Главная
Архивные документы
Исследования КСЭ Лирика
Вернуться
Смета
Проект устройства Тунгусского метеоритного заказника
О необходимости заповедования района Тунгусской катастрофы
Каталог
О необходимости заповедования района Тунгусской катастрофы 1908 г. Львов Ю.А., Васильев Н.В.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Архивные документы » Фонд Львова Ю.А. » ФОНД №Р - 1991 » 121 » О необходимости заповедования района Тунгусской катастрофы

30 июня 1908 г. севернее Подкаменной Тунгуски , Красноярский край, на высоте 5-8 км над поверхностью Земли произошёл взрыв круп­ного космического тела, во время которого выделилась энергия с тротиловым эквивалентом 10-40 мегатонн. Вызванная космическим телом ударная волна повалила лес на площади 2150 км2 и вызвала световые, звуковые, сейсмические, геомагнитные эффекты, отмеченные на большей части территорий Сибири. Барические и атмосферно-оптические аномалии достигли при этом глобального развития. Не подлежат сомнении, что в 1908 г. в Сибири произошло редкое природное событие, изучение которого позволяет получить принципиально важные сведения о строе­нии дальнего космоса.

Исследование этой суммы явлении в процессов, условно обозначае­мых как "падение Тунгусского метеорита" было начато в середине 20-х годов Л. А. Куликом. В течение последующих 60 лет многочисленные /свыше 60/ экспедиции АН СССР, Томского госуниверситета и Всесоюзного астрономо-геодезического общества собрали огромный тактический матерная, необходимый для решения ряда фундаментальных задач, в том числе: - определение элементного и изотопного состава космического вещества, изучение вопросов эволюции солнечной системы; - исследо­вание механизма взаимодействия крупных метеорных тел с атмосферой Земли; - изучение материального обмена в системе "Земля-Космос"; - исследование роли космического вещества в биосферных процессах.

В связи с углублением знании о космосе и возрастающей техничес­ком оснащённостью научных исследований, ценность получаемой по Тунгусскому метеориту информации с каждым годом растёт. Вместе с тем, в последние время в результате интенсивного промышленного освоения труднодоступных районов Сибири возрастает угроза нарушения природного состояния района Тунгусского падения, что требует принятия срочных мер к объявлению его государственным биосферным заповедником или, как минимум, заказников.

Эта необходимость вытекает также из ряда других, не менее важных, обстоятельств. Следует вдеть в виду, что район Тунгусского падения опустошен надземным взрывам, сопоставимым по энергии и эквиваленту с наиболее мощным термоядерными взрывами. Понятно, что изучение как ближайших, так и, отдалённых последствии, воздействия на биосферу взрывов мегатонной мощности является в современную эпоху проблемой огромной значимости - не только научной, но и социальной.

Далее, уникальность явления, многообразие вызванных им эффектов, "стирание" следов катастрофы потребовала разработки ряда оригиналь­ных методов исследования, многие из которых перспективны не только для метеоритики, но и для использования в других отраслях науки и народного хозяйства /Львов Ю.А. и др.1974; Бояркина А.П. и др., 1976; Голенецкий С.П. и др., 1981/. Эта методическая работа продол­жается Район падения метеорита уже сегодня представляет собой поли­гон, на котором происходит отработка методологии комплексного иссле­дования крупномасштабного космического явления неизвестной природы.

Наконец, можно считать твёрдо установленным, что ряд последст­вий Тунгусской катастрофы имеют пролонгированный, характер и разви­ваются на протяжении многих десятилетий; например, биологические, в том числе мутационные, процессы, происходящие в районе падения. Совершенно очевидно, что эти явления требуют длительного системати­ческого наблюдения и тщательного исследования природного /земного/ фона. Но есть и другие причины, по которым район катастрофы является в настоящее время природоведческим полигоном, эталонным для севера лесной зоны Средней Сибири, территории весьма, своеобразной по ланд­шафтному облику и по многим природным характеристикам. Последнее обстоятельство требует пояснения. Оно связано с тем, что в начальный период исследований за последствия катастрофы нередко принимались чисто земные образования: карстовые и термокарстовые провалы, заболоченные озёра, следы древнего вулканизма и т.д. /Кринов Е.Л., 1949/. Позже выяснилось, например, что эпицентр взрыва по случайному стечению обстоятельств совпал с центром древнего вулкани­ческого кратера, области повала и ожога леса частично совпали с райо­нами разновозрастных лесных пожаров, а центральная область Тунгусской катастрофы характеризуется исключительно мощным развитием термокарста, имитирующего метеоритные кратеры. Всё это потребовало детально­го исследования природного фона района с позиций различных естествен­но-научных дисциплин. Можно полагать, что ни один район на севере Средней Сибири не был объектом столь пристального, хотя и несколько одностороннего, вникания специалистов в различных областях естество­знания, как район падения Тунгусского метеорита.

К настоящему времени он достаточно полно охарактеризован на пред­мет геологии и палеовулканологии, детально описано состояние его ле­сов /Бережной В.В., Драпкина Г.И., 1964; Некрасов В.И., Емельянов ЮЛ. 1967 и др./ и болот /Шумилова Л.В., 1931; Львов Ю.А. и др., 1963/, выявлены многие биологические особенности его флоры и фауны /Мульдияров Е.Л., Лапшина Е. Д., 1985; Дмитриенко В.К. и др., Заповедование района позволило бы не только продолжить эти исследования, но стимулировало бы дальнейшее использование его в качестве опорного полигона для комплексного изучения специфики природы среднетаёжной подзоны Средней Сибири.

Район падения находится на междуречье правых притоков Подкаменной Тунгуски рек Чуни и Чамбы и геологически относится к Тунгусской впадине /синеклизе/ Сибирской платформы. В палеозое здесь существовало мелководное море, расчленившееся впоследствии на ряд, опреснившихся лагун, заросших древовидными споровыми и голосеменными растениями. Толща минеральных осадков этого времени, переслаиваясь с обугленными остатками растений, дала так называемый "продуктивный отдел" Тунгус­ской свиты /Обручев СВ., 1931/. Бурная вулканическая деятельность, охватившая западную часть Сибирской платформы в конце палеозоя - начале мезозоя, затронула всю территорию заказника. Здесь широко распространены туфогенные породы - смесь вулканического пепла с осколками осадочных пород. Центр района падения представляет собой огромный кратер /кальдеру/ мезозойского возраста с многочисленными побочными кратерами как внутри основного, так и по его наружным склонам. Магма, внедрившаяся в виде пластовых интрузий в осадочную и туфогенную толщи,и вулканические конусы обра­зовали выходы изверженных пород -"сибирских траппов". Устойчивые физическому выветриванию трапповые тела часто обна­жаются на поверхности, сохраняя формы древних вулканических структур; с ними связаны скалистые обрывы и каменные россыпи - "курумники", сползающие со склонов возвышенностей.

Водораздел Подкаменной Тунгусски и Чуни в целом носит характер полого-холмистой сильно заболоченной равнины. Разнообразие вносят лишь выходы трапповых тел, возвышающиеся на 100-300 м в виде столовых гор или конических сопок. Иногда сопки сливаются в цепи, сопровождающие течение рек, например, "ожерелье Макикты" - по выражению Л. А.Кулика, или же имеют вид вложенных друг в друга прерывистых колец. Такова Метеоритная котловина в центре района, окружённая кольцом невысоких, но крутосклонных трапповых хребтов. Возвышенности центральной части этой кальдеры /остатки более поздних вулканов/ - г.Фаррингтон с отно­сительной высотой около 300 м и вершина Стойкович, у подножья которой расположена Метеоритная заимка, около 150 м. Кольцо подобных крутосклоновых сопок открыто на север в систему р.Кимчу, левого притока Чуни, а на юге обрывается в долину Хушмо и прорезано висячей долинкой ручья Чургим с живописным каскадом.

В целом, район падения Тунгусского метеорита представляет собой невысокое плато /средняя абсолютная высота 400-600 м /, сложенное с поверхности маломощными рыхлыми четвертичными отложениями, преимущественно флювиальными наносами, и расчленённого глубоко врезанными доли­нами рек на отдельные, иногда хребтообразно удлинённые плоские междуречья. Небольшие трапповые возвышенности придают местности характер горной страны. Это впечатление усиливает обнажения горных пород в долинах рек, обилие камня в их руслах, наличие перекатов или даже небольших порогов.

Речная сеть района образована притоками Чамбы и Чуни. Чамба в среднем и верхнем течении имеет сильно заболоченную долину, летом мел­ководна, вплоть до образования бродов близь устья и на участке неболь­шого порога в месте пересечения тропой Кулика. Правый приток Чамбы -р. Хушмо, протекающая в 6 км к югу от метеоритной заимки, имеет харак­тер горной речки с крутыми берегами и многочисленными шиверами в рус­ле. По северной части района протекает р.Камчу, включающая в свое те­чение небольшое озеро Чеко. Тихая, с болотистыми берегами в верховьях, ниже Чеко она образует перекаты и пороги. Только в устье река замедляет течение. Водораздельное пространство между Чамбой и Кимчу значительно заболочено и в болотных массивах здесь зарождаются ручьи, принадлежащие к бассейнам разных рек. Так обстоит дело с мелкими при­токами Кимчу и Хушмо, берущими начало в болотах Метеоритной котловины. Район расположен в пределах зоны отрицательных среднегодовых тем­ператур, в области островной вечной мерзлоты. Ему свойственны следую­щие климатические показатели: среднегодовая температура -6°, годовое количество осадков - 388 мм, количество дней с отрицательными темпе­ратурами - 255, максимальное количество осадков приходится на июнь и июль. Июль единственный безморозный месяц, его средняя температура 16°, однако дневные температуры нередко превышают 30°. Вегетационный период 110-120 дней. Район находится вне влияния атлантических циклонов, по­этому зимой продолжительны периоды устойчивой и ясной морозной погоды с очень низкими температурами, достигающими -55 -58°. Снеговой покров небольшой, что способствует глубокому промерзанию почвы. Летнее про­гревание почвы во многом зависит от местных условий: плотности лесного болота, наличия мохового покровам или торфяного пласта, в результате чего в плохо прогреваемых грунтах и почвах накапливается вечная мер­злота. Вечная мерзлота приурочена к торфяным отложениям. Промёрзшим ока­зывается или весь болотный массив, или в нём образуются отдельные торфяные бугры высотой 3-4 м над поверхностью талой части болота. Про­морожен как торф, так и залегающие под ним слои грунта. Бурение на Метеоритной заимке /1929 г./ вскрыло нижний уровень мерзлоты на глубине 25 м; ниже располагался водоносный горизонт. В сухих бугристых торфя­никах поверхностный слой оттаивает летом лишь на 35-45 см от поверх­ности, в заболоченных долинках ручьёв под моховой дерниной мерзлота спускается до 45-50 см. Минеральные грунты поверхностной вечной мерз­лоты, как правило, не содержат. Район заказника находится на южной границе островной вечной мерзлоты, поэтому она неустойчива. Наряду с её накоплением происходит протаивание и проседание грунта, приводящее к образованию топких болотных депрессий.

Почвенный покров создают маломощные скелетные почвы, подзолистые почвы на лёгких по механическому составу грунтах и торфяно-болотные почвы, развитые в депрессиях рельефа, по долинам ручьёв и речек. Бо­лотные почвы, как правило, являются мёрзлыми, даже если они содержат маломощный торфяной пласт. Мощность подзолистых почв обычно не велика, в разрезе 30-60 см, а подзолистый процесс очень слабо выражен. Так /Шумилова Л.В. 1963/, в почвенном разрезе под Ванаварой глубина профиля составляла всего 65 см при гумусовом горизонте АI = 3 см, дающем светло-серые по­тёки и карманы до глубины 41 см; материнская порода – светло-серый пе­сок с мелкими окатанными камушками - прослежена до 175 см. Разрез на трапповой сопке Стойкович показал следующее: бурая глина с черноватым оттенком, мощностью 5 см, лежит на обломках траппов, заполняя между ними карманы» и до 65 cм - крупные камни траппа с бурой глиной между ними; ниже - сплошной камень.

Растительный покров района падения Метеорита образуют типичные для этой части Средней Сибири светлохвойные сосновые и лиственничные леса, при этом первые приурочены к выходам туфитов и продуктов их выветрива­ния и к песчаным отложениям, а конкурирующая с сосной лиственница занимает господствующее положение на скелетных почвах, на известняко­вых осадочных породах и на глинсито-суглинистых отложениях слабо дре­нированных пространств. Район входит в полосу расселения гибридных форм лиственницы /л.сибирская х л. Гмелина/; кедр и ель обычно состав­ляют небольшую примесь к светлохвойным породам, но на тяжёлых почвах встречаются участки еловых лесов. Пихта встречается редко.

Наиболее распространены лесные сообщества кустарниковой группы, особенно "ягодные" боры с обилием голубики, брусники, реже толокнянки и водяники. В подлеске, довольно разреженном, встречаются ольховник, можжевельник, изредка - шиповники, нередки багульник болотный, таволга средняя. Травяной покров развит слабо: рассеянно произрастают кошачья лапка, костяника, водосбор и пр., слабо развит мохово-лишайниковый покров. Таёжные леса /из темнохвойных пород/ развиты или по речным до­линам, или по плоским пространствам между сопками. В древостое их при­мерно в равных количествах участвуют лиственница и ель, а в подлеске обильны береза, ольха, рябина, ива, бузина, красная смородина. Кус­тарнички - багульник, голубика - малообильны, хорошо развит моховой покров, в травяном чрусе встречаются как низкорослые таёжные тенелюбы - грушанка, линнея, так и представители крупнотравья - борец, живо­кость, копьевник, василистник.

В долинах рек центральная часть речных террас обычно занята лиственнично-кустарничково-сфагновыми мёрзлыми болотами со сложным мелко­бугристым рельефом. Вдоль русел рек, где мерзлота отступает, образует­ся полоса низкорослых елей и лиственниц с мозаикой зеленомошных, кустарничковых, мелкотравных и сфагновых фрагментов. Ложбинообразные до­лины ручьёв заняты ерниками - зарослями болотных кустарников, среди которых обычны березки приземистая и тощая, ивы. Многие ерники имеют постепенные переходы к мелкобугристым молодым болотам. В напочвенном покрове ерников обычны зелёные мхи /томентгипнум, аулакомниум/, мелкие осоки и большая группа ксероформных растений - типчак, курильский чай и пр. Слой органических отложений в ерниках небольшой - 10-50 см, к концу лета он обычно полностью оттаивает.

Широко распространены болота, заполняющие как днища обширных вул­канических котловин, так и всевозможные лощины и долины ручьёв. Харак­терны сложные разветвлённые болотные системы, в которых сочетаются бугристые мерзлые участки, разделённые топкими понижениями, и талая часть системы, по которой происходит сброс избыточных болотных вод. В окрестностях Метеоритной заимки расположено обширное талое грядово-мочажинное Южное болото, к которому широким языками примыкают бугрис­тые торфяники склонов котловины, получившие самостоятельные названия /Центральный /Северный/ торфяник, Чургимский торфяник, западный язык и т.д./. В растительном покрове как гряд, так и мочажин Южного болота участвуют гипновые и сфагновые мхи, болотные травы и кустарнички /вах­та, пушицы, клюква, подбел и пр./, а в растительности бугров доминиру­ют лишайники и сфагновые мхи. По грядам Южного болота растут деревья - сосна, лиственница, береза пушистая; сосна и кедр встречаются и на торфяных буграх. В основании торфяной залежи как та­лых, так ж мёрзлых болот лежат низинные осоковые и гипновые торфа, которые в период термического минимума /около 1,5 тыс. лет. назад/ испытали промерзание, что привело к развитию бугров. Накопле­ние мерзлоты и образование новых очагов мерзлотных болот продолжается ж в настоящее время.

Из других типов интразональной растительности следует отметить со­общества скальных обнажений и каменистых осыпей, где выявляется большое разнообразие холодостойких и сухолюбивых растений, многие из которых являются реликтами плейстоценового возраста. В поймах рек узкими поло­сами вдоль русла формируются травянистые ценозы /осоковые, вейниковые/, имеющие вид живописных лугов. Своеобразна также высшая растительность шивер и речных перекатов.

Животный мир района довольно разнообразен. Здесь многочисленны лось, медведь, северный олень, встречаются лиса, россомаха, соболь, обильно поголовье белки, бурундуков, есть летяга, колонок, горностай. Боровая дичь представлена рябчиком, куропатками, тетеревом, глухарём; на озёрах и речных плёсах встречаются утки, гуси, гагары, на озере Чеко обитают лебеди. В реках обильны щука, налим, хариус. Фауна бес­позвоночных отличается слабым развитием группы почвенных животных -кольчатых и круглых червей, колембол и пр. - и обильным населением лесной и болотной подстилки, В течение всего тёплого сезона очень обилен гнус - комары, мокрецы, в июле наблюдается массовый вылет слешей и оводов. Низкие температуры почвы не препятствуют развитию видов лес­ных Муравьёв, гнёзда которых - муравейники - на прогреваемых склонах нередко образуют крупные скопления.

Предлагаемые границы заказника близки границам области вывала леса, возникшего при взрыве Тунгусского метеорита. В ряде случаев они отступа] ют от границ вывала, удовлетворяя условию быть проложенными по хорошо выраженным местным рубежам - рекам, гребням водоразделов, дорогам. Восточная граница проходит по дороге Ванавара - Стрелка-Чуня. Она начи­нается в верховьях ручья Нерюнда /притока р.Ванаварки/ в 23 км к северу от пос. Ванавара, пересекает р.Чамбу у впадения ручья Болодект, затем переваливает водораздел к р. Хушмо и пересекает её около устья ручья Корё. Далее, следуя вдоль Корё, граница выходит на приток Хушмо ручей Укикиткон и от его верховьев выходит на р.Кимчу у устья ручья Иркин, проходит около 3 км по его течению. Затем сворачивает на запад и по местным водоразделам выходит на верховья ручья Чепракон, а затем на ручей Ядуликан /приток Кимчу/.

По ручью Ядуликан граница достигает р. Кимчу в её среднем течении и уходит на юг по ручью Верхний Хаталак /приток Кимчу/ до его верховьев. Затем по водоразделу Кимчу-Муторай выходит на верховья ручья Далык, пересекая здесь тропу Ванавара-Муторай, уже по водоразделу Хушмо-Муто-рай выходит на истоки ручья Чавидокон и, затем, на истоки р.Верхняя Лакура /приток Подкаменной Тунгуски/. Проходя вниз по этой реке грани­ца достигает оз. Пеюнга и, огибая его с севера, выходит на тропу от озера к Ванаваре. По тропе через верховья ручья Херельган граница вы­ходит на Чамбу в месте пересечения её тропой Кулика около устья ручья Хаворкикта. По этому ручью и по его правому притоку граница выходит на верховья ручья Нерюнда, где замыкается на дороге Ванавара-Стрелка-Чуня. Общая длина границ заказника 230 км, из них 96 км проходит вдоль дорог и троп, 63 км вдоль рек и ручьёв и 71 км по водоразделам.

Наибольшая концентрация следов Тунгусского метеорита наблюдается в центральной части района, в окрестностях Метеоритной заимки. Это наиболее посещаемая территория, требующая особо бережного отношения. Южная граница ею проходит по реке Хушмо от её истоков до устья ручья Ямоко и, далее, до его верховьев, где выходит на р.Кимчу. Проходя по правому борту долины Кимчу и огибая озеро Чеко, граница в 2 км ниже озера пересекает р.Кимчу, проходит по ручью Чеко до его верховьев и там выходит на истоки Хушмо. В пределах центральной части района рас­положены основные тропы и просеки, постройки, памятники природы.

Территорию заказника пересекают две старые оленные тропы: I.тропа Кулика - от Ванавары до метеоритной заимки и далее на Стрелку-Чуню 2. Муторайская тропа, отходящая от первой у р.Макикты и ведущая в по­сёлок Муторай. Кроме того, проложена тропа от пос. Хрустальный до урочища Пристань на р.Хушмо; она выходит на тропу Кулика в 5 км от брода через Хушмо. Общий путь от Ванавары до заимки около 80 км. Пере­движение по тропам в летнее время возможно только пешком или вьючными оленями. Основная масса экспедиционного груза в настоящее время доста­вляется вертолётами, для чего у Метеоритной заимки оборудована посадочная площадка. Река Хушмо в летнее время недоступна даже для мело-сидящих лодок и поэтому водный путь в центр района /от Ванавары по Подкаменной Тунгуске,- Чамбе - Хушмо/ не используется.

Метеоритная заимка состоит из двух изб барачного типа -"жилых изб", неотапливаемого хозяйственного сруба /"кузница"/ и лабаза. Эти пост­ройки были срублены в 1918 г. бригадой кежемских плотников и с неболь­шими переустройствами сохранились в первоначальном виде. Решением Красноярского крайисполкома они квалифицируются как исторический па­мятник. К комплексу помещений Метеоритной заимки относятся также охот­ничьи избы на р.Хушмо /"Пристань"/, на озере Чеко и новая избушка на р.Кимчу. В летнее время они используются как лабораторные помещения.

В целом, район падения Тунгусского метеорита и Метеоритную заимку следует рассматривать как крупный многолетний действующий научный стационар. К настоящему времени объём научных публикаций по Тунгусскому метеориту и по району его падения превышает 400 наименований /Василь­ев Н.В., Филимонова В.А., 1967; Иванова Г.М., Фаст Н.П., 1980/. К наи­более крупным массивам фактических данных относятся каталог вывала леса /Фаст В.Г. и др., 1967; Фаст В.Г. и др., 1983/, каталог следов лучистого ожога деревьев, по­казания очевидцев катастрофы /Васильев Н.В. и др., 1981/, материалы обсерваторий мира за июнь-июль 1908 г., архив сообщений по явлениям 28 июня-2 июля 1908 г. из газет России и Западной Европы, сводка све­дений по развитию и распространению оптических аномалий в июне 1908 г. /Васильев Н.В. и др., 1965/, фонд данных по содержанию космических сферических частиц в торфах и почвах района падения, материалы по ле-сотаксационным характеристикам района падения, каталог аномалии, /му­таций/ сосны, комплекс данных по палеомагнетизму горных пород и ряд других материалов.

К сожалению, лишь часть этого материала опубликована или подготовлена к публикации. В последние годы район падения Тунгусского метеорита привлекает внимание как биосферный полигон, в почвах и атмосфе­ре которого минимальна доля земных аэрозолей и высока доля космичес­кого вещества. Этот район удалён от источников промышленного загрязнения, очагов активной вулканической деятельности, зон эолового переноса земной пыли. Такие организации как институт оптики атмосферы /Томск/, институт прикладной геофизики /Москва/, институт геохимии и минералов АН УССР /Киев/. рассматривают и используют эту территорию в качестве контрольного района при работах по оценке индустриальных загрязнений воздуха и почвы; Исследование района падения Тунгусского метеорита интересует не только учёных, эта проблема привлекает внимание очень широких кругов населения. Газетные и журнальные публикации, кино- и телефильмы ос­таются популярными уже в течение десятков лет как в СССР, так и за рубежом. Роль изучения Тунгусского метеорита в деле популяризация науки очень велика. Только в советских массовых изданиях было опубли­ковано несколько сот сообщений об этой проблеме.

По характеру заповедования Тунгусский метеоритный заказник должен быть комплексным /биосферным/. Охране подлежит вся совокупность ком­понентов природной среды /биогеоценотический покров/ и следы их нару­шения Тунгусским метеоритом - вывал леса, термические и баллистичес­кие повреждения деревьев, почвенный и болотный покровы, содержащие вещество Тунгусского метеорита, магнитные и радиационные воздействия Тунгусского взрыва. Уровень заповедования - республиканский. По своему научному и познавательному значению район падения Тунгусского метео­рита находится в ряду важнейших естественноисторических и культурных заповедных мест нашей страны и относится к природным памятникам миро­вого значения.

Развитые в районе отрасли хозяйства - промысловая охота на пушного зверя и горное производство, специализирующиеся на добыче редких мине­ралов, не находится в противоречии с режимом заповедования. Зимний промысел пушного зверя производится ловушками ущемляющего и давящего типа, расположенными вдоль охотничьих троп, не нарушающих структуры растительного покрова. Хозяйственные мероприятия рудника Хрустального производятся на ограниченных площадях и также не наносят ущерба охраняемым объектам заказника.

Запретными на территории заказника должны быть мероприятия, свя­занные с нарушением биогеоценотического /почвенного и растительного/ покрова на больших площадях - лесоповал, вскрышные землеройные рабо­ты и т.д. Запретными также должны быть виды производственной деятель­ности, вызывающие индустриальное загрязнение воздуха, воды или почвы, даже в небольших размерах. Нежелательно проникновение на территорию заказника мощных транспортных средств /тракторов, вездеходов/, исполь­зование в границах заказника значительных количеств привозного топли­ва - нефти и каменного угля. Перечисленные ограничения позволили бы законсервировать многие следы Тунгусской катастрофы и обеспечить их исследование более совершенными методами, которыми пополняется арсенал науки.

При решении вопроса о необходимости объявления района Тунгусской катастрофы государственным заповедником или заказником следует иметь ввиду, что природа "Тунгусского метеорита" остаётся по сей день во многом загадочной. Само по себе это обстоятельство заслуживает пристального внимания. Природа космических, тел, способных при столкновении с Землёй вызвать надземные взрывы огромной мощности, нуждается в установлении не только с позиции чистой науки, но и с точки зрения межго­сударственной безопасности, ибо повторение события 1908 г. в совре­менную эпоху может спровоцировать ядерный конфликт. Напомним, что если бы вторжение "метеорита" в атмосферу Земли произошло на 4 часа позднее, в эпицентре взрыва оказался бы Петербург и это неизбежно привело бы к гибели множества людей.

Из числа предложенных для объяснения Тунгусское катастрофы вер­сий наиболее принятой и аргументированной ныне является гипотеза о столкновении Земли с ядром небольшой кометы. Если эта гипотеза будет подтверждена, научный интерес к району Тунгусского падения резко возрастёт, так как в этом случае он окажется единственным на земной поверх­ности "пятном", содержащим недавнее кассовое выпадение космического материала, определение состава и свойств которого является одним из ключевых моментов для понимания происхождения и эволюции Солнечной системы. Не меньший научный интерес возбудит этот район в случае подтверждения альтернативной гипотезы об искусственной природе Тун­гусского метеорита.

Таким образом, проблема государственного заповедования района падения Тунгусского полностью назрела. Уникальная научная информация, получаемая ныне и которая будет получаться в дальнейшем, вне сомне­ния полностью окупит в сущности небольшие затраты, потребные для приведения в жизнь этого важного начинания.

Литература

  1. Бережной В.В., Драбкина Г. И. Изучение аномального прироста леса в районе падения Тунгусского метеорита.- Метеоритика в.24, 1964,с.162-169.
  2. Бояркина А.П. Васильев Н.В., Глухов Г.Г., Николаев А.В., Резчиков А.И., Тюлюдо Е.Б. О загрязнении техногенными отходами почв окрестнос­ти промышленных центров по данным снеговой и торфяной съёмки. -Экс­пресс-информация "Гидрология", в.З /47/, Обнинск, 1976, с. 22-24.
  3. Васильев Н.В., Ковалевский А.Ф., Разин С.А., Эпиктетова Л.Е. Пока­зания очевидцев Тунгусского падения. -Деп.рук.ВИНИТИ, № 5350 -81 деп., 1981, - 304 с.
  4. Васильев Н.В., Журавлёв В.К., Журавлёва Р.К., Ковалевский А.Ф., Плеханов Г.Ф. Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связан­ные с падением Тунгусского метеорита. М., Наука, 1965, -110 с.
  5. Васильев Н.В., Филимонова В.А. Библиография литературы о Тунгус­ском метеорите. -В кн.:Проблема Тунгусского метеорита, в.2, Томск: изд-во Томск. унив., 1967, с.187-209.
  6. Глинка К.Д. Материалы к изучению почв Заангарья. Тр.почв.-ботан. эксп. по изуч. колониз. р-нов Аз. России, ч.1, СПб, 1912, с.1-74.
  7. Голенецкий С.П., Жигаловская Т.Н., Голенецкая С.И. Роль атмосфер ных выпадений в формировании микроэлементного состава почв и растений. - Почвоведение, 1981, № 2, с.41 - 48.
  8. Иванова Г.М., Фаст Н.П. Библиография работ Комиссии по метеоритам и космической пыли СОАН СССР /1960-1978/. -В кн.: Взаимодействие ме­теоритного вещества с землёй. Новосибирск: Наука 1980, с.22-44.
  9. Кринов Е.Л. Тунгусский метеорит. М., изд-во АН СССР, 1949, - 196 с. Львов Ю.Л., Васильев Н.В., Иванова Г.М. Метод исследования динамики выпадения промышленной пыли на больших площадях. - Гигиена и санитария, 1974, № 8, с.97-98.
  10. Львов Ю.А., Лагутская Л.И., Иванова Г.М., Мильчевский В.И., Райфельд А.Ф., Говорухин В.И., Бояркина А.П. Болота района падения Тун­гусского метеорита. -В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Тр.Томск., отд. Всесоюзн. геогр. об-ва. Томск: изд-во Томск. унив., т.У, 1963,с.34-47
  11. Мульдияров Е.Я., Лапшина Е.Д. Датировка верхних слоев торфяной за­лежи, используемом для изучения космических аэрозолей. - В кн.: Метеоритные и метеорные исследования, Новосибирск: Наука, 1983, с.75-64.
  12. Некрасов В.И., Емельянов Ю.М. К вопросу восстановления таксационных характеристик "докатастрофного" леса в районе падения Тунгусского метеорита. - В кн.: Проблема Тунгусского метеорита, вып.2. Томск: из-во Томск. унив., 1967, с. 123-126.
  13. Обручев С.В. Поездка на реку Подкаменную Тунгуску. - Изв.Красноярского отд.Русск.геогр.об-ва. Красноярск, 1931.
  14. Фаст В.Г., Бояркина А.П., Бакланов М.В. Разрушения, вызнанные ударной волной Тунгусского метеорита. -В кн.: Проблема Тунугусского метеорита, вып.2. Томск:изд-во Томск. унив, 1967, с.62-104.
  15. Фаст В.Г., Фаст Н.П., Голенберг Н.А. Каталог повала леса, вызван­ного Тунгусским метеоритом. - В кн.: Метеоритные и метеорные исследо­вания. Новосибирск: Наука, 1983, с. 24-74.
  16. Фуряев В.В. Лесные пожары в районе падения Тунгусского метеорита и их влияние на формирование лесов. - В кн.: Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1975, с.72-87.
  17. Шумилова Л.В. О бугристых торфяниках южной части Туруханского края. Изв .Томск. отд. Русск. бот. об-ва. Томск, т.III, в.1-2, 1931, с.
  18. Шумилова Л.В. Очерк природы района падения Тунгусского метеорита. –В кн.: Проблема Тунгусского метеорита. Тр. Томск.отд. Всесоюзн. геогр. об-ва. Томск: изд-во Томск, унив, т.У, 1963, с. 22-33.
© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт