоких сопок была видна долина речки Хушмо, и на противоположном ее берегу белели крутые безлесые склоны. Глубокие снега, блестевшие под весенним солнцем, создавали видимость снежной безлесой страны. Дальше, на речку Хушмо, проводник отказался идти. Со временем «исследователи» рассматривали отказ тунгуса как страх перед каким-то «Богом огня», но на самом деле Охчен думал о другом, — он думал прежде всего, об оленях: весной, когда наст — даркин, и олени не могут достать мох — ягель, они начинают кормиться мохом — бородачом, свисавшим канителью с ветвей елок. Домашние олени в поисках корма уходят на десятки километров от стоянки, и тогда трудно отыскать их и вернуть к чуму. По распутице вернулись на факторию, так и не достигнув «эпицентра». «Этим людям свойственна удивительная природная лень»,- записал Кулик в своем дневнике о своих проводниках. Он еще не представлял себе, насколько тяжела жизнь человека в тайге.

Следующий поход ученого к месту падения метеорита был потрясающе примитивен: добравшись кочевыми тропами от фактории Анавар до речки Чамбэ и, соорудив плоты, участники экспедиции потянули их против течения по речке Хушмо. Мелководная, со стремительным течением речка обогатила с лихвой дневниковый материал ученого. К устью ручья Чургим (что в переводе с эвенкийского означает как «сочащийся сквозь камни»), склоны которого просматривались с Лакурского хребта во время оленного похода, прибыли на шестнадцатый(!) день, преодолев расстояние в девяносто километров. Впоследствии от таскания плотов отказались. На лодках — шитиках, длинных смоленых сибирских пирогах, расстояние в девяносто километров можно было покрывать без особого труда за два-три дня.

Остановились на устье ручья Чургим. Место окрестили «Пристанью». И по сей день стоит там небольшой домик в память о первых экспедициях Л. Кулика. Так получилось, что строителями изб были мои родственники Воронов Наум и Степан Панов.
В восьмидесятых годах мне пришлось организовать реставрацию «Пристани»: перебрать стены, сменить крышу, отреставрировать баню и заново выстроить лабаз…

Нетрудно представить волнение первопроходца. Всем участникам экспедиции хотелось поскорее увидеть «небесный камень». Но первые маршруты по тайге не дали никаких результатов — каменной скалы — так представлялся рухнувший в тайгу астероид Л.А. Кулику, не было обнаружено. Более того — деревья были повалены только частично. В основном тайга стояла на корню. Однако веер вывала отдельных деревьев был направлен навстречу траектории полета метеорита и в стороны, что наводило на мысль о взрыве. Примечательна еще одна деталь: на фотографиях, показывающих вывал тайги тех лет, фигурирует одна и та же горушка, сложенная из прочных осадочных измененных вулканической деятельностью пород. Корневая система произрастающих на ней деревьев очень слаба, и деревья падают вниз по крутому склону даже от небольшого ветра. Поднимаясь вверх по ручью Чургим, экспедиция вышла на обширные заболоченные торфяники. Вокруг, по горизонту, виднелись вершины сопок. Позднее вулканологи усмотрели в заболоченной равнине жерло палеовулкана. Всем сопкам и даже небольшим возвышенностям для удобства даны были имена видных ученых. Самая высокая была названа в честь американского геолога «Фарринтон», а невысокая горушка, выступавшая в торфяники, горой «Стойкович». Благодаря многочисленным необычным названиям придуманным Л.Куликом, получилась своего рода страна космического пришельца, где впоследствии буйно пустили свои побеги многочисленные гипотезы.

На месте катастрофы на склоне горы «Стойкович», была выстроена «Заимка Кулика»; три избы, лабаз и ледник для хранения продуктов.

Единственным ярким объектом, привлекшим внимание ученого, была небольшая, метров тридцать — сорок в диаметре (27 м. Ред.), воронка на торфянике (в честь И.М.Суслова она была названа «Сусловская»). Здесь и были сосредоточены поисковые работы. Под торфом, как в термосе, на полуметровой глубине сохранялась вечная мерзлота. Было решено через мерзлотный вал кратера пробить траншею и спустить воду в соседнее болото. Труд был изнурительным. Подогревали себя надеждой увидеть на дне кратера — воронки камень…


И вот наступили тревожные минуты — вода стремительно неслась по траншее, в кратере начинало обнажаться дно. Наконец показался какой-то облепленный мхом и илом бесформенный предмет. Все участники экспедиции в разочаровании стояли над неожиданной находкой — перед ними во всей своей красе, плотно влипнув в ил, лежал подобный железу листвиничный пень с корневищами. Шоковые минуты миновали. Ясно, при падении каменной глыбы, от пня не осталось бы и пыли. К величайшему сожалению ученого, аналогичных кратеров на торфяниках больше не оказалось. Но было решено, что злополучный пень могло забросить в кратер воздушной волной после падения астероида. Кулику казалось, что только стоит совсем немного пробурить дно воронки, как бур наткнется на «небесную твердь».


И снова экспедиция, и снова обоз с буровым снаряжением. Путь от Москвы до «Заимки Кулика» через Красноярск, Богучаны, Кежму, Анавар и «Пристань», требовал порой большого терпения и усилий. На дорогу уходила масса времени. На Сусловской воронке выстроили буровую избу. Бурили вручную. Наконец, когда стало ясно, что никаких останков метеорита в вынутой на поверхность породе нет, бурение прекратили. «Где же ты, наш Тунгусский Метеорит?» — писал в дневнике Л.А. Кулик. Надо отдать должное упорству ученого. Требовалась аэрофотосъемка района падения метеорита. Для выполнения такой работы у Кулика была договоренность с авиаторами, что они сделают полет от села Кежма до Тунгусского метеорита и проведут аэрофотосъемку. На «Заимку» прибыл ходок из Кежмы (пройдя около 300 км!) и сообщил Кулику о времени прибытия в Кежму самолета. Кулик, пешком преодолев по таежным тропам этот путь, с месяц ждал обещанный рейс (горючее по Ангаре для заправки самолета везли на лодках). Наконец гидросамолет прибыл, но при посадке на воду об камни пробил поплавок. Полет на Тунгусский метеорит был отменен. Кулик вернулся на свою Заимку. Но и тут не обошлось без ЧП. При посадке самолета на Подкаменную Тунгуску возле фактории Анавар самолет клюнул носом, хлебнул воды и Леонид Алексеевич, покинув от удара борт, оказался в речке. Отделались испугом, но ученый потерял очки. Местные ребятишки-водолазы сумели отыскать их на каменистом дне Подкаменной. Кулик торжественно поблагодарил ребят и в конце речи, надев спасенные очки, сказал: «Вернув мне очки, вы спасли отечественную науку!»

После неудачи с Сусловской воронкой среди участников экспедиции произошел раскол — предлагали перенести поиск метеорита в район Южного болота. Перенесли. Но небольшие озерца, мерзлотные окна и торфяные холмы также не принесли ничего нового. Метеорит как сквозь землю провалился. Исчез.

Год 1939, последняя экспедиция ученого. В Красноярске возникли затруднения с самолетом до Кежмы. Пришлось убеждать чиновников в том, что в тайге лежат миллионы тонн космического железа, которое необходимо также и для промышленности. Подействовало. Борт выделили. Однако двухмоторный гидроплан был неисправен, и начался ремонт. Во время испытательного полета над Енисеем у самолета, на глазах готовых к вылету пассажиров, отвалился винт одного из моторов. Заменив немаловажную деталь в машине на новую, до Кежмы долетели благополучно (груза было шестьдесят мест). Дальше лошадьми, вьючным караваном направились на факторию Анавар.


В экспедиции 1939 года принимал участие начинающий, но талантливый художник Николай Иванович Федоров. Позднее он создал десятки красочных полотен-картин, отобразив на них «катастрофу». Летом 1988 года, во время конференции посвященной Тунгусскому метеориту, его работы были выставлены в Красноярске, где пользовались большим успехом.

Мир тесен; в Москве с Н.И. Федоровым нам довелось жить рядом, благодаря чему мы часто встречались. Нас объединял один интерес: Тунгусский метеорит.

…«Переход был тяжелым,- рассказывал Николай Иванович, — особенно страдали от таежного гнуса. Лошадей мазали дегтем, мазались и сами — другого спасения не было. На стоянках жгли дымокуры. На речке Макикте пришлось даже вернуться на несколько километров обратно от встречного лесного пожара. Остановились в долине речки, место открытое, наблюдали переход всякого зверья: первыми бежали стадами и в одиночку олени, затем пошли лоси, и когда лоси прошли — появились медведи. Звери не охотились друг на друга — отступали от пожара. Вот уж, действительно, огненное перемирие! Беда общая, и закон тайги, как закон джунглей, — не смей нарушать!»

Мы просматривали рисунки, сделанные Федоровым в Кежме, в Анавар, я узнавал некоторые лица охотников-тунгусов, в стойбищах которых мне приходилось жить. Не обошлось и без забавного сюрприза: на одном из рисунков села Кежма я узнал наш дом, в котором я появился на свет через три года после зарисовок Н.И. Федорова.

Я всегда с большим вниманием слушал воспоминания художника — все было интересно, но одна деталь насторожила меня.

«Виталий! — Николай Иванович рассказывал всегда очень увлеченно, когда мы пришли на Хушмо, меня поразила увиденная мною картина катастрофы: деревья лежали рядами, но самое главное было то, что они держались на своих ветвях над землей, и ходить по вывалу было очень трудно».

«Стоп, — сказал я тогда себе, — тридцать лет на ветвях не продержится ни одно дерево, здесь что-то не то, что-то не состыковывалось». Из собственного опыта знаю — любое дерево через десять, а то и менее лет, превращается в сырую тяжелую колоду, плотно лежащую на земле…

Кому-то пришла в голову мысль о ядерном происхождении «Тунгусского феномена». Проверили — радиации нет. Но прочно укрепилась вера во взрыв невероятной мощности. Своеобразной «манеркой» (мерка для пороха. Ред.) для измерения силы взрыва над тайгой являлись «малышки» (первые атомные бомбы. Ред.), сброшенные на японские города. Речь шла о сотне или даже более таких ядерных бомбочек! А было ли это в действительности так? Странно, что даже от испуга во время «взрыва» не скончался ни один тунгус…

Как я уже говорил, в тайге работало несколько экспедиций. Одним из организаторов таких исследований был геолог Кирилл Павлович Флоренский, в то время занимающийся изучением планеты Марс. Эта экспедиция выполняла задание Комитета по метеоритам АН СССР. Другая, комплексная самодеятельная экспедиция, сокращенно именовалась КСЭ. Каждое лето десятки, а то и многие десятки, в основном студентов — участников КСЭ, брели по «тропе Кулика». Работ было проведено много: промывали породы лотками и решетами, в надежде найти обломки метеорита, считали в пробах шарики — продукт сгорания вещества в атмосфере, на золу сжигали определенные кустарники, кропотливо отыскивая что-нибудь в сфагнах мхов слоя 1908 года, ожоги на деревьях, замеряли силу ураганного ветра, и, в конце — концов, точно оконтурили вывал тайги, условно назвав его «бабочкой». Такая «бабочка» рождается опять же от взрыва...


За десятки лет работы КСЭ первые студенты — энтузиасты повзрослели... На их смену пришли свежие, молодые. У общих костров под гитары пелись «старинные» КСЭшные песни, звучали воспоминания и предания. Частенько под песни и разговоры создавались новые гипотезы. Гипотез было напридумано с хорошую горсть кедровых орехов. Здесь был и плазмоид, благополучно долетевший от самого Солнца, и лик Черной дыры, и газовый выброс, и на всякий случай — взрыв таежного гнуса — комарья! Видимо непросто, сидя где-нибудь в бетонно-кирпичной квартире, узнать, что тридцатого июня в нашей тайге по утрам комарья нет…

КСЭ была разделена на группы, болотоведы, лесники, рыбаки, охотники и т.д., не считая теоретиков, которые пекли на сковородках содовые ландорики (тошнотики) и — гипотезы. Здесь упоминалась и праматерь всех компьютеров — машина времени, появился человек вроде тунгусского шамана, который «точно» установил сдвиг во времени... Над тунгусской тайгой ежегодно «плавали в вышине таинственные серебристые облака». Время от времени проносились НЛО. В прессе появлялись ошеломляющие «открытия» и соображения. Бабочка таежного вывала была прочно закреплена на гербе КСЭ, от бабочки начинались все сложные па во время конференций, посвященных проблеме тунгусской катастрофы, загадке века, тунгусскому феномену.

Группа «лесники» напали на верный след — у всех деревьев, переживших и, к сожалению, не переживших катастрофу, была смещена сердцевина, то есть центр древесного ствола — а это значит, что сторона, обращенная к стороне взрыва, затормозилась в приросте годовых колец. Хотел бы я увидеть человека, который нашел бы мне ствол дерева с сердцевиной по центру, если дерево растет на склонах сопок или на опушках озер и рек. Такого не бывает. Если мы, охотники, ищем хорошее дерево, то находим его только в очень густом чернолесье, где солнечный свет рассеянный и ровный.

Болотоведы тоже однажды «чуть не нашли» останки метеорита, но шарики с окварцованными макушками и попками оказались микрофлорой, запутавшейся в сфагнах болотного мха. В свое время мне ни один год довелось просидеть над бинокуляром, занимаясь палеонтологией, изучая микрофауну и микрофлору. Макроскопические шарики величиной с маковое семечко и покрупнее, я узнал и без бинокуляра. Я высказал свое мнение по поводу «редчайшей» находки, но для «корифеев» Тунгусского Метеорита я был не более чем охотник — человек с карабином. Вскоре все встало на свои места, и о шариках забыли.

И вдруг новая сенсация — оказалось, нечего за метеоритом ходить за десятки километров от «заимки Кулика», на склоне горушки «Стойкович» был найден песчаник-кварцит размером с небольшого бегемота. Для меня, как для геолога, ясно — крупнозернистый песчаник, скорее всего пермского периода, так как на одном из его любовно обметенных «хозяином» боков виден отпечаток огромного листа кордаита. Но камень и по сей день не дает покоя КСЭэшникам, уж очень из него хотелось сделать инопланетянина. Камень назван именем первонаходца — «Джонов камень».


В истории исследования метеорита был еще один значительный случай. Один из участников экспедиций Кулика, Янковский, объявил, что он на кромке болота, в районе ручья Чургим нашел большой пористый камень, явно имеющий отношение к метеориту. КСЭ камень искали, но не нашли. Янковским была сделана с камня фотография, которая как-то странно не то затерялась, не то погибла. Но оставался нечеткий негатив, и фотография в одной из книжек появилась. Я без труда узнал этот «камень Янковского». Во время зимней охоты за соболем, мне раза три приходилось возле этого самого камня разводить костер, чтобы попить чайку. Это не камень, это небольшой выход (обнажение) коренных, очень выветренных базальтов расположенных на южном краю Южного болота.

Так легко — безболезненно появлялись на свет и так же безболезненно умирали «факты» происхождения Тунгусского Метеорита. Время летело, улетали — разъезжались по домам участники поиска Метеорита, только нам охотникам снова и снова приходилось на долгие зимние месяцы уходить в заснеженную тайгу.

Как-то занесло меня в восточные районы наших охотничьих угодий на небольшую речонку под названием Хуги («Гнездо ворона»). Пойма речки широкая, заболоченная. По коренным берегам молодая крепкая тайга. При переходе через долину Хуги очень часто попадались торчащие листвиничные корни давно упавших деревьев. Был риск изломать об них лыжи. Закралось подозрение — не метеоритного ли происхождения вывал?

Подозрение закралось не на пустом месте. По рассказу моего знакомого Виктора Коненкина, (к сожалению погибшего трагически лет тридцать назад), метеорит упал не там, где его ищет КСЭ, и где искал Кулик, а по показаниям очевидцев сильнейший удар об землю произошел где-то здесь, в районе рек Еромо — Хуги — Делиннекена.

Летом вертолетным рейсом с группой старшеклассников Ванаварской школы мы высадились на речку Хуги. В долинах речки действительно было много торчащих корневищ, но среди них были упавшие в разное время деревья. Надо было быть очень осторожным в определении возраста вывала. На сосновых борах от упавших деревьев остались только трухлявые отпечатки, что как раз соответствовало вывалу 1908 года, но?

Молодая тайга тоже соответствовала возрасту, но и семена сосны не всходили все в один год! На девяносто процентов упавшие деревья лежали, как и должно быть — на Восток. Но приходится дуть на воду — быть крайне осторожным с выводами.


В свое время, когда мне много приходилось кочевать с тунгусами по тайге, я иногда слышал их немногословные беседы, именно беседы между собою о Тунгусском Метеорите. Кочевники вспоминали о том, что в районах верховий рек Пайги, Делиннекена появился большой вывал, и к фактории Стрелка тоже был обширный вывал, заваливший кочевые тропы. В 1959 году мы со стадом оленей стояли на реке Пайге, где я тоже встречал старинные вывалы и, кроме того, небольшие холмики, покрытые мхами. Под холмиками оказались погребенные лабазы, упавшие много-много лет назад. В лабазах лежали вещи. У тунгусов запрещено даже прикасаться к чужим вещам, хранимым в лабазах. Их охраняют существа под названием Боодыл — страшноголовые. Впечатление было таким, что лабазы упали от сильного напора ветра. Тунгусы, что расположились стойбищем на речке Хушмо, во время «падения» метеорита, а от Куликовского эпицентра до них было не более тридцати километров, были подняты со своих нагретых лежанок сильным громом и ураганным ветром. «Чумы сорвало!» Жилищу, сделанному из тончайшей бересты (летнее жилище) достаточно комнатного вентилятора, чтобы улететь. «К середине дня увидели в небе дым — начались лесные пожары».

Где-то в записях КСЭ, собиравших сведения очевидцев — тунгусов, есть такая на первый взгляд неприметная деталь: «Два тунгуса, по имени Пампуня и Геленджа, ночевавшие на речке Макикте, во время «взрыва» метеорита, видели, как на деревьях вокруг них горела хвоя и листва. Но в то же время в «эпицентре» взрыва и до сей поры здравствуют лиственницы, спокойно пережившие такой «ожег». Скажу: если на дереве сгорают листья или хвоя — дерево уже не живет... Дышать-то нечем.…

В 1988 году, пролетая на самолете АН-2, от фактории Муторай, что на реке Чуне, на факторию Оскоба, на Подкаменную Тунгуску, я увидел в иллюминатор нечто похожее на кратер. Был сильный встречный ветер, и самолет, что называется, полз среди низко несущихся облаков. Чтобы рассмотреть кольцеобразный вал, поросший сосновым бором, времени было достаточно. Высота бортов внутри кратера — метров десять, на дне углубления диаметром метров пятьдесят сквозь снег были видны кустарники — воды, как в озере, не было. Внешние склоны пологие. Был апрель, и тайга была в черно-белом изображении. Летом, когда деревья распустились, во время полета этим же курсом, я не смог рассмотреть это подозрительное углубление. Для меня оно так и осталось под вопросом. Но в этом же 1988 году, пролетая от Муторая на Анавар через «Куликовский вывал», не долетая «эпицентра» километров пятнадцать — двадцать, в долине ручья Хаталак были обнаружены два грязевых кратера — карста и один кратер в самом верховье ручья. Расстояние между кратерами — карстами от трех до пяти километров — приблизительно. Их размеры совпадали с размерами Сусловской воронки на «эпицентре».

Хочется отметить еще одну существенную деталь: западнее «Куликовского вывала» — к Мутораю особенно, — изобилие карстов — небольших углублений, куда уходит, как правило, по каким-то трещинам вода. Восточнее этого района и далее западнее они почти отсутствуют.

В 1974 году я с моим другом охотником-тунгусом вышли на речку Пайгу, на устье ручья под названием Кучаки. К нашему немалому удивлению мы увидали небольшое круглое и очень мелкое озерцо. А удивились мы потому, что озерцо расположилось как-то ни к месту — не бывает в таких местах озер. Но оно было.


Друга моего Венки уже давно нет, но я всегда вспоминаю его — веселого, быстроногого, жизнерадостного, когда мои воспоминания возвращаются к этому затерянному в тайге микроскопическому озерку — воронке. Но самое удивительное это то, что когда я совершенно случайно, работая с картой и проверяя расстояние между какими-то тропами, наложил линейку и соединил с «вывалом» тайги на речке Хуги и кратерами на Хаталаке, то озеро на Кучаки и Сусловская воронка на «эпицентре» оказались на линии, проведенной по карте карандашом. Может это чистое совпадение, а может и не совпадение — все эти точки, в общем-то, лежат точно на траектории полета Тунгусского метеорита. Утверждать, что на землю сыпались обломки крошившейся от удара об атмосферу обломки кометы (фрагмента кометы) не могу, остановленный одним жестким словом — СОМНЕВАЙСЯ.

В 1962 году мы охотились на речке Собе. Сборщиком пушнины у нас был небольшого росточку, очень подвижный, вежливый, заботливый мужичок по имени Лука. Выросший в тайге, он не был охотником, не имел ружья и, отправляясь в путь к охотникам за сотни километров, говорил: «Бог не выдаст — медведь не съест!» или «Медведь не собака — не укусит...». Дедушка Лука был единственным в Аннавар, наблюдавшим пролет Метеорита. Ему было тогда одиннадцать лет. Он хорошо помнил те десять — пятнадцать секунд (а может немного больше), когда над горизонтом проносилось огненное тело. Происходило это на Ангаре — многие видели огненный шар, но мальчишка Лука оказался в этот момент в самом удобном для наблюдения месте — на поле. Отец его отправил заборонить какой-то посев, и Лука, сидя в седле, вдоль и поперек таскал деревянную, прыгающую борону. Вдруг лошадь остановилась, насторожив уши, — раздались резкие хлопки, напоминающие ружейную пальбу. Утро было ясным, безоблачным, и Лука почти сразу увидел огненный шар, двигающийся на уровне солнца и такой же, как солнце величины. Хлопки продолжались, мальчишке казалось, что звуки исходили от ярко светящегося шара. Ни лошадь, ни седок не спускали с него глаз. Тело быстро двигалось над горизонтом и, описывая как бы дугу, скрылось за тайгой. Раздался звук, похожий на разряд молнии — и если палкой провести по штакетнику — сухой, раскатистый треск. Затем глухо, но сильно ухнуло и тряхнуло воздух... Лошадь упала на колени. Стаи ворон и других птиц метались в небе, тревожно крича. Мальчишка погнал лошадь в село. Никто ничего не мог понять — что произошло? В некоторых окнах лопнули стекла, и сами собою открылись двери. Через некоторое время небо в том месте, где скрылся огненный шар, потемнело.

Были очевидцы и из других сел Приангарья, которые не видели пролет метеорита, но все отмечают одно — сильную оружейную, а то и пушечную пальбу. Неподалеку от города Канска машинист паровоза видел, «как совсем недалеко что-то блеснуло, и, как показалось ему, упало совсем близко». От места «падения» Тунгусского Метеорита до Канска не менее восьмисот километров, следовательно, здесь мог упасть в то же точно время абсолютно самостоятельный «обломок» какой-то породы. В районе Канска население в сотни раз плотнее, чем в стране Тунгусов, но и там на протяжении чуть ли ни века не найдено ничего, что бы напоминало космического пришельца — каменного или железного метеорита.

Если сделать самые простейшие расчеты, получается: звуки, которые сопровождались падением метеорита, должны были достигать ушей «слушателя» через десять — пятнадцать минут, но, похоже, пальба в небе началась до появления огненного шара. А это может обозначать только то, что основное ядро при приближении к земле уже начинало дробиться и вошло в атмосферу в сопровождении целого роя частиц — пыли. Одна такая пылинка могла «дотянуть» и до Канска. (При вхождении в плотные слои атмосферы космическая пыль — метеориты — тащат за собой «пузырек» вакуума, который, захлопнувшись, издает звук, похожий на ружейный выстрел. После чего метеорит либо разрушается, либо переходит в свободное падение, как брошенный в воду камешек.)

Еще одна существенная деталь: после того, как Тунгусский Метеорит упал, очевидцы заметили издалека, в том месте потемнение неба на большую высоту. Такое явление «ученые» не мало не сомневаясь, приписали гигантскому взрыву. Но чтобы увидеть взрыв о Ангары, надо чтобы дым, пепел и прочее поднялось километров на двадцать вверх. На самом деле все было проще. Люди видели тень, падавшую от оставленного метеоритом дымно-парового шлейфа (метеорит летел со стороны солнца).


Я как сейчас вижу дедушку Луку — в длинных серых валенках, в ватных брюках, в телогрейке, перетянутой ремешком... Он, заснеженный, шагает за санями, покрикивает на послушно шагающих по тропе лошадей. Переход в сорок километров, ночью вываливаемся из тайги на Подкаменную. Недалеко светится оконце, там, в зимовье живет старичок Василий по прозвищу Бог. В темноте различаю торчащий шестик — прорубка. Я подхожу к шестику с намерением напиться и падаю в обширную прорубь. Мокрый по пояс выскакиваю на лед. Беги, паря, скорее в зимовье, отогревайся! — кричит мне Лука. Таким я его запомнил — очевидца падения Тунгусского метеорита.

Через несколько лет очевидцы «падения» метеорита многое почти забыли. В памяти стерлись существенные детали: одни говорили — это было в 1908 году, другие — в 1910 году; одни говорили — мы обедали, другие — завтракали. Фантазия «ученых» получила неплохую пищу для создания целого ряда гипотез: «в 1908 году на посадку шел космический корабль, а в 1910 году пролетел его дублер». И то, что метеорит якобы маневрировал, изменяя направление полета несколько раз, да и летел — то он совсем в обратном направлении, да и вообще: «а был ли мальчик?!» Ясно, что без такой дешевой пищи могли иссякнуть роднички, состоящие из фанатов — фантастов, подпитывающих из года в год КСЭ. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы существовало! И все же два небольших образца, возможно имеющих отношение к Тунгусскому метеориту, были найдены охотниками в сороковых — пятидесятых годах по траектории пролета Болида (Огненного копья Зевса). Один из них — на фактории Сегочамба, каменная плитка была обнаружена в стволе дерева дровопилами. Размеры плитки сантиметров 12 — 15 в длину, сантиметров 5 — 6 в ширину, толщину я не помню — может два, может три сантиметра, темнокоричневого цвета с неровностями по обеим сторонам. Она была как бы слегка окатанною, то есть не было острых кромок. Я много раз держал эту находку в руках. Хозяйка плитки бережно хранила ее завернутую в тряпку, в сундучке под вещами, и изредка показывала ее, говоря, что такие камни с неба кидает в людей Бог. Мы с Андрюшкой, ее внуком, так и называли камень — Божьим. Камень, найденный дровопилами, я видел в 1952 году.

Вскоре женщина уехала на Ангару, и теперь даже никто и не помнит ее из жителей Анавар. Остался только ее домик на Колхозной улице.

Вторая находка была сделана охотниками — тунгусами в верховьях речки Хикили: в двух — трех метрах от тропы они увидели очень ярко «разрисованный» камень. Камень привлек внимание аборигенов не только окраской, но и своей формой. «Он похож был на конфету без фантика». Вес камня тунгусы называли с приличным разносом: от восьми до восемнадцати килограммов. Под камнем был мох ягель, а это значит, что камень «положили» на мох. Зная тунгусов, я скажу, что не так-то просто заставить кочевника везти «ненужный» груз за сотню километров в седле. Для этого надо иметь «большой интерес». И интерес был: с одного конца конфеты «свисала» сосулька, острая, не больше человеческого ногтя. По рассказу Зарубина Сергея — жителя фактории Чимдаль, камень был гладко окатан, и разрисован в основном красно — зелеными узорами. Такими бывают кремни, яшмы, но оплавленный отросток ставил все на свои законные места — камень, видимо, был нагрет по поверхности. Сосульку отломили молотком, прикрутили ее нитками к карандашу и стеклили окна фактории. Камень путешествовал по фактории несколько лет, а потом затерялся. Рассказ об этой яркой находке я слышал не только от Зарубина Сергея, но и от других жителей фактории. Получается то, что, если бы обе находки немного изменили свои местонахождения, то их бы никто не заметил, и никто не обратил бы на них внимания — они похожи на земные породы. Не такой ли «мусор» теряет комета, оставляя в небе ярко светящийся «хвост». Хочется думать, что «пальба», слышанная очевидцами, принадлежала мусорному окружению основного ледяного ядра влетевшей в атмосферу «крошечной» кометы. Известно, что 1908 год изобиловал падениями метеоритов по всей земле — планета пересекала орбиту кометы.

К сожалению, тунгусы-кочевники никогда не рубили крупные деревья даже для дров. Весь их быт, за исключением поделки охотничьих лыж, держался на тонких жердях — дрова, остовы чумов, санки для оленьих упряжек и т.д. Может, потому ими и не было обнаружено камней, застрявших в стволах крупных деревьев.

Очевидец падения метеорита Панова Анна Маркеловна рассказывала: утром они услыхали выстрелы — пальбу. Решив, что на устье речки Ковы (село Кова, на Ангаре) приплыла торговая барка купца Харлаша. Выстрелом маленькой пушки купец обычно оповещал о своем прибытии, только всех удивила скорострельность пушки. Купец так и не появился, То есть жители села Кова, находясь на расстоянии 400 км от Тунгусского Метеорита, слышали ружейную пальбу???


Когда мне, охотнику, в зимнее время требовалось извлечь из патрона малокалиберной винтовки пульку, я делал просто: стрелял в упор в лед, и свинцовая пулька, целенькая, всегда лежала на поверхности льда в небольшом углублении. Здесь не надо объяснять, что происходит, и почему пуля цела, ударившись о твердый лед. Приблизительно такое явление могло происходить с ледяными глыбами развалившейся на куски кометы.

Если учесть, что в июне наша вечная северная мерзлота залегает не глубже полуметра от самой поверхности, едва прикрытая в основном мхами, то крошившийся летучий лед встретился со своим собратом почти безболезненно, оставив совсем незначительные «астроблемы» — воронки. Всем известен Аризонский кратер — падение астероида, или легендарный Фаэтон, промчавшийся в небе в полуночную страну, где его оплакивали янтарными слезами нимфы, тоже астероид. Можно еще привести ряд примеров, но Тунгусский метеорит после такого яркого прибытия на землю, не оставил почти никаких следов.


В 1911 году Вячеслав Шишков, автор знаменитого романа «Угрюм — река», совершая караваном оленей переход от Нижней Тунгуски до фактории Анавар, неожиданно для проводника-тунгуса Лючеткана попали в таежный вывал. «Пересекали его несколько дней, продвигаясь с большим трудом». Караван проходил километров 80-100 восточнее «эпицентра». Вырисовывается такая картина, что хаотические вывалы тайги, вызванные вихрями — ураганами от нагретого дымно — парового шлейфа пролетавшего (на «бреющем?») метеорита, оставили на земле своеобразный след, начиная от речки Еромо — р. Хуги — Делиннэкэн — Пайга – Чамбэ — междуречье Хушмо и Кимчу. Дальше, потеряв первоначальную скорость, космическое тело разлетелось веером еще на двадцать — тридцать километров. Можно привести еще ряд примеров в пользу кометы.
К примеру: — после «катастрофы», по воспоминаниям тунгусов, в Хушмо и Чургиме «жглась» вода, что говорит о наличии азотной кислоты, а на одном из склонов Лакурского хребта охотниками- тунгусами была замечена сухая борозда. Так, уцелевший в Сусловской воронке листвиничный пень, вмерзший когда-то в торфяники, обнажился от «бархатного» удара ледяного крошева.

Так неожиданно трудно и длительное время пришлось разгадывать на первый взгляд простейшую «загадку века». Дежурная гипотеза о кометном происхождении «Тунгусского метеорита» имела место быть еще со времен Л.А. Кулика. А впоследствии до сотни и других гипотез. Обязательно находится «ученый», который скажет: «А я об этом говорил еще давно...».


Я не претендую на роль первооткрывателя. Я только сделал попытку разгадать оставленный на земле и в памяти людей след космического пришельца, соединить воедино, в цепочку увиденное, услышанное, найденное, домысленное.

Заканчивая рассказ, хочу упомянуть еще и то, что на этом «небольшом» пространстве тайги, именуемом Эвенкией, кроме Комплексной Самодеятельной Экспедиции, которая «работала» в основном в «эпицентре взрыва», прошли такие серьезные экспедиции как Амакинская, по поиску алмазов (в сороковых — пятидесятых годах), промывшие драгами тысячи тонн породы, за Амакинской вела поисковые работы Эвенкийского шпата московская экспедиция, и одновременно с вышеуказанными работала экспедиция Аэрогеологического Треста, впервые составившая по аэрофотоснимкам геологическую карту Приангарья, Подкаменной Тунгуски и Нижней Тунгуски. Кроме того, по тайге работали палеонтологи, археологи, почвоведы, не считая лесников и речников. Вдоль и поперек исхожен каждый километр тайги.

По роду моего основного в те годы занятия охотника, мне приходилось быть в экспедициях проводником, каюром, рабочим (по промывке лотком породы по руслам рек), но, похоже, не было найдено геологами ни одного подозрительного камня, хотя среди геологов тех времен были специалисты высшего класса и умели отличить «руду дорогую от породы пустой».

Однако не исключено, что кто-нибудь из них держал в руках то плитку, ничем не отличавшуюся от земной, то камень — «валун», то просто дикий камень измененной породы. Ведь те две находки, сделанные дровопилами и охотниками — кочевниками, были сделаны благодаря их необычному месту нахождения.

В настоящее время на месте «падения» Тунгусского Метеорита — междуречье рек Кимчу и Хушмо, расположился биосферный заповедник, раскинувшийся на «всякий случай» как можно шире. Заповедник с коммерческим уклоном, теперь так модно — брать деньги за вход, хотя смотреть там не на что, разве что на вывал тайги, который постоянно подновляется ветровалами. Там теперь живет сказка, в которую верят под звон гитар «космодранцы» — так называют друг друга участники КСЭ.

На изучении Тунгусского Метеорита точка не поставлена. Еще будут, и будут приходить по тропе Кулика любители космической экзотики, и, может, кому-то повезет, и он поднимет с Земли камешек, прилетевший из глубин Космоса.


Уже давно откочевали в Нижний Мир караваны моих друзей — тунгусов, истлели и превратились в трухляк остовы наших походных чумов, исчезли загоны — изгороди для оленей; лишь кое-где еще можно заметить уголья наших костров да на деревьях затесы, покрытые натеками смолы. Исчезли вывалы тайги, оставленные ураганными вихрями, превратились в неприметные, порой бесформенные болотца — кратеры, одичали кочевые тропы.

От замечательного явления 1908 года осталась только мечта под названием «Тунгусский метеорит» — «Тунгусская комета», ярко прибывшая на Землю и безболезненно рассыпавшаяся для землян-тунгусов в их небе 30 июня 1908 года в семь часов утра ледяным крошевом с ливнями, громовыми раскатами и ослепительными молниями.

История споров вокруг вопроса

Прежде чем приступить к изучению вопроса, посмотрим, что реально мы для этого имеем. Первое – это вывал леса на площади в 2150 кв. километров. Вывал радиальный, хорошо изученный во всех деталях. И второе – показания очевидцев, сведенных в огромный том. И, наконец, – большое количество научных статей.

И на этой основе попытаемся разобраться, как космический объект летел над земными просторами. Обратимся к тем, кто уже рассматривал этот вопрос, а его рассматривали многие, и каждый счел своим долгом построить собственную траекторию, признав одних очевидцев правоверными, других же, противоречащих его теории, просто отметал, утверждая, что не то они видели. Перед вами схема траекторий с распределением очевидцев. За эпицентр принята точка с координатами 60° 57,3’ С.Ш. 101° 53,5’ в.д. и если смотреть из этой точки, то азимут меняется от 95° до 250°.

Для рассмотрения траектории полёта, посоветую читателю, взять в руки глобус и самому смоделировать траекторию, учитывая скорости Земли – 29,8 кмс, и космического тела со скоростью не менее 40 кмс.

За полётом Тунгусского метеорита наблюдали тысячи жителей Сибири: от Алтая до Байкала и от Минусинска на Енисее, до Ербогочана на Нижней Тунгуске.

Наблюдателей было бы ещё больше, не будь вся территория от Англии до Енисея закрыта дождевой облачностью. Люди претерпели стресс, и это событие запомнилось им на всю жизнь. Сбор свидетельств очевидцев начался сразу после события и продолжался много лет. Часть этих свидетельств сведено в Каталог, который является научным документом. На его основе очень многие учёные строили траектории встречи Тунгусского метеорита с Землёй.

30 июня: период летнего солнцестояния и Земля наклонена к эклиптике на 23°. А в 0 часов по Гринвичу Земля меридианом в 90° в.д. направлена в сторону движения Земли по орбите вокруг Солнца. Земля движется по своей орбите со скоростью близкой к 30 км/с.

Болиды солнечным днем можно наблюдать на высоте не более чем 90 км над землей. Жители Иркутска этот болид наблюдали, следовательно, он пролетал над этим городом на такой высоте. Но, как мы установили, Земля в утренние часы двигалась космическому телу навстречу, а она эти 90 км преодолевает за три секунды. Космическое же тело за это время должно пролететь 970 КМ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ЕГО СКОРОСТЬ БЛИЗКА К 400 КМС.

Еще сложнее получается картина, если рассматривать траекторию с азимутом в 950. Получается, что космическое тело пересекает орбиту Земли, и если учесть еще, что оно движется с наклоном к линии истинного горизонта под углом в 8-150, то скорость его должна быть более 500 км/с.

Такие скорости на орбите Земли просто не реальны, да и все очевидцы утверждают, что они продолжительное время за полетом космического тела.

Но такая траектория может быть реализована в том случае, когда космический объект попал в поле тяготения Земли и его скорость близка к первой космической – это выход на полярную орбиту с юга на север. В данном случае можно предположить, что скорость выхода на орбиту спутника оказалась недостаточной, и, потеряв ее, метеорит упал по законам земного тяготения. Построить подобную, но наклонную траекторию проблематично, так как двигаясь поперек орбиты Земли, да еще под 50 к экватору, это практически не возможно. Скорость должна быть много больше первой космической, да еще во след убегающей Земле. Сложно и выйти с востока, юго-востока на орбиту спутника Земли, пролетая параллельно орбите Земли. При такой траектории аномальные свечения ночного неба наблюдались бы на востоке России, Монголии и Китая, чего не наблюдалось.

Предельные общепринятые оценки начальной скорости ТМ от 7 до 47 км/с, а азимут траектории от 950-1800, угол наклона траектории в пределах от 50 до 400. Западный вариант не рассматривается. Но, как мы убедились, эти траектории не могут физически существовать. Это или что-то другое породило техногенные траектории, к примеру, траектория космического зонда Феликса Зигеля. Да, зонд, обладая аэродинамическими качествами, может летать с любыми скоростями и на любой высоте, маневрируя в атмосфере. Так что, настаивая на юго-восточных траекториях, природное явление превращается в техногенное.

Траекторию с юга на север рассматривали все исследователи до шестидесятых годов, но, изучив Куликовский вывал, новое поколение исследователей отбросило все факты, подтверждающие пролет с юга, но и у них возникли большие противоречия, связанные с формой вывала, особенно в ее южной части, которая не получается при новых траекториях. А что бы как-то объяснить факт пролета с юга на север, придумали маневр, переводящий природное явление в техногенное. Вот как об этом пишет Феликс Зигель: «И все-таки обе эти надежно определенные траектории, южная и восточная, не исключают одна другую. По-видимому, Тунгусское тело двигалось по обеим траекториям и где-то сманеврировало. Мы снова опираемся на показания свидетелей. До Кежмы тело перемещалось по южной траектории, а затем, перелетев в район Преображенки, перешло на восточную. Ни в Ванаваре, ни в других местах между эпицентром и Кежмой полета никто не заметил – видели только заключительный взрыв.

Некоторые факты наводят на мысль, что Тунгусское тело маневрировало не только по азимуту, но и по высоте, двигаясь не с монотонно убывающей, а со сложно меняющейся скоростью. Такой маневр естественный объект проделать, разумеется, не может. Поэтому, если гипотеза о переходе с одной траектории на другую подтверждается, она станет решающим аргументом в пользу искусственной природы Тунгусского феномена».

Суть всех споров вокруг Тунгусского метеорита заключается в следующем. Рассматривая восточные траектории, исследователь вынужден считать движение встречным и скорость входа не менее 70 км/с, а с другой стороны, изучая характеристики вывала леса, приходит к выводу, что скорость космического тела перед взрывоподобным разрушением на высоте 6-10 км была не более 1,5-2,5 км/с. Но что могло затормозить это космическое тело? Вопрос вопросов!

Разрушения (вывал леса, ожог, барическая волна) оцениваются эквивалентным взрывом от 10 до 40 Мт тротила, а по последним уточненным данным, даже до 300 Мт.

Получается неразрешимая проблема: большая скорость – малая масса, огромная внутренняя энергия тела, с другой стороны, очевидцы говорят о медленном пролете и огромной массе тела.

В такое же утреннее время упал Сихоте-Алинский метеорит, и вот как описывает это событие Евгений Леонидович Кринов в книге «Железный дождь»: «В тихое морозное, почти совершенно безоблачное утро 12 февраля 1947 года в 10 часов 38 минут по местному декретному времени или 0 часов 38 минут по мировому времени, при полном солнечном освещении на небе появился болид. Сначала он имел вид яркой звезды, но затем быстро превратился в ослепительный яркий огненный шар, вскоре принявший несколько вытянутую форму. Болид стремительно пронесся по небесному своду в направлении приблизительно с севера на юг, оставляя позади клубящийся пылевой след из продуктов разрушения метеорного тела. Болид скрылся за сопками где-то в западных отрогах Сихотэ-Алиня. Во время движения болид дробился, в результате чего на последнем участке его видимой траектории наблюдался рой отдельных частей. Через несколько минут после исчезновения световых явлений раздались сильные удары, похожие на взрывы или стрельбу из тяжелых орудий. За ударами последовал грохот, а затем гул, далеко прокатившийся по тайге и многократно повторенный эхом в отрогах хребта. След, оставшийся на небесном своде после полета болида в виде гигантской «дымовой» полосы, был виден в течение всего дня. Он постепенно искривлялся из-за сильных воздушных течений, господствующих в верхних слоях земной атмосферы. Вследствие того, что воздушные течения на разных высотах направлены в разные стороны, след принял зигзагообразную форму. Он, словно сказочный исполинский змей, распростерся на небесном своде. Постепенно слабея и разрываясь на клочья, след исчез только к вечеру. Почти все очевидцы утверждали, что полет болида продолжался не более 4-5 секунд. Болид наблюдался над территорией радиусом свыше 300 километров, а звуковые явления были слышны на еще большем расстоянии от места падения метеоритного дождя.

Особенно интенсивные явления, сопровождавшие падение метеоритного дождя, наблюдались в селениях, расположенных приблизительно вдоль проекции траектории метеоритного тела на земную поверхность. Очевидцы из этих населенных пунктов рассказывали, что при падении метеоритного дождя распахивались двери, вылетали из окон стекла, осыпалась с потолков штукатурка, выбивалось из топившихся печей пламя, вылетала зола с головешками.

Падение метеоритного дождя вызвало панический страх у животных. Лошади ржали, коровы мычали: они срывались с привязей и в сильном испуге метались во все стороны. Собаки с визгом и лаем забивались под укрытия или убегали из селений в лес

В результате проведенной Н.Б. Дивари обработки данных, сообщенных очевидцами явлений, была определена атмосферная траектория метеоритного тела. Вот основные данные: болид появился, т.е. метеорное тело начало светиться, на высоте около 110 км над поверхностью Земли.

Направление влета в земную атмосферу: А=140В; h=430.

Направление падения на земную поверхность: А=140В; h=600.

Диаметр болида: Д=0,61-0,01 км; масса более 70 т.

На основании приведенных выше данных об атмосферной траектории метеорного тела и считая, что его скорость составляла около 15 км/с, академик В.Г. Фесенков вычислил его орбиту со следующими элементами:

τ=13,03, февраля 10-19, 1947 г.
α=2,163 астрономической единицы.
l=9°,4
e=0,536
Π.=181°3
Ω=322°,5

Это космическое тело отнесено к малым астероидам».

Следует особо подчеркнуть, что, не смотря на большое количество кратеров, в том числе и значительных, ни одна сейсмическая станция не зафиксировала сейсмической волны, т.е. землетрясения.

Сихоте-Алинский метеорит летел под углом к орбите Земли, и она его захватила атмосферой, и понадобилось всего 4-5 секунд, чтобы он с высоты 110 км оказался на земле. Почему такой же Тунгусский метеорит, с такой же высоты, и как утверждают, на встречном курсе, падал на землю несколько минут? Видимо потому, что характер его полета над Землей носит совершенно другую форму.

Световые аномалии

Одним из ключевых моментов в понимании природы Тунгусского метеорита является объяснение световых атмосферных аномалий, наблюдающихся летом 1908 года. Известно, что кульминационное развитие этих событий пришлось на ночь с 30 июня на 1 июля и несколько последующих суток. Традиционно к атмосферным аномалиям того периода относят: необычные по яркости и окраске сумерки, сопровождающие заход Солнца; ночное свечение атмосферы; яркие серебристые облака; дневные оптические эффекты.

Работа, выполненная И.Т. Зоткиным, Н.В. Васильевым, Н.П. Фаст и др. позволила исследователю из Москвы Виталию Алексеевичу Ромейко достоверно определить область распространения и границу оптических аномалий. По широтному интервалу они охватили территории от 410 до 600 северного полушария. При этом с севера область их видимости ограничивалась белыми ночами, что дало возможность оценить верхний предел их яркости. Южная граница, весьма неоднородная, прошла по линии Бордо-Ташкент. По долготе граница проходит от западных берегов Атлантики (6,50 з.д.) до Красноярска (92,90 в.д.). Помимо этого, имеются сообщения о появлении ночных и дневных аномалий в Калифорнии с 27 июня по начало сентября. В Западной Европе имелись районы, где, в основном из-за неблагоприятных метеоусловий, они не наблюдались: Испания, Греция, Румыния, Болгария. Ряд пунктов сообщил об отсутствии каких-либо аномалий в течение 1908 года. К ним относятся: Дальний Восток, Восточная Сибирь, страны Юго-Восточной Азии, Австралии, Новой Зеландии, Южная Америка, Центральная Африка и Аляска. Общая площадь, охваченная световыми аномалиями, составила не менее 10-13 млн. км2.

Как известно, развитие оптической аномалии, сопровождающих падение Тунгусского метеорита, происходило на фоне более ранних событий, связанных с одной стороны, с вулканической активностью 1907-08 г.г., с другой – с летней активностью серебристых облаков, образующихся в пограничном слое атмосферы Земли на высотах 75-100 км. Первые сообщения, относящиеся к 21-23 июня, являются типичными для летнего максимума серебристых облаков, 29 июня число сообщений увеличилось до 9. В ночь с 30 июня на 1 июля число сообщений о наблюдении световых аномалий и появлении серебристых облаков носило характер «вспышки».

Наиболее эффективные картины наблюдались в Англии, Германии, Голландии, Бельгии, Польше и России; сообщается о светящихся облаках, похожих на цирурусы, от которых исходило сияние, заполнявшее ночное небо. Количество сообщений об их появлении за одну ночь превысило 100, что не находит аналогов на всем протяжении наблюдений, начиная с 1885 года.

Типичным эффектом появления серебристых облаков были: значительное увеличение продолжительности сумерек в средних и южных широтах, происходившее из-за повсеместного образования полей серебристых облаков, иногда имеющих вблизи горизонта буро-красные оттенки. Анализируя яркость сумерек, и сопоставляя их цветовые характеристики с точки зрения сумеречных явлений, можно предположить, что столь значительные изменения в окраске в первой половине ночи обусловливались наличием рассеивающего пылевого слоя на высоте 20-25 км севернее Западной Европы, сформировавшегося до 30 июня. И если исходить из условия образования слоя, его связь с Тунгусским телом, пролетевшим на востоке, совсем не очевидна.

Анализ ситуации, возникшей в атмосфере Земли 30 июня 1908 года, показывает на изменение атмосферной нестабильности одновременно в тропосфере, нижней стратосфере и мезосфере. Исходя из условий формирования сумеречных явлений в земной атмосфере, вряд ли можно найти механизм проникновения космического вещества на высоту 20-25 км в Западной Европе в течение нескольких часов после Тунгусской катастрофы. Так считают В. Ромейко и многие другие.

Но давайте внимательно изучим таблицу и схему распределения уровня освещенности на территории Западной Европы и России в ночь с 30 июня 1908 года. За 110 лет наблюдений такая аномалия была единственной, и произошло это в течение суток после падения Тунгусского метеорита.

Владимир Иванович Вернадский позже выдвинул версию: возможно, Земля тогда попала в облако космической пыли.

Первым автором этой идеи был французский астроном Феликс де Руа. Ровно через месяц после события он написал большую статью белых ночах. И сделал вывод, что данные, которые он получил, позволяют считать: с 25 июня по 5 июля Земля проходила через облако космической пыли. С наиболее плотной частью столкнулась как раз 30 июня. И было бы очень интересно узнать, писал де Руа, не выпадал ли где-нибудь в тот день крупный метеорит? О Тунгусском метеорите он тогда еще не знал. Правильнее было бы заметить, что не Земля прошла через облако космической пыли, а облако прошло над Землей, так как кометы всегда имеют большую скорость, чем Земля, когда их орбиты совпадают.

С запада на восток

Мы уже убедились в том, что южные и восточные траектории полета не возможны физически. Остается траектория с запада на восток, параллельными курсами по касательной к орбите Земли.

Такая траектория объединяет весь массив очевидцев и позволяет объяснить столь необычную световую аномалию.

Первая экспедиция к месту Тунгусской катастрофы была организована Леонидом Алексеевичем Куликом в 1927 году. В 1928-30 годах были осуществлены еще две дополнительных экспедиции, а в 1938 г. проведена аэрофотосъемка района катастрофы, к сожалению, очень неполная. Л.А. Кулик установил место падения Тунгусского метеорита и начал изучение этого района. По его представлениям, в тайге упал метеорит, подобный Аризонскому, но значительно крупнее и для его доставки, считал Леонид Алексеевич, надо будет построить узкоколейку. Но если кратер в США, штат Аризона, имеет диаметр 1200 м и глубину около 200, и возник он более пяти тысяч лет назад, то в районе падения Тунгусского метеорита был только поваленный лес на площади 2150 км2 и ни одного кратера и даже разлома. Раскопки и бурение не дали ни каких результатов, как не дали космического материала и все последующие экспедиции, вплоть до наших дней.

После обнаружения места катастрофы вопрос о траектории ушел на задний план, и делались попытки как-то ее уточнить, но основополагающего значения она не имела. Отсюда каждый расчетчик «взрыва» предполагал любую, удобную для его концепции скорость влета Тунгусского метеорита в атмосферу.

Говоря о Тунгусском метеорите, патриарх нашей астрономии, по учебнику которого учится уже ни одно поколение школьников – Борис Александрович Воронцов-Вильяминов, заметил, что подобного полета над Минусинской тайгой вряд ли еще увидит человечество. Именно над Минусинской тайгой, а не Красноярской, Канской или какой-то другой.

В 1934 году вышла в СССР книга известного американского астронома Х. Шепли «От атомов до млечных путей», где он пишет о Тунгусском метеорите: «В 1908 году Земля столкнулась с чем-то таким, что было, вероятно, головой небольшой кометы.

Метеорит Подкаменной Тунгуски – вот название, данное этому упавшему метеорному веществу. Он нанес Земле сильнейший удар, не могущий сравниться с ударами, испытанными Землею при других исторических столкновениях. Место падения находится в Центральной Сибири между реками Подкаменная Тунгуска и Чуна. Около семи часов утра тридцатого июня этот метеор пролетел от юго-юго-запада на северо-северо-восток, упав с такой силой, что сопровождавшая его волна горячего воздуха чувствовалась на большом расстоянии: она опалила и разрушила лес на площади во много квадратных километров, уничтожила полторы тысячи оленей и запрудила одну реку, обрушив в нее утесы с берегов. Многочисленные воронки в почве на месте падения указывают, что упал не один метеор, а целая группа.

Есть указание, что метеорит Подкаменной Тунгуски принадлежит к системе метеоритов, связанных с кометой Понса-Виннеке. Он упал во время наибольшего приближения Земли к орбите кометы, и предсказанное направление движения метеоров этой кометы совпало для района Подкаменной Тунгуски с направлением, по которому летели упавшие метеориты. Однако сама комета во время падения была на противоположной стороне своей орбиты.

Относительно многих комет известно, что они делились на части, а некоторые имели кометы-спутники, которые следовали за первичной кометой через промежутки во много лет. Если бы Тунгусский метеорит был виден за пределами земной атмосферы, то, вероятно, его сочли бы за очень малую комету, и математическое исследование его движения дало бы орбиту, подобно кометы Понса-Виннеке».

Такие представления были в мире о Тунгусском метеорите, но движение кометы они рассматривали с запада на восток.

При опросе очевидцев жительница д. Салтыково Пешкова У.А. 1900 г.р. сказала: «Летело высоко, небо было чистое, пролетело мгновенно. Летел на Тунгуску. Из Средней Азии на Таймыр летел». Очень интересное замечание.

О западной траектории пролета Тунгусского метеорита, первым пожалуй, высказался наш земляк, один из первых исследователей этой проблемы Иннокентий Михайлович Суслов. Об этом событии он узнал через два-три месяца, будучи гимназистом в г. Енисейске, встречался со многими очевидцами в то время, позднее, работая председателем Красноярского Комитета содействия народам Севера в 1924-25 г.г. собрал огромный материал свидетелей Тунгусской катастрофы.

Архив нашего земляка хранится в г. Красноярске и ждет своего исследователя.

В 1926 году и несколько позднее он с Л.А. Куликом не раз обсуждали процессы, произошедшие над эвенкийской тайгой, анализировали рассказы очевидцев, допускали взрыв метеорита в атмосфере и множественность осколков, упавших на землю.

Самыми западными очевидцами, внесенными в каталог, оказались жители Алтайского края. Их сообщения привожу почти без сокращений.

Малышкина Мария Помпиевна, пункт наблюдения с. Калтан, Горная Щория. «Исключительно небывалое явление довелось мне видеть на нашем Горно-Шорском небе в 1908 году. Много уже изгладилось в памяти, но то огненное чудовище, которое появилось на небе, движущееся с запада на восток, глубоко запечатлелось в памяти. Я как сейчас вижу медленно плывущий по небу над высокими горами громадный огненный (по теперешнему) снаряд, с тупозаостренным носом, слегка наклоненным вниз, из заднего конца растянулось немного длиннее самого снаряда дымчатое облако.

Мой отец первым увидел это необычное явление и стремглав собрал всю семью посмотреть на летящую, как он назвал, «хвостатую комету». Отец сосредоточенно наблюдал за «кометой», пока она не скрылась за выступом высокой горы. Если бы кто-нибудь из нас догадался поспешить на эту гору, мог бы еще долго наблюдать за «кометой». Мой отец сказал: «Если эта громадина упадет на населенный пункт – быть беде».

Мой отец Помпий Григорьевич Иванчиков проводил частные записи о погоде, о землетрясениях, о провале части горы и других явлениях природы и все записи посылал как корреспондент в Москву или Томск – не помню.

Звуков от летящей «кометы» мы не слышали, только небо было какое-то сероватое, и как-то жутко становилось при виде медленно летящей почти горизонтально огненной громадины».

Вот что рассказал алтайский житель д. Александровка Кудрявцев Иван Никанорович: «30 июня был день ясный, самый разгар сеноуборки. Я с рассветом пошел за лошадьми. В 6 часов привел лошадей с пастбища и мы сели завтракать. Я сидел напротив окна на СЗ. Наша деревня Александровка протянулась по ущелью, по которому протекала горная речушка Тихая. Справа по течению реки Тихой шел хребет Семинский, а слева – Ануйский. Напротив деревни по Семинскому хребту высилась вершина горы Гляден. Солнце в 7 утра уже взошло, но из-за горы Гляден еще не показалось. И вот на небосклоне вдруг возник светлый шар, он быстро увеличивался в размере и яркости. Направление его полета было на СВ. Размер летящего шара был как Луна, но только ярче: не ослепительной яркости, а можно было глядеть на его пролет, не отрываясь. Полет был очень быстрым. По пути полета шара оставался белодымный след по ширине больше шара. Как только появился этот шар, вся местность озарилась каким-то неестественным светом, и этот свет был не ровно нарастающим, а с какими-то колебаниями, как волновые вспышки. Никакого шума, гула при пролете этого шара не было, но неестественный, колеблющийся свет наводил какой-то страх, беспокойство. Поднялось беспокойство среди домашних животных и птиц. Собаки кинулись в свои конуры, куры на насесты. Гуси громко загоготали. Люди выбежали на улицу и в недоумении смотрели на небо. Спустя порядочно времени начался какой-то неестественный шум, земная дрожь и глухо-глухой гул, как от далекой грозы. След полета шара в небе медленно расходился, но был виден почти до вечера в расплывшемся виде. Это необычное явление сильно взволновало людей. выехали на покос с опозданием. Я в то время уже имел некоторое представление о метеоритах, болидах. В сельской школе тогда этого не учили, но я брал у учителя книгу «Астрономия» и читал ее. Учитель говорил, что это пролетел большой камень-болид и где-то упал на севере в тайге. После падения этого болида настали какие-то светлые ночи. В безлуние в наших горных ущельях обычно бывают темные ночи, но почти до осени стояли светлые ночи».

Портнягин, живший на Енисее ниже 75 верст от Минусинска, писал 01.02.1921 года Л.А. Кулику о своих наблюдениях: «На Ваше письмо, обращенное ко мне с просьбой, видел ли я в 1908 году летящий по небу предмет, похожий на большую звезду, отвечаю: В 1908 году ли не помню, в июне месяце (которого числа не помню) в полдень с юго-запада на северо-восток в продолжении 1-2 минут пролетела большая звезда как бы с хвостом, от которого сыпались искры. Сопровождалось звуками, похожими на порывы ветра в лесу. Долго ли продолжались эти звуки – я не заметил… На меня и семью действие произвело жуткое впечатление».

Эти очевидцы указывают направление на восток и северо-восток, а скорость полета незначительная. Все они наблюдали полет продолжительное время.

Головин Н.Г., д. Эмисс, Курагинский р-н:

— Необычное тело удалялось на север, полет сопровождался пламенем и непрерывным громом.

Ступин И.К., р-н Нижнеилимска:

— Был теплый солнечный день. Дом перекладывали. Услышали странный звук, небо «разошлось», пронеслась огненная полоса. Испугались. Тело не видел, видел огненную полосу. Длина полосы примерно 1500, наибольшая высота 300. Летела прямо низко над горизонтом. Справа налево. Сначала было выше Солнца, потом ниже. Скорость – как у падающей звезды. Звук шел с юго-запада на северо-восток, по ходу тела.

Мутовин И.С., д. Каменка, р. Ангара:

— Увидели, пересек Ангару выше по течению. Точка замечания: азимут 900, высота 400, ухода 130. Ушел за лес.

Петухов И.А., Усть-Илимск:

— Было лето, июнь. Утро. Хорошая солнечная погода. Играли во дворе. Увидели тело на юге, скрылось на севере. Летело прямолинейно, под небольшим углом вниз. Шло низко над горизонтом. Скорость – как у падающей звезды.

Фарков И.В., д. Непа:

— Вдруг видим – летит по небу, как огонь, большая куча. Летело высоко. Азимут: замечание 2550, ухода 3300, высота 500.

Пермяков С.Д., д. Преображенка:

— Утро. Увидел летящий огненный сноп с юго-востока на северо-запад через с. Преображенку к Амбарчику. Были слышны шум, гул.

Грачев Г.Б., д. Ерема:

— Если стать лицом на юг, то метеорит пролетел слева направо, на северо-запад. После пролета этого огня были слышны три сильных взрыва.

Житель деревни Березово Нижне-Илимского района Иркутской области (1888 г.р.) Егор Николаевич Акулинов в это время с отцом и дядей в лесу сосны валил.

— День был красный, – рассказывал он. – Мы только позавтракали и лес валить начали. Вдруг: «Бабах» – где-то близко раздалось. Земля задрожала, и сухие сучки с деревьев посыпались. Потом, немного погодя, опять такой же гром раздался, но только далеко-далеко. К северу где-то.

А мне тогда семь лет от роду было, рассказывал житель с. Кежма Степан Ефимович Журавлев (1901 г.р.). Я в ограде играл. Смотрю на небо, а там яркая звездочка летит и будто стреляет, да громко так, что я испугался и через улицу к соседям убежал. (Авт. И.И. Суворов).

Лыхин А.Х. (1889 г.р.) навоз вез на свою делянку у реки. Недалеко от села съехал, пролетело огненное тело над левым берегом р. Лены, над хребетиком. По форме полоса огненная, как сноп. Летело над хребетиком не высоко и не низко. Искры с нее расщепили сосну на горе. Трещало. Потом ездил смотреть – трещала сосна, которую расщепило (опрошен в п. Петропавловск).

Пешкова У.А., 1900 г.р., дер. Салтыково: Видела, как летела громадная, с дом (показала рукой на соседний деревянный одноэтажный домик), огненная масса, за ней следовали отдельные куски поменьше, как бочки. Куски сгорали со свистом, как будто что-то трескалось, горело. Мелкие сгорали. Куски летели на расстоянии 15 метров. Цвет тела – как раскаленные угли, яркость – почти с Солнце, но смотреть можно. Цвет всех кусков одинаковый. Форма – пупком таким вытянутым выпуклым. Играли на улице, привлек внимание шум, увидели, что высоко летело тело. Летел на Тунгуску. Из Средней Азии на Таймыр летел.

Опрошенные жители по реке Лене от Жигалово до Нюи, наблюдавшие полет кометы, не все слышали звуки, многие из них утверждают, что звук пришел через 10-15 минут, но есть и слышавшие раскаты грома в момент наблюдения пролета тела.

Пролетавшее высоко, высота 300 км, космическое тело не могло создавать какие-либо звуки, но они наблюдались повсеместно, а это значит, что в атмосферу врезались и сгорали сопровождающие основное ядро куски льда помельче, взрываясь, которые создавали звуковые и метеорологические явления по пути следования кометы к конечной точке своего полета.

Да и на станции Ловать (около Канска), где останавливался пассажирский поезд, сотрясение состава могла вызвать взорвавшаяся поблизости льдина, которую в последствии искали, но так и не нашли.

Таких падений было множество. Между Енисеем и Байкалом прошел настоящий космический ледоход.

Очень большой информативностью обладают показания политического ссыльного Т.Н. Науменко, отбывавшего ссылку в с. Кежма во время падения Тунгусского метеорита. Его сообщение заслуживает того, что бы привести его полностью.

«Точно не помню, 17-го или 18 июня 1908 года около 8 часов утра мы с тов. Грабовским строгали «двуручником» доски. День на редкость был солнечный и настолько ясный, что мы не заметили ни одного облачка на горизонте: ветер не шевелится, – полнейшая тишина.

…Я сидел спиной к р. Ангара, – к югу, а Грабовский – лицом ко мне. И вот около 8 часов утра (Солнце поднялось довольно высоко) вдруг чуть-чуть послышался отдаленнейший, еле слышный звук грома: это заставило нас невольно оглянуться во все стороны: при этом звук послышался как будто из-за р. Ангары, так что мне сразу же пришлось круто обернуться в ту сторону, куда я сидел спиной, но так как до горизонта на небе вокруг нигде не было видно ни одной тучки, то мы, полагая, что гроза еще где-то далеко от нас, снова принялись было строгать доски. Но звук грома начал так быстро усиливаться, что мы не успели строгануть больше трех-четырех раз, и нам пришлось бросить свой рубанок и уже не сидеть, а встать с досок, так как звук грома нам казался уже чем-то необыкновенным, поскольку туч на горизонте не было видно: при этом в момент, когда я встал с досок, среди быстро усиливающегося звука грома раздался первый, сравнительно небольшой удар: это заставило меня быстро повернуться полуоборотом направо, т.е. к юго-востоку, откуда на меня падали лучи яркого Солнца, и мне пришлось поднять глаза несколько вверх в направлении послышавшегося удара грома, в том именно направлении, откуда на меня смотрели лучи Солнца. Это несколько затрудняло наблюдение того явления, которое показалось все же видимым для глаза в момент после первого удара грома, а именно, когда я быстро повернулся в направлении удара, то лучи Солнца пересекались наперерез с широкой огненно-белой полосой с правой стороны лучей, а с левой по направлению к северу в тайгу летела неправильной формы, еще более огненно-белая (бледнее Солнца, но почти одинаковая с лучами Солнца) несколько продолговатая масса в виде облачка, диаметром гораздо больше Луны, без правильных очертаний краев.

…После первого несильного удара, примерно через две-три секунды, а то и больше (часов у нас не было, но интервал был порядочный) – раздался второй, довольно сильный удар грома. Если сравнивать с грозовым ударом, то это был самый сильный, какие бывают во время грозы. После второго удара…комка уже не было видно.

Но хвост, вернее полоса, уже вся очутилась с левой стороны лучей Солнца, перерезав их, и стала во много раз шире, чем была с правой стороны: и тут же, через более короткий промежуток времени, чем было между первыми ударами, последовал третий удар грома и такой сильный и как будто бы с еще несколькими внутри него слившимися вместе ударами, даже с треском, что вся земля задрожала, и по тайге разнеслось такое эхо, и даже не эхо, а какой-то оглушительный сплошной гул: казалось, что этот гул охватил всю тайгу необъятной Сибири.

…Мы бросили работу и пошли в село. Когда мы пришли в село, то увидели на улицах целые толпы людей, как местных жителей, так и наших товарищей ссыльных, горячо обсуждавших и на возможные лады истолковывающих это необыкновенное явление, ибо наши товарищи во время полета метеорита все находились в помещениях, а некоторые даже спали, и их разбудили эти необыкновенной силы удары грома, от которого звенели даже окна, вернее, стекла окон, а в некоторых домах (как рассказывали и наши товарищи, и особенно – сами местные крестьяне) даже треснули печки и попадала с полок кухонная посуда от сильного сотрясения почвы: при этом местные жители, так же, как и работающие с нами плотники, с ужасом на лицах бессознательно истолковывали это явление, которого никогда они раньше не наблюдали, не иначе как суеверными мыслями о конце мира и надвигающемся «страшном суде».

И так прошел почти весь день в разных толкованиях об этом явлении среди всех жителей с. Кежмы. Ссыльные в своих объяснениях строили предположения о падении на Землю редкого и необыкновенного по величине метеорита, определяя эту величину необыкновенной силой удара грома, ибо обычно, особенно при наблюдении таких полетов метеоритов вечером или ночью, нам виден лишь огненный блеск головки и довольно длинного от нее, сравнительно узкого хвоста: как в данном случае хвост был, по сравнению с обычной шириной, чрезмерно широким, и благодаря такой ширине, он казался значительно короче, чем это мне приходилось видеть в ночное время: а возможно – это объясняется ярким солнечным светом того дня и моментом самого полета, что и сокращало, вернее, укорачивало, отсвечивание позади хвоста метеорита».

В это же время жители сел в верхнем течении р. Лены наблюдали полет Тунгусского метеорита и, по данным Л.Е. Эпиктетовой («Из показаний очевидцев с верхнего течения Лены до села Мироново») следует, что метеорит пересек Лену ниже сел по течению Лены, и ушел он над левым берегом выше по течению: если смотреть на летящее тело, снижалось оно справа налево и т.д. Из показаний, полученных в селах ниже села Ичоры, следует, что метеорит пересек реку Лену выше их села, снижался слева направо, заметили его в юго-западной части небосклона. Замеры угловых координат точек замечания и ухода метеорита, содержащихся в некоторых показаниях, подтверждают эти выводы. В селах Мироново, Дарьино, Ичора видели метеорит летящим высоко и снижающимся «как сверху». Очевидец из с. Дарьино отметил шипящий свист, сопровождающий полет тела. Таким образом, выявляется сравнительно небольшой участок реки, через который проходит проекция траектории метеорита. Это участок сел Мироново-Дарьино-Ичора. Если верить показаниям жителей села Дарьино, что тело снижалось слева направо, то участок пересечения сужается к селу Мироново».

Болидов было несколько

Еще в 1908 году корреспонденты сибирских газет поставили правомерный вопрос: был ли болид 17 (30) июня единственным в тот день? И то, что он был не единственным, есть свидетельства.

17 июня, начало 9-го часа утра, д. Воронино (около Киренска Иркутской губернии). Гигантский Тунгусский болид наблюдался на северо-западе от Киренска и Нижне-Карелино, а «крестьяне видели огненный шар, упавший на юго-восток от них, т.е. в стороне противоположной той, где находится Нижне-Карелино». Ошибками наблюдателей объяснить этот факт не представляется возможным. К тому же стало известно о наблюдении в июне 1908 г. утреннего болида в Читинской области, т.е. как раз в той стороне, куда указывали крестьяне д. Воронино.

Июнь, утро, с. Нижний Шаранай в 200 км от Читы. Б.И. Сверкунов видел пролет огненного шара с юга на север. Тунгусский болид он видеть не мог. Крестьяне и Б.И. Сверкунов наблюдали двойник кометы, летевший параллельно с Тунгусским телом и приземлившимся где-то в безлюдных местах Забайкалья.

Джон Федорович Анфиногенов обратил внимание на то, что исследователями барографических записей ранее отмечался непомерно быстрый приход воздушной волны от Тунгусского болида к брографам Читы, Сретенска и Верхоянска: 0 ч. 48±6 мин., 0 ч. 40±6 мин., 1 ч. 19±6мин. мирового времени соответственно. Расчетное время составляет: Чита – 1 ч. 14 мин., Сретенск – 1 ч. 22 мин., Верхоянск – 1 ч. 39 мин. мирового времени.

Если предположить, что барографы станций зафиксировали сначала приход волны от двойника Тунгусского метеорита, то можно рассчитать приблизительные координаты эпицентра взрыва. Местоположение источника (560 с.ш. и 1170 в.д.) приходится на среднее течение р. Калар в восточной части Станового хребта. Примечательным в данном случае является то, что приход волны от источника на прибайкальские станции практически должен был совпасть с приходом волны от места «взрыва» Тунгусского болида и потеряться на его фоне.

Забайкальский болид хорошо вписывается в общую картину пролета Тунгусского кометного роя над Землей. Это самый восточный болид и он упал на той же параллели, что и его Филимоновский собрат (Канск).

Кометы – малые тела Солнечной системы, движутся по сильно вытянутым орбитам и резко меняющие свой вид с приближением к Солнцу. Ежегодно астрономы открывают до десяти новых комет…

Ядра комет по современному представлению, состоят в основном из водяного льда (снега) и льда (снега) из СО или СО2 с примесью льдов из других газов, а так же значительное количество нелетучих (каменистых) веществ. По-видимому, важным компонентом ядер являются клатраты, т.е. льды, кристаллическая решетка которых включает атомы и молекулы других веществ. Судя по обилию химических элементов в веществе кометы, ядра кометы должны содержать по массе приблизительно 2/3 льдов и 1/3 каменистых веществ. Присутствие в каменистом компоненте ядер комет некоторого количества радиоактивных элементов должно было привести в далеком прошлом к нагреву их недр на несколько десятков Кельвинов. В то же время, присутствие в ядрах комет весьма летучих льдов показывает, что их внутренняя температура никогда не превышала ста Кельвинов. Ядра комет являются, по-видимому, наименее измененными образчиками первичного вещества Солнечной системы.

Орбиты комет скрещиваются с орбитами планет, поэтому изредка должны быть столкновения комет с планетами. Часть кратеров на Луне, Меркурии, Марсе и других телах образовались в результате ударов ядер комет. В июле 1994 года на Юпитер упала комета Шумейкеров-Леви, со взрывом мощностью в 300 миллионов хиросимских атомных бомб. Тунгусский метеорит – это тоже встреча кометы с Землей.

Остается открытым и другой вопрос, не скапливается ли снег и пыль космоса вокруг каменного или железного центра кристаллизации, не залетают эти глыбы из других звездных систем и не обрастают ли они солнечным газом, который ежесекундно извергается из недр Солнца в виде плазмы, в конечном счете оказывается на периферии в том же облаке Оорта?

Исследования кометы Галлея не дают ответа на такой вопрос, но, возможно, что поиск каменного или железного ядра, упавшего на месте разделения ядра кометы в атмосфере, даст ответ на этот, пожалуй, главный вопрос в строении комет!

Если кометы не содержат такого ядра кристаллизации, то кометы можно изучать спокойно на Земле, исследуя многовековые, запыленные космической пылью льды Гренландии и Антарктиды.

Если бы Тунгусская комета летела на встречу Земле со скоростью 40 км/с, то в полночь 29 июня над Западной Европой ее должны были видеть, так как расстояние ее до Земли было бы порядка одного миллиона километров и с каждым часом оно бы уменьшалось…

По Кринову, радиант космического тела находился в созвездии Эридана, по Астаповичу – в созвездии Кита. Оба эти созвездия были доступны для наблюдения астрономам Южного полушария, и замечательно, что именно в июне 1908 года они просматривались в Капской и Мельбурнской обсерваториях в связи с очередным возвращением кометы Энке. Однако ни один из наблюдателей не заметил приближающуюся к Земле Тунгусскую комету.

Как бы то ни было, но астрономы эту комету проморгали. И кто ее должен был увидеть, так это Ташкентская обсерватория, вблизи которой где-то в четыре часа утра она пронеслась, но уже в непосредственной близости от Земли. И обнаружилось это только следующей ночью, когда астрономы так и не дождались темноты.

Через много лет академик В.Г. Фесенков рассказал об этой ташкентской ночи: «Я должен был вместе с астрофизиком обсерватории И.И. Сикорой фотографировать небо при помощи большого астрографа. Вечером 30 июня мы долго стояли у башни астрографа в ожидании темноты, но небо оставалось равномерно свинцово-бледным. Звезд мы так и не увидели – ночь не наступила. Это было нечто необычное и непонятное. На следующие сутки яркость ночного неба уменьшилась уже в несколько десятков раз и затем быстро вошла в норму».

Подобные события описывает В.Г. Ян в книге «Чингис Хан». «Во вторую ночь на небе появился непонятный свет. Небо багровое, как раскаленные угли, не захотело окутаться мраком, звезды не показывались. Казалось, вечерняя заря продолжалась до утренней зари».

Об этом атмосферном явлении, похожем на северное сияние, говорят все летописцы того времени (XIII век, 10-20 годы).

В начале 20-го века Василий Фесенков был студентом Харьковского университета и находился на практике. В последствии, по иронии судьбы, ему пришлось много работать над Тунгусской проблемой. Основываясь на изучении вывала леса, учитывая показания очевидцев, зная время, когда произошел взрыв, он вычислил вероятные варианты орбит, по которым могло лететь Тунгусское тело. Результат получился неожиданным: ни одна из полученных орбит не была свойственна метеоритам.

«Полученные варианты, – писал академик Фесенков, – позволяют сделать заключение, что ни один из них не типичен для обычного метеорита». И в этом он, несомненно, прав: все предложенные на сегодняшний день траектории не выдерживают критики с точки зрения физики.

Облако Оорта ежегодно выбрасывает в сторону Солнца более десятка новых комет, которые по разным орбитам проходят свой путь вместе с уже известными кометами. Такой кометой был и Тунгусский метеорит, которой судьбой было уготовано пересечься с орбитой Земли. И случилось так, что эта, довольно таки крупная комета, оказалась вне поля зрения астрономов того времени. Северные обсерватории, такие как Гринвичская и Пулковская, практически не работали из-за белых ночей, а южные, по всей вероятности, не могли увидеть эту комету в северной части неба. Эта комета так и не была обнаружена до ее падения.

Тунгусская комета вошла в зону действия земного притяжения (940 000 км от центра Земли) со стороны северо-запада, а точнее, ее орбита проходила над северным полушарием Земли. Скорость ее оказалась больше орбитальной скорости нашей планеты, и попав в зону земного возмущения, она наращивала свою скорость, так что на подлете к Земле комета имела скорость не менее 41,2 км/с.

Земное возмущение отклонило орбиту кометы в свою сторону и приблизило ее не менее чем на 7000 километров. Особенно сильное влияние на движение кометы Земля стала оказывать, когда это расстояние оказалось в пределах двух радиусов Земли. Расстояние считают от центра Земли. Орбиты пересеклись под небольшим углом. Земную орбиту пересекают и другие космические тела, но в данное время комета оказалась в непосредственной близости, и ей пришлось лететь на параллельных курсах…

То, что метеориты залетают в верхние слои земной атмосферы и даже покидают пределы земного тяготения и вновь уходят в космос, следует из такого факта: 10 августа 1972 года над американским штатом Вайоминг пронесся огромный огненный шар диаметром от 4 до 80 метров. Он вошел со скоростью 15 км/с и приблизился к поверхности планеты и, пролетев еще около полутора тысяч километров в атмосфере, вновь удалился в космическое пространство. Если бы подобного «рикошета» не было, взрыв этого пришельца мог бы сравниться со взрывом Тунгусского метеорита – 12 мегатонн в тротиловом эквиваленте.

В сообщении нет точного времени, но скорей всего это был вечерний метеорит, догоняющий Землю, но его полет был очень похож на полет Тунгусского метеорита. Его полет наблюдали почти две минуты.

Тунгусская комета оказалась над Северным полушарием, в непосредственной близости, земное тяготение изменило вектор воздействия, вместо ускорения началось торможение, и при этом значительное. Над просторами Северного Ледовитого океана, пришелец приблизился к поверхности планеты и влетел в верхние слои атмосферы. В результате вся снежно-пылевая масса, сопровождающая комету, затормозилась в атмосфере Земли, в основном над Северным Ледовитым океаном, над Европой зоне белых ночей и над Россией, где уже властвовал полярный день и ярко светило Солнце. В это время сыпались миллионы метеоритов, шел метеоритный дождь невиданных размеров, но, к сожалению, столь великолепную картину не было видно в лучах полярного Солнца. Да и происходило это глубокой ночью, по времени. В зависимости от массы частиц, каждая проникала на такую глубину в атмосферу, насколько позволяла ее энергия. Атмосфера оказалась на всю высоту наполнена кометным космическим веществом.

Пересекая орбиту Земли под углом, комета обогнала Землю на переходе из Западного полушария в Восточное. (Это произошло в районе 87-89 в.д.). Ядро кометы настолько приблизилось, что наблюдалось и мерцание падающих метеоритов, и слышен был гул. Все это наблюдали жители села Александровка на Алтае.

В это время 890 в.д. строго направлен в сторону движения Земли по своей орбите, и если смотреть на Землю с запада на восток, то это будет самый большой диаметр. Пролетев этот участок, затормозилась атмосферой Земли, и хотя скорость ее продолжала быть больше земной, она стала уже меньше первой космической. Комета, обогнав Землю, вышла за пределы атмосферы, продолжая свой путь впереди Земли. В этот же момент Земля приблизилась к комете на радиус 500 с.ш.

Сопровождали Тунгусскую комету и большие куски льда, возможно, что льдины были сорваны и с поверхности кометы, и эти льдины – каждая затормозилась по-своему – но продолжали полет как впереди, так и вслед за ядром кометы. Это они сопровождали ядро кометы грохотом падения, раскатами грома средь ясного неба весь путь от Енисея до Байкала, Ангары и Тунгусок. Это одна из этих льдин вызвала переполох вблизи станции Ловать (Канск), остановив своим падением поезд.

Но вернемся к полету основного ядра кометы. После, в верхних слоях атмосферы, оно имело «неправильную форму, и за ним тянулся инверсионный шлейф, подобный тем, что сопровождают высоколетящий самолет». Да, это был действительно шлейф инверсионный, так как, потеряв внешнюю защитную пылевую оболочку, уже нагретую до определенной температуры, обнажился лед с температурой, близкой к абсолютному нулю. И под солнечными лучами и земным отраженным теплом верхняя поверхность ядра кометы интенсивно испарялась, создавалась пылевая оболочка ядра. Оставался за ядром широкий светлый след. В лучах Солнца с разных точек он наблюдался по-разному.

Ядро кометы продолжает улетать от Земли и вместе с тем падать на землю, находясь впереди ее, смещаясь к Байкалу. Земное тяготение продолжает тормозить ядро и менять его траекторию, заворачивая, так как ядро кометы смещается относительно центра Земли.

Земное тяготение, меняющаяся скорость, наклон Земли к эклиптике, шаровая поверхность Земли, ее вращение вокруг оси – все это при построении траектории на карте дает кривую второго порядка.

Земля догоняет ядро кометы, и в районе между с. Мироново и с. Преображенка их скорости уравниваются, и Земля начинает обгонять ядро. И оно падает на Землю по законам земного тяготения. На этом участке пути ядро было на высоте около 300 км над Землей, и с этой высоты оно начинает падать с ускорением около 9 м/с2 в течение 6 минут со средней скоростью 2-3 км/с. Эта скорость в безвоздушном пространстве, но на высоте 120 км на ядро набегает все уплотняющийся поток воздуха, и внешняя поверхность раскаляется и даже загорается и ярко светится. Следует отметить, что очевидцы наблюдали огромное летящее тело в отраженных солнечных лучах.

На высоте 80 км напор воздуха становится значительным, а на высоте в 60 км ледяное тело должно начать разрушаться, что и наблюдали очевидцы: утверждая, что летело бревно или метла.

На этой высоте, при наличии железного или каменного центра кристаллизации, эта твердая часть должна выделиться, так как она имеет меньший мидель, большую массу, а, следовательно, и больший энергозапас.

И если бы это событие происходило ночью, то над просторами Сибири и Эвенкии жители наблюдали бы самый настоящий космический кометный ледоход – потрясающее зрелище, когда с неба падают огромные пылающие глыбы одна за другой.

Как свидетельствуют очевидцы, движение космического тела сопровождалось разнообразными явлениями метеорологического характера: наиболее часто отмечался сильный ветер, а так же «дымка, туман и морок». О сложности атмосферных процессов свидетельствуют резкие перепады температуры воздуха, зафиксированные в ряде показаний; отмечаются грозы, отдельные грозовые разряды, локальное развитие бурь, ураганов и вихрей.

Во время пролета над Землей Тунгусская комета потеряла от 10 до 20 миллиардов тонн своей массы. И это для столь глобального явления не так уж и много. Согласно последним исследованиям, для образования серебристых облаков, на высоте 80 км должно скопиться не менее ста граммов замерзшего льда на одном квадратном метре, но в данном случае свечение было ни с чем несравнимо, и поэтому можно смело предположить, что по всей высоте над одним квадратным метром находилось более килограмма космического вещества…

Но вернемся к основному ядру кометы. Под каким углом комета пересекла 88-й меридиан можно рассчитать, варьируя скорость входа с импульсом аэродинамического торможения и в конечном итоге можно подобрать соответствующие соотношения, но вряд ли это будет истиной. Как подобрали подобный заряд для получения вывала-«бабочки», получили форму, но вряд ли она соответствует физическому событию вывала…

В конечном счете, надо принять ту траекторию, о которой свидетельствуют показания очевидцев с Алтая, Енисея, Байкала, Лены, Ангары и Тунгусок.

Масса Тунгусской кометы

Известно, что кометы сопровождаются пылевым облаком и множеством крупных кусков материи. Этот шлейф простирается на тысячи и миллионы километров, так что ничего невероятного нет в том, что еще за несколько дней до 30 июня 1908 года наблюдались аномальные световые явления. Так же как и после пролета над Землей основного ядра кометы продолжалось проникновение в атмосферу снежно-пылевого хвоста.

На пути до 870 в.д. комета потеряла весь свой хвост, а это вызвало необычное свечение ночного неба в течение трех суток на площади в 11-13 млн. км2. И до сентября продолжались необычные серебристые облака над всем Северным полушарием, а это свечение возникает, когда на высоте 80 км на одном квадратном метре собирается не менее ста граммов замерзшей воды. Нам не известны, какие процессы в атмосфере происходили в зоне полярного дня над просторами Северного Ледовитого океана. Сколько выпало ледяных метеоритов во время кометного дождя. Можем предположить, что эти потери составили 15-20 миллиардов тонн. Очень много, да нет, посчитайте, и вы получите увеличение осадков на более одного миллиметра в год. Попробуйте эту прибавку поймать?

Массу основного ядра дают возможность посчитать параметры, определенные кежемским очевидцем этого события Науменко Н.Т. – человеком образованным, политическим ссыльным. По его данным: метеорит пересек диск Солнца справа налево, т.е. с юга на север и размер его был больше Луны, форма комкообразная. Ядро он видел уже без пылевого облака.

Солнце в это время над селом Кежма имеет координаты: направление – 950, угол над горизонтом – 270. Из с. Кежма азимут в 950 – это направление на село Мироново, над которым в это время, по расчетам Л. Эпиктетовой, пролетал Тунгусский метеорит.

Не сложно посчитать, что ядро над рекой Лена пролетало на высоте около 280 километров над Землей. Если принять размер комка величиной с Луну, а это полградуса, получается объект диаметром около пяти километров, и объем такого комка составляет более 50 кубических километров и при плотности 0,8-0,9 г/см3, прилетевшая масса была около 50 миллиардов тонн. Проходя плотные слои атмосферы, было потеряно три четверти массы, но оставшейся, даже при малой скорости достаточно, для того чтобы вызвать разрушительный ураган над тайгой.

То, что масса Тунгусского метеорита была громадной, можно судить по характеру космической катастрофы, произошедшей 28 января 1986 года, когда американский космический челнок «Челленджер» взорвался на высоте 16 километров над штатом Флорида. Над местом запуска возник «гигантский бело-красный огненный шар». Космический корабль многоразового использования имеет взлетный вес – 2200 тонн, и только бак с кислородно-водородным топливом весит 700 тонн. Произошла неконтролируемая реакция между топливом и окислителем, обломки корабля падали на землю в течение часа. Взорвавшийся кислород и водород, а именно они являются космическим топливом, выделили энергию порядка 1020 эрг. В 1946 году энергию Тунгусского взрыва оценивали как величину порядка 1020 эрг. Так, казалось бы, взрывом американского корабля была продемонстрирована одна из моделей взрыва Тунгусского метеорита. Но это далеко не тот случай для сравнения. В атмосфере после этого взрыва не возникло никаких аномальных свечений и других явлений. Если предположить, что продукты взрыва разлетелись в радиусе трех километров (а это вполне реальный разлет при таком взрыве), то тогда на каждый кубический метр объема придется один миллиграмм воды. Можно ли его обнаружить?

Рассматривать этот взрыв можно как высотный взрыв выше 10 км, ядерные взрывы на такой высоте дают ударную волну, световое излучение, электромагнитный импульс и ионизацию атмосферы на высоте свыше 60 км. Но сейсмическая волна при этом не возникает.

Если приближение кометы не заметили астрономы, то пролет ее над Евразией, хотя это была и глухая ночь, должны были заметить влюбленные, сторожа, военные, находящиеся на службе, да и мало еще кто. Всегда кто-то есть на улице. И столь необычное явление вызвало бы огромный интерес, и о нем бы шли разговоры, да и дошло бы до начальства и газетных репортеров. Но почему же не дошло?

Да потому, что все небо было закрыто облаками. Над огромными просторами Северного полушария распространился мощный циклон. Осадков в июне 1908 года над северными и южными широтами Западной Сибири выпало больше в пределах 25-99 мм. Распространение облачности хорошо просматривается на карте.

Наблюдался циклон и над Северной Америкой. Для более точного определения траектории кометы над Землей требуется внимательное изучение синоптических карт, которые имеются в архивах томской группы исследователей тунгусской проблемы. Особый интерес представляют две пятидневки до и после 30 июня 1908 года. 29-30 июня требуют детального изучения. Представляет интерес снижение количества гроз в июле месяце в зоне предполагаемой траектории Тунгусской кометы. Возникает непростой вопрос о деионизации атмосферы в результате внедрения большого количества космического вещества. (Даже если это водяной пар или другие газы).

Первым заинтересованным исследователем, посетившим факторию Анавар, был наш земляк Иннокентий Суслов, и собранные им рассказы очевидцев, заслуживают полного доверия. К сожалению, обстоятельства не позволили ему сразу же побывать в тех местах, о которых говорили местные жители. Местах, где, по их словам, была обнаружена после падения «сухая речка с ямой на конце» на хребте Лакура. Тунгус Андрей Онкоуль, живущий ныне в вершине реки Таймуры, рассказывал, что к северу от хребта Лакуры, между реками Кимчу и Хушмо, приблизительно на половине, он видел глубокую яму больших размеров, о которой раньше тунгусы не знали. Эта яма тоже, как и «сухая речка», поросла молодым леском. Говорили и о третьей большой яме, расположенной между реками Дилюшмо и Южной Чункой. Эти рассказы записаны весной-летом 1926 года.

В среднем течении р. Аваркитта в момент катастрофы стоял чум детей умершего тунгуса Подыги: Чукарена, Чучанчи и Налеги. Встреченные на Стрелке р. Чуни Чекарен и Чучача рассказали, что они были разбужены сильным грохотом. Повсюду слышались удары, сотрясение земли, сильный треск и шум. Страшная буря, от которой трудно было удержаться на ногах, вблизи их чума валила лес. Вдали, по направлению на север, было видно какое-то облако; после они убедились, что это был дым.

Рассказы первых очевидцев говорят о том, что процесс происходивший в атмосфере, был длительным и множественным, состоящим из разных по воздействию факторов. И вместе с тем следует отметить, что никакого сверхмощного взрыва не было. Если бы такой взрыв, мощностью в сорок мегатонн произошел над тайгой, то в местах соприкосновения взрывной волны с землей наблюдались бы деревья не только поваленные, но и выдернутые из земли и отброшенные в сторону. От взрывов такой мощности, даже воздушных, танки летят подобно спичечным коробкам, а они весят не менее сорока тонн. А здесь мы наблюдаем довольно-таки спокойный вывал.

Что касается мощности урагана, а это был действительно очень непродолжительный ураган, она может быть на несколько порядков выше, чем любой термоядерный взрыв. Высвободившаяся ядерная энергия воздействует значительно дольше, чем при любом неядерном взрыве. Так, например, ураганы, прокатившиеся недавно над Америкой, по мощности превосходят все запасы ядерного оружия, имеющиеся на Земле. Рассматривая Тунгусский вывал как продукт взрыва, приходишь к выводу: это не больше, чем современное крупномасштабное разрушение с помощью оружия, и еще дань техногенным гипотезам.

Вильгельм Генрихович Фаст возглавил группу исследователей, которая произвела замеры каждого упавшего дерева, и он же выполнил математическую модель вывала. Это была его кандидатская диссертация. Работа выполнена основательно и послужила многим ученым для оценки скорости и массы космического пришельца. Ось симметрии указывает на направление траектории на последнем участке движения кометы, но Г. Фаст никогда не утверждал, что эта проекция траектории космического пришельца.

Получилась не полоса, не круг, а что-то близкое к эллипсу – так называемая «бабочка».

Но на основании этого фактического материала было построено множество гипотез физического процесса над тайгой. Но ни одному из этих расчетов нельзя доверять. Поскольку каждый строил свою гипотезу исходя из придуманной скорости, массы и траекторий.

Не разобравшись в траектории, говорить о достоверном событии не приходится.

Самый достоверный подход к вывалу, к его физической сути, у Джона Федоровича Анфиногенова, поскольку он получил независимую информацию о разрушениях в тайге. Он изучил аэрофотоснимки района Тунгусского падения, сделанные с лесохозяйственными целями. Лес разного возраста на снимках выглядит по-разному. Проработав снимки, он получил форму вывала – «бабочку», где контуром был старый лес. Это контур воздушной волны.

По его мнению, ударная волна имела веретенообразную форму, и это диктовалось фактами. Физический смысл: взрыв и падение обычного метеорита. Анфиногенов построил следующую модель: дробление гигантского астероида (каменного или железного) началось на высоте 10-15 км, ниже 10 км ударные волны отдельных обломков слились в единую баллистическую волну, на высоте ниже 4 км кинетическая энергия осколков была потеряна, вследствие чего ударная волна резко ослабла. По этой модели следовало: в 3-4 км от эпицентра Фаста произошло выпадение метеоритного дождя. Ни железа, ни камней, сколько не искали, не нашли. А льда, естественно, и след пропал. И хотя не ясно, какие скорости здесь фигурировали, эта модель близка к истине. Упала комета, состоявшая из замерзших компонентов.

Взрыв

Исследователи Куликовского вывала обнаружили достоверный след космического пришельца в виде лучистого ожога веток деревьев. Была проделана огромная работа по сбору этой информации, пришлось облазить сотни деревьев и сделать спилы сучков и на основе этих данных построить карту границ ожога. По всем законам физики, получиться должен был овал, в котором ожог должен убывать от центра к краям. На практике получили довольно-таки непонятную картину, напоминающее выеденное яйцо, да еще перед этим поставленное на стол. Так это выглядит на схеме.

Попытка найти объяснение такой формы успехом не увенчалась, а в печати появились статьи Н. Васильева, где ожог рисовался овалом, и все противоречия как бы исчезли. И после этого столь интересный факт перестал быть объектом исследования, а зря!

Еще в 1925 году А. Вознесенский высказал мысль о разделении на высоте около 20 км над Землей на части космического тела и как считал ученый землетрясение в 5 баллов, зарегистрированное в Иркутске, могло произойти за счет падения «значительных масс».

Поскольку Тунгусский метеорит летел не с востока на запад, а наоборот, он летел совместно с Землей, и Земля догнала его и «села» на метеорит. Это объясняет форму ожога. Ось симметрии ожога указывает на направление вылета кометного ядра из центра раскаленного облака. Ядро имело температуру дальнего космоса, а это несколько градусов по Кельвину, вместе с охлажденным газом и льдом вырвалось ядро, охладившее северо-восточный сектор ожога.

Разделение произошло где-то в районе 1050 в.д. между 600 и 610 с.ш. и ядро с массой не менее миллиона тонн рухнуло где-то между 1040 и 1050 с.ш. Так что искать его надо на границе Красноярского края и Иркутской области.

Впадины – это, скорей всего, турбулентный процесс, возникший при разделении космического тела. Это разделение могло оказать влияние и на воздушную волну, сформировавшую «бабочку» Фаста, а также ее аномалии. Линия симметрии «бабочки» не имеет никакого отношения к общей траектории пролета, это касательная к параболе в конечной точке, и в разных точках этот угол другой.

Там где упал метеорит, еще не ступала нога исследователя, и предстоит многое сделать для того, чтобы взять в руки кусок Тунгусского метеорита.

Лес оказался наиболее авторитетным свидетелем контакта Земли и Космоса. Самую точную информацию сохранили для нас погибшие деревья, самую загадочную – их потомки.

В центре катастрофы был отмечен необычно интенсивный рост деревьев. Лесоводы характеризуют качество леса специальным показателем – бонитетом. Типичный бонитет деревьев Тунгусско-Чунского района Эвенкии характеризуется низшими классами – четвертым и пятым. После катастрофы лес, сменивший погибшую тайгу, соответствовал второму или даже первому бонитету. С удалением от эпицентра на 5-7 км бонитет снижался до третьего-четвертого класса. Улучшение качества древостоя резко отличалось от лесов, восстановившихся после пожара. Границы эффекта не совпали с территорией, на которой был пожар.

Сосна, ель, лиственница, береза требуют совершенно различных условий для своего произрастания. Однако все эти виды после катастрофы улучшили свое здоровье. Улучшение качества древостоев наблюдалось и на сопках, и в болотистых районах у разных типов леса.

Даже сильно поврежденные деревья в центре катастрофы через два-три года начали быстро набирать темпы роста. Быстро стали прирастать деревья, пережившие катастрофу.

Зона ускоренного прироста оказалась на пять километров севернее эпицентра в виде вытянутой на запад полосы. Интенсивный прирост наблюдался до середины 60-х годов, а позже все встало на круги своя.

Второе – в центре области разрушений заметно увеличилось число соматических аномалий: среди нормальных пучков из двух хвоинок на ветках молодых сосен стало появляться много треххвойных пучков. Это явление быстро спадало с расстоянием от центра вывала. Оказалось, что эффект сохранился у второго и третьего поколения сосен. Но геометрия зоны аномальных деревьев изменилась – она уже не имела вид бабочки. Это уже узкая полоса, протянувшаяся от горы Острой на юго-восток с азимутом в 950.

Изучая послепожарные леса в Красноярском крае и Томской области, Г.Ф. Плеханов обнаружил, что треххвойность – это, как правило, явление послепожарное, и процент треххвойности совпадает по разным регионам. Следует отметить, что процесс, порождающий треххвойность, не изучен, и не моделируется в лаборатории генетиками.

Американская группа, рассчитывающая параметры Тунгусского взрыва по данным наших ученых, считающих движение встречным, с соответствующими скоростями и выделившей взрывной энергией. Что заложили, то и получили, а получили, пожалуй, на порядок больше азотных соединений. То, что они в процессе пролета в плотных слоях атмосферы возникали, сомнений нет: вопрос заключается – сколько?

Особо следует отметить тот факт, что стояла хорошая ясная, солнечная погода, и взрыв был «сухим». Вот к чему пришли метеорологи: «Вблизи района падения метеорита в день падения и в последующие дни вплоть до 10 июля, имела место антициклонная деятельность. Место падения метеорита находилось или в седловине деформационного поля, или в гребне антициклона. Поэтому в течение указанных десяти дней в интересующем нас районе преобладала тихая, ясная погода. В отдельные дни могли наблюдаться осадки внутримассивного характера, вероятным было развитие гроз. Поле давления – малоградиентное. Возможны слабые ветры, переменных направлений. Усиление ветров до штормовых (12-15 м/с) могло быть лишь кратковременным в момент грозы».

По утрам в этих богатыми болотами местами наблюдаются туманы и влажность воздуха значительна. Согласно приведенному графику, в одном кубометре воздуха – 15-20 граммов воды. Отсюда в воздухе над районом катастрофы ее было не менее 50 000 тонн. В момент взрыва образовавшаяся азотная и азотистая кислоты и будь в это время дождь, то все это выпало бы в районе катастрофы и по направлению ветра в это время. Это привело бы к кислотному отравлению всего района.

Особого исследования заслуживает контакт воздушной волны и поверхностных вод, рек, болот и сырых мест. Прошедшие реакции задержали значительное количество азотных соединений.

По всей вероятности в день падения метеорита в районе быстрого восстановления леса прошел дождь, и выпало огромное количество кислоты. Азотная кислота оказывает мощное воздействие на биосферу через литосферу. Можно легко проследить, что атмосферный азот посредством азотной кислоты активно участвует практически во всех видах минерального питания растений.

Азотная кислота – сильнейшая из минеральных кислот. Она способна растворять практически все минеральные соединения, слагающие литосферу. Поступая на поверхность Земли в виде водяного (дождевого) раствора она не только сама становится пищей растениям в виде иона NO3 в результате диссоциации HNO3, но вступает в обменные реакции с твердой почвой. В этих реакциях заключена вторая важнейшая роль азотной кислоты в жизни растений, что также является отражением природных связей и взаимодействия в системе атмосфера-литосфера-биосфера. Целесообразность этих реакций заключается в высвобождении питательных веществ, заключенных в минеральной части почвы, а главным образом в породах зоны гидролиза. Из недоступного состояния зольные элементы становятся доступными для питания растений.

Фосфор, калий и кальций составляют основу в балансе минерального питания растений.

Фосфор в горных породах присутствует в виде фтораппатита, хлорапатита, гидроксилапатиты, они не растворимы в воде, но хорошо растворяются в неорганических кислотах, и получается суперфосфат. Эти природные минералы в результате взаимодействия с азотной кислотой обеспечивают водорастворимые соединения фосфора и кальция, которые являются доступной пищей растений. Диссоциация азотнокислого кальция, кроме того, обеспечивает азотное питание растениям.

Наиболее распространенными носителями калия в горных породах являются полевые шпаты: ортоклаз, микроклин санидин, калийсодержащие слюды и гидрослюды: флогопит, биотит, мусковит, глауконит, лейцит и некоторые другие минералы.

Азотнокислый калий в результате диссоциации обеспечивает и калийное, и азотное удобрение.

Метеорит упал в жерло палеовулкана и исследование минеральной подосновы указывает на наличие всей таблицы Менделеева в зоне катастрофы, да и не только, и за ее пределами достаточно минералов.

Если в среднерусской полосе выпадает до 15 кг азотной кислоты на гектар или до 1,5 т на км2, то в районе катастрофы это выпадение значительно меньше, так как здесь меньше бывает гроз.

Выпадение азотной кислоты именно в этой, на мой взгляд, может ассоциироваться с формой ожога. При выходе холодного ядра произошла конденсация холодных паров, которые выпали дождем в районе ускоренного роста леса. Эта мысль требует хорошего математического и физического осмысления.

Тайга была разрушена взрывом. Взрыв уничтожил все живое, опустынив большое пространство. Зверь и птица перестали мигрировать через вывал. Некому стало возвращаться на родину. Рыба была оглушена и погибла, она тоже потеряла места обитания. Новая рыба обжила эти воды не скоро. Рыба могла погибнуть и из-за повышенной кислотности воды, при pH ниже 4,5 рыба погибает.

Никто не исследовал пути миграции зверей после крупных пожаров ибо пожар не дает такого лесоповала, таких завалов, которые трудно преодолеть даже человеку.

Исследовав явление дождливости с 11 июля по 11 августа 1908 г. на огромной территории земного шара, собрав данные более 1000 метеостанций, Нина Поликарповна и Вильгельм Генрихович Фаст пришли к выводу, что по сравнению с 1907 и 1909 годами 1908 год является аномальным.

Они пишут: «Для изучения падения Тунгусского метеорита особый интерес представляет изменение дождливости, что в принципе может объясниться дополнительным внесением мелкодисперсного вещества в атмосферу Земли при падении метеорита. В этом случае следует считать, что характеристики вещества регулярных метеорных потоков, вызывающих, по гипотезе Боуэна, увеличение дождливости через месяц после проникновения их в атмосферу. В 1908 году наблюдается эффект увеличения дождливости и через две, и через три недели после падения Тунгусского метеорита. Через месяц увеличения дождливости не было».

Взрыв был не техногенным

Столь большой интерес к Тунгусской проблеме в прошлом десятилетии был вызван, конечно же, не желанием разобраться в этой катастрофе в целом, а рассмотреть только один вопрос, так как мощность Тунгусского взрыва оценивалась столь мощно, что его сравнивали с полномасштабной термоядерной войной на Земле. По этой причине были подняты архивы наблюдений за атмосферой, ее прозрачностью в течение сезона 1908 года, проводящихся под руководством Ч. Аббота сотрудниками Астрофизической обсерватории Смитсонианского института на станции Маунт-Вильсон в Калифорнии. В Соединенных Штатах этой проблемой занималась группа Р. Турко, которая выпустила большую работу, опубликовав ее в журнале «Икарус» в 1982 году.

Не остались в стороне от программы «Ядерная зима» и наши ученые. Академик К.Я. Кондратьев возглавил группу, в которую вошли к.т.н. С.Н. Байбаков, к.ф.м.н. Г.А. Никольских и Э.О. Шульц. Свои результаты, отличные от американских коллег, они опубликовали в сборнике «актуальные вопросы метеоритики в Сибири» в 1988 году. Их статья «Тунгусское космическое тело – ядро кометы» – исчерпывающая информация о состоянии земной атмосферы после воздействия на нее Тунгусской кометы.

Эти работы вносят самый значительный вклад в понимание проблемы: встречи двух космических тел и глубинных последствий.

В 1987 году я обратился с просьбой к директору Госцентра «Природа» Железняку Валентину Алексеевичу с просьбой проанализировать космические снимки Тунгусского вывала, с помощью имеющейся у них аппаратуры. Такая работа была выполнена. При дешифровании космических фотоснимков ставилась задача установления пространственного размещения лесов, возникших после Тунгусского взрыва. Источником информации служили разномасштабные, спектрозональные цветные синтезированные, черно-белые космические летние снимки, а также картографические и литературные материалы.

Дешифровкой установлено, что территория воздействия Тунгусского космического тела значительно превышает границы, указанные в литературе. Это зона 220 км с запада на восток и более 100 км с юга на север, где Куликовский вывал занимает западное крыло. Предполагаемый эпицентр находится в Кэтэрэ-Чунском междуречье. Зоны наибольшего влияния, простираются от эпицентра в противоположные стороны, имеют преимущественно восточную и западную направленность. Западная зона наибольшего влияния на древесную растительность примерно совпадает с территорией, установленной Л.А. Куликом и другими исследователями. По восточной зоне исчерпывающие данные по вывалу леса практически отсутствуют, и поэтому указанный район остается не исследованным.

В 1988 году в этот район направился местный охотник Воронов Виталий Иннокентьевич с группой школьников из п. Ванавары и в районе рек Хуги и Кулинда, где они и обнаружили вывал аналогичный западному. Они пересекли часть вывала, но каких либо научных изысканий они провести не могли, зафиксировав только факт наличия восточного вывала.

Позднее я обратился к геологам, работающим в этом районе, с просьбой посмотреть на их взгляд наличие в восточной зоне каких либо аномалий, указав при этом район граду на градус. Это площадь в 600 км2. И получил от Вальчака Владимира Ивановича схему, по его мнению, интересных для исследований двух аномалий: гравитационной и магнитной.

На этой схеме показаны два района аномалий, отрицательная аномалия гравитационного поля соответствует аномалии положительной магнитного поля. В северной части знаки совпадают.

Как считает В.И. Вальчак предпочтительнее для проведения исследований положительная гравитационная аномалия, и вот по каким соображениям: это отдельно расположенная аномалия большой интенсивности с четкими градиентами. Со штокообразной интрузией трапов мешает увязать ее практически плоский рельеф в пределах аномалии. Обычно на участках увеличения мощности трапов наблюдается сильно расчлененный рельеф со значительными перепадами высот. Расчеты показывают, что гравитационной аномалии отвечает объект мощностью около 200 метров при плотности 3,20 г/см3 и около 100 метров при плотности 4,0 г/см3. Верхняя кромка объекта по расчетам залегает на глубине около 150 метров, но эта величина рассчитывается довольно неоднозначно.

Отрицательная гравитационная аномалия интересна в том случае, когда при взрыве космического тела оно испаряется (исчезает, пример – Аризонский кратер). Механическое нарушение субстрата (повышенная трещиноватость) плюс рыхлое облажение, заполнившее воронку, могут создать подобную аномалию.

Этот район совершенно не исследован на предмет поиска центра кристаллизации Тунгусской кометы, хотя совершенно неоднозначно то, что землетрясение в пять баллов, зарегистрированное рядом сейсмических станций того времени, вызвано воздушным взрывом, как утверждают многие, но ядерные воздушные взрывы сейсма не дают и ничего в земле не разрушают. Это землетрясение скорее всего вызвано падением «значительных масс», как это считал А. Вознесенский.

В этот район необходима хорошо оснащенная научная экспедиция, для того чтобы найти твердый (железо, камень) центр кристаллизации или же окончательно поставить точку. Комета – это космический лед, пыль и больше ничего!

Вот и разобрались мы в этой загадочной проблеме века. Все очень просто и все очень сложно.

Есть ли необходимость в дальнейших поисках космического вещества в конкретном случае – ядра Тунгусской кометы? Нужно ли оно нашей, да и мировой науке? Думаю, что нет! Если бы оно зачем-то было бы нужно, то его давно бы уже нашли, так как предпосылок к его наличию больше чем достаточно. К примеру, когда политическим силам потребовались аргументы в ходе «холодной войны» по «последствиям «горячей волны» были подняты все архивы, найдены деньги и проведены были достаточно крупные работы, как с американской, так и с советской стороны. Кончился военно-политический спор и этот глубоко информативный, приборно-инструментальные данные и их глубочайший анализ заброшены на далекую полку.

В связи с изменением общей политической обстановки, что привело к сокращению военно-промышленного комплекса, то идут поиски нового врага, если не на Земле, то в дальнем космосе, против комет, метеоритов и астероидов. Хотя эти объекты не беспокоят Землю вот уже два миллиона лет, а такие падения, подобно Тунгусскому, бывают один-два раза в тысячелетие.

Есть ли смысл искать Тунгусское ядро, думаю, что нет. Этот поиск, такая проза жизни все очень дешево и просто, да и чего рыться в земле, да еще и в болоте!

Куда проще затратить миллионы долларов на полеты в хвост какой-то кометы. Это и престижно и денежно, и у всех на виду. Мировая реклама! Пример тому – новый американский проект Contour. В рамках этого проекта июле 2002 года с мыса Канаверал будет запущен космический зонд, который должен отправить на Землю фотографии, спектральные карты ядер и пылевых хвостов по крайней мере трех комет, мимо которых зонд пройдет на расстоянии около 100 км, что по космическим масштабам можно будет назвать полетом «в притирку». Первое рандеву состоится в ноябре 2003 года с кометой Энке, второе – в июне 2006 года с кометой Швасманна-Вачманна-3, и, наконец, в августе 2008 года – с кометой Д Арреста. Руководителем проекта назначен доктор Джозеф Веверка из Корнелльского университета, а затраты на экспедицию составят 154 млн. долларов.

Хорошая престижная программа: пять лет на подготовку и еще пять лет на слежение и обработку научных данных, а вы о каком-то ядре Тунгусской кометы.

Это космическая катастрофа будет и дальше обрастать мифами: как затонувший корабль ракушками, да и забудется, вскоре канет в лету за ненадобностью!